КОРПОРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И КОРПОРАТИВНЫЙ КОНТРОЛЬ ПРИ СДЕЛКАХ ПО СЛИЯНИЯМ И ПОГЛОЩЕНИЯМ

CORPORATE GOVERNANCE AND CORPORATE CONTROL IN MERGERS AND ACQUISITIONS

Во всем мире продолжается развитие интеграционных бизнес-процессов, консолидация активов и капитала. Российский бизнес, несмотря на непростую геополитическую ситуацию также продолжает экономическую интеграцию. Стратегия диверсификации бизнеса, целью которой является повышение конкурентоспособности, зачастую имеет обратный эффект: вместо одного эффективного бизнеса компания получает несколько недостаточно конкурентоспособных. Именно поэтому, когда стратегия органического роста исчерпывает себя, и иностранные, и российские компании все чаще обращаются к стратегии интеграции, используя такой инструмент по развитию бизнеса как сделки по слиянию и поглощению (M&A, mergers and acquisitions). Сделки по слияниям и поглощениям позволяют расширить бизнес, увеличить его стоимость, получить конкурентные преимущества на рынке.

В процессе реализации сделок по слияниям и поглощениям важная роль отводится корпоративному управлению и корпоративному контролю как в процессе подготовки к сделке, так и в ходе её реализации. Не вызывает сомнения тот факт, что важную роль в процессе реализации процессов слияния и поглощения юридических лиц отводится корпоративному управлению и корпоративному контролю.  

По мнению А.М. Беляловой, переход к рыночной экономике выдвинул необходимость новых подходов к вопросам изменений форм хозяйственных обществ посредством слияния, поглощения, реорганизации [6, с. 147].

Обратимся к терминологии, которая зафиксирована по отношению к слияниям и поглощениям в действующем законодательстве

Так, исходя из ч. 1 ст. 16 ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО), под слиянием обществ признается возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних. В свою очередь, под присоединением понимается прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу [2]. Схожим образом формулируется понятийный аппарат в ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ч. 1 ст. 52, ч. 1 ст. 53) [3]. При этом, не смотря на то что понятие "поглощение" существует и применяется юристами-практиками при реализации соответствующих сделок, формально оно не получило отражения в текущем законодательстве.

При этом ученые предлагали возможные перспективы не только формализации, но развития процедур слияния и поглощения в рамках отечественного корпоративного права. Как отмечают С.А. Егоров, О.В. Школа, целесообразно перенять опыт привлечения к процедуре слияния таких экспертов, как оценщики и аудиторы [7, с. 20]. Данный вопрос урегулирован на уровне Директив Европейского Союза [10, 11], однако локализации положений указанных Директив не уделяется должного внимания.

М.Р. Субботин формулирует следующее определение корпоративного контроля: «корпоративный контроль представляет собой совокупность корпоративных прав участника хозяйственного общества, выражающихся в возможности непосредственно или опосредованно принимать или влиять на принятие решений, связанных с деятельностью корпорации»  [9, с. 454]. Корпоративный контроль оказывает ощутимое влияние на корпорацию, определяет базовые условия ведения предпринимательской деятельности корпорацией. В тоже время, управление выступает в качестве особых механизмов воздействия на корпорацию. В понятие управления корпорацией входит деятельность органов управления юридического лица, связанная с разработкой, утверждением и реализацией соответствующих управленческих решений.

Обращаясь к ст. 65.3 ГК РФ [1], можно сделать вывод о том, что в качестве субъектов корпоративного управления могут выступать коллегиальный и единоличный исполнительный орган юридического лица. В то время как в роли субъектов корпоративных правоотношений могут выступить юридические и физические лица (в т.ч. учредители, участники хозяйственного общества).

А.Н. Беженар таким образом определяет осуществление корпоративного контроля в акционерных обществах: «корпоративный контроль – это возможность влияния участников на выработку и принятие решений обществом, основываясь на определенном объеме корпоративных прав, выражающемся в размере доли в уставном капитале. Корпоративный контроль нацелен на обеспечение и поддержание баланса прав и законных интересов участников акционерного общества и исполнительных органов» [5, с. 179].

Действительно, если остановиться на акционерных обществах, то можно отметить, что исходя из ч. 1 ст. 47 Закона об АО, высший орган управления обществом – общее собрание акционеров общества, вопросы компетенции которого отражены в гл. 7 указанного Закона. Так, при слиянии акционерных обществ, исходя из ч. 2 ст. 16 Закона об АО, совет директоров (наблюдательный совет) каждого из обществ, которые готовятся к слиянию, выносит данный вопрос на повестку дня для принятия решения общим собранием акционеров. Как правило, помимо решения о слиянии, общее собрание акционеров каждого из обществ принимает решение относительно ключевых аспектов такого слияния.

Представляется что меры корпоративного управления при осуществлении сделок по слияниям и поглощениям юридического лица (на примере акционерного общества) осуществляются в большей мере Советом директоров (наблюдательным советом), а также единоличным исполнительным органом. В свою очередь, осуществление корпоративного контроля в большей степени связано с деятельностью общего собрания акционеров, к компетенции которого отнесено решение важнейших вопросов, направленных на соблюдение прав всех заинтересованных субъектов.

В качестве основных гарантий, обеспечивающих права акционеров на участие в общем собрании, выступают:

- соблюдение порядка подготовки и созыва общего собрания акционеров;

- соблюдение требований к количеству акционеров, принимающих участие в общем собрании;

- установленная процедура принятия решений общим собранием.

Д.Н. Заикина совершенно верно отмечает, что зачастую решения оказываются принятыми в результате недобросовестных действий и они вступают в противоречие с предъявляемыми требованиям законодательства и устава [8, с. 25].

         В таких случаях в качестве основного способа защиты нарушенных прав акционеров выступает оспаривание действительности решений общего собрания в судебном порядке. Основу такого права представляют способы защиты гражданских прав, обозначенные в ст. 12 ГК РФ и нормами Закона об АО.

Представляется что необходимую предпосылку к удовлетворению исковых требований о признании недействительным решения общего собрания является, исходя из п. 7 ст. 49 Закона об АО, несоблюдение требований указанных законов, других правовых актов, устава общества. Основания для признания решения общего собрания недействительным включают:

- процедурные нарушения, непосредственно связанные с нарушением требований о созыве, подготовке, проведении общего собрания, голосования и пр.;

- нарушения, связанные с непосредственным содержанием принимаемых решений в части вопросов слияния и поглощения.

Как правило, для оспаривания принятого решения необходимо присутствие ряда условий, среди которых: акционер не принимал участия в общем собрании акционеров или же голосовал против, единовременно права и законные интересы его были нарушены принятым решением. Особенно важно наличие статуса акционера на момент оспаривания принятого решения, исключена возможность оспаривания для лиц, не отнесенных к участникам АО.

Между тем, в практическом применении, могут сложиться ситуации, когда субъект (бывший акционер) обращается с иском о признании недействительными решения общего собрания. Так, Верховный Суд РФ отказал в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам, в связи с тем, что суды пришли к правильному выводу об отсутствии у истца статуса участника общества [4]. Между тем, иск о признании решения общего собрания АО может подаваться бывшим участником, так как ему были причинены убытки в связи с совершением сделок по слиянию и поглощению. Соответственно, возможность обжалования решения (которое могло, в том числе, привести к потере статуса акционера) в такой ситуации отсутствует. В связи с чем, целесообразно закрепить право бывшего участника АО на обжалование соответствующего решения общего собрания акционеров.

         Подводя итоги данного исследования, необходимо отметить, что на сегодняшний день, значительным недостатком гражданско-правового регулирования деятельности корпораций является отсутствие закрепления на уровне закона дефиниций «корпоративное управление» и «корпоративный контроль». Представляется, что введение в нормы специализированных законов, регламентирующих деятельность юридических лиц различных организационно-правовых форм повлияло бы положительно на правоприменительную практику при осуществлении сделок по слияниям и поглощениям юридических лиц.

 

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.
  2. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ (ред. от 04.11.2019) «Об акционерных обществах» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2020) // Собрание законодательства РФ. – 01.01.1996. – № 1. – Ст. 1.
  3. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 04.11.2019) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Собрание законодательства РФ. – 16.02.1998. – № 7. – Ст. 785.
  4. Определение Верховного Суда РФ от 25.12.2015 № 309-ЭС15-16334 по делу № А60-50780/2014. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ARB&n=449039#08868472239076042 (дата обращения: 20.03.2020).
  5. Беженар А.Н. Механизмы приобретения корпоративного контроля в акционерном обществе // Проблемы экономики и юридической практики. – 2018. – № 6. – С. 176-179.
  6. Белялова А.М. Слияние и присоединение как консолидирующие формы реорганизации юридических лиц: зарубежный опыт и российское законодательство // Проблемы экономики и юридической практики. – 2018. – № 6. – С. 146-149.
  7. Егоров С.А., Школа О.В. Слияние и поглощение компаний как составляющая корпоративного элемента интеграционных правовых систем // Вестник Московского университета МВД России. – 2018. – № 6. – С. 19-23.
  8. Заикина Д.Н. Оспаривание решений общих собраний участников хозяйственных обществ как способ защиты нарушенного права // Актуальные проблемы современности: наука и общество. – 2015. – № 2 (7). – С. 25-29.
  9. Субботин М.Р. К вопросу о понятии корпоративного контроля и соотношении с корпоративным управлением // Вестник современных исследований. – 2018. – № 9.4 (24). – С. 453-455.
  10. Directive 2011/35/EU of the European Parliament and of the Council of 5 April 2011 concerning mergers of public limited liability companies // OJ. – 2011. – L 110.
  11. Directive 2005/56/EC of the European Parliament and of the Council of 26 October 2005 on cross-border mergers of limited liability companies // OJ. – 2005. – L 310.