Социализация ребенка как педагогическая проблема

Ещё десятилетие назад понятие «социализация» использовалось только специалистами в области социологии и социальной психологии, а педагогика описывала все механизмы формирования личности через категорию «воспитание». Сейчас «социализация» — самое широкое понятие среди процессов, характеризующих образование личности. Она включает в себя не только сознательное усвоение ребенком готовых форм и методов социальной жизни, способов взаимодействия с материальной и духовной культурой, адаптацию к обществу, но и развитие своего социального опыта, ценностной ориентации и собственной стили жизни.

Социализация представляет собой развитие человека на протяжении всей его жизни во взаимодействии с окружающей средой, в процессе которого он усваивает социальный опыт и активно реализует себя, изменяя и жизненные обстоятельства. Социализация осуществляется с помощью общения, а также путем идентификации человека с обществом и обособлением личности в нем [1, с. 102].

Известный французский юрист Ж. Тард рассматривает процесс социализации как включение индивида в нацию, в народ. Общество Ж. Тард описывает как группы людей, одинаково воспитанных, обладающих одинаковыми средствами к жизни, взаимно влияющих друг на друга. Социализация понимается как «многосторонняя однообразность, к которой идет общество».

В 60-70-х гг. XX в. проблема социализации стала широко обсуждаться в западных научных исследованиях.

В 1956 году термин «социализация» был внесен в реестр Американской социологической ассоциации. Это означало его официальное принятие и направило усилия на изучение этого процесса [2, с. 98].

В социологических исследованиях зарубежных ученых существует два подхода к теории социализации. Критерием разделения является позиция личности в процессе социализации. Обозначим и проанализируем эти подходы. В рамках первого субъект объектного подхода можно выделить два направления:

  1. Представителем первого направления является З. Фрейд. Его идеи основаны на принятии человека как биологического существа, которое лишь приспосабливается к условиям существования в обществе. Социализация сводится к согласованию внутренних потребностей человека, его инстинктов с внешним «табу».
  2. В начале XX в. появляется второе направление в изучении понятия «социализация» с точки зрения социологов. В исследовании Э.А. Домбравского выделены и проанализированы ветви в рамках данного направления:

- Культурологическое направление интерпретирует социализацию как процесс усвоения культуры. Культура — это предпосылка, цель и результат социализации. Процесс социализации — это механизм трансляции духовной культуры от поколения к поколению (Дж.Уайтинг, И. Гайлд).

Школа структурно - функционального анализа, которая берет начало от школы Эмиля Дюркгейма. Смысл позиции Э. Дюркгейма сводится к признанию приоритета общества над личностью, что человек в процессе социализации занимает пассивную позицию, а сам процесс социализации — это адаптация человека к обществу, которое формирует его в соответствии со своей культурой.

Особый интерес для нашего исследования представляют идеи Т. Парсонса. Первичная социализация, закладывающая основу всего последующего функционирования человека, по мнению Парсонса, происходит в семье. В семье, отмечает он, складываются фундаментальные мотивационные установки человека. Социализация в семье происходит благодаря действиям психологического механизма, который работает на основе сформированного Э.Фрейдом принципа удовольствия - страдания и приводится в действие с помощью награждения и наказаний.

В рамках второго - субъект-субъектного - подхода действует школа символического интеракционизма. Символический интеракционизм основывается на теории межличностного общения Ч.Х. Кули, автор теории «зеркального я», считал, что индивидуальное «Я» приобретает социальное качество в коммуникации, межличностном общении внутри первичной группы (семьи, группы сверстников), то есть в процессе взаимодействия индивидуальных и групповых субъектов.

Эволюционный подход к социализации характеризуют теории самоактуализации (К. Роджерс, А. Маслоу), в соответствии с которыми, совершенствование личности происходит благодаря преодолению кризисов, возникающих проблемных ситуаций. В процессе социализации изменяется структура «Я» личности; она становится более гибкой и открытой, способной к саморазвитию своей человеческой сущности; укрепляются вера, самоуважение, доверие к себе. На эволюцию «Я - концепции» влияет система восприятия и оценки личностью самой себя и своих отношений к миру.

Особое внимание в процессе социализации следует уделять воспитанию свободного человека, который способен делать выбор, принимать ответственные решения, уважать выбор других и уметь противопоставлять свою волю внешнему давлению.

Основными институтами социализации являются семья, дошкольное образовательное учреждение, школа, университет и другие сообщества людей, в которых происходит процесс социализации. Недооценка воспитательной роли того или иного социального института в формировании личности, влияние определенных сфер жизни как фактора формирования личности нарушает целостность, системность общественного воспитания. Объединение воспитательных возможностей окружающей среды и различных образовательных учреждений в процессе социализации личности обозначено современным государством и общественным положением как императив.

Исследователь этнопедагогики Г.Н. Волков показал, что «очень высокая ставка на традиционную культуру воспитания, на педагогическую концепцию в современном мире естественна и закономерна. Национальная традиция воспитания практически является главным условием национального возрождения любых национальных традиций. Это основа основ». Сказанное всецело относится и к этнопедагогике Республики Саха (Якутия).

Любой народ имеет свои этнические черты характера и мышления, свой определенный смысл жизни. Прогрессивные идеи, традиции, обычаи, связанные с опытом воспитания человека, вытекают из духовного наследия народа. Суть этих идей мы находим в трудах первых исследователей истории якутов – А.Е. Кулаковского - Өксөкүлээх Өлөксөй, Г.В. Ксенофонтова, В.В. Никифорова – Күлүмнүүр, С.А. Новгородова, П.А. Слепцова – Ойунского.

Они рассматривали натурфилософские взгляды якутского народа на реальную действительность, понятие о вселенной, о мудрецах, создателях материального и духовного мира народа саха. Анализ их литературного наследия показывает этнопедагогическую ценность взглядов, суждений, идей, убеждений, навыков и приемов народа по вопросам развития и воспитания подрастающего поколения.

Большой интерес для оценки уровня воспитанности и опыта воспитания вызывает произведение А.Я. Уваровского «Воспоминание», где подробно описывается нравы и обычаи якутского народа. Он одним из первых научно изучил эпос - олонхо, песни, загадки, исторические предания, обряды, общественный строй якутского народа. Как человек, проживший среди якутов, знающий якутский язык, он обратил особое внимание на эпос - олонхо, раскрывающий две противоположные силы: доброе начало - айыы и зло - абааhы.

В.Ф. Афанасьев считает, что опыт и усвоение накопленных знаний народом должны оказать значительное содействие формированию личности нового человека. Он пишет, что народная педагогика - это сумма накопленных и проверенных практикой знаний.

По мнению К.С. Чиряева, семейная педагогика основывается на: соблюдении традиций нравственности, духовности; жизненной позиции самими детьми; уважении к другим народам; гуманизме, милосердии и т.д.

Таким образом, в ходе системного анализа социализации личности ребенка (в историческом и современном аспектах) нами было установлено, что в настоящее время недостаточно разработан механизм данного процесса на основе взаимодействия семьи и дошкольного образовательного учреждения, не определены условия эффективного функционирования системы социального воспитания дошкольников в условиях национального детского сада.

Список литературы:

 

  1. Новиков А.М. Педагогика: словарь системы основных понятий. – М.: Издательский центр ИЭТ, 2013. – 268 с.
  2. Шестопал Е.Б. Личность и политика. Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М.: Мысль, 1988. - 203 с.