Полномочия адвоката при осуществлении представительства в гражданском процессе

The powers of a lawyer in the implementation of representation in civil proceedings

Институт представительства возник начиная с XV – XVI вв. и сложился во времена церковного представительства, именно в гражданском праве. В дальнейшем, при выделении в качестве самостоятельных отраслей гражданского процессуального, семейного, жилищного, трудового законодательства, нормы о представительстве не только были сохранены, но и трансформировались в каждую отрасль права в зависимости от своеобразия решаемых каждой отраслью задач, приобретая определенные специфические черты.

На сегодняшний день правовое регулирование оставляет выбор представителя на усмотрение лица, обращающегося за защитой нарушенного права в суд. При этом самой актуальной является проблема обеспечения субъектов права квалифицированной юридической помощью.

В современном цивилистическом процессе институт судебного представительства является ключевой гарантией реализации конституционного права субъектов гражданских правоотношений на судебную защиту. Следует подчеркнуть, что несмотря на достаточно длительную историю существования гражданско-процессуального представительства, в доктрине, вплоть до настоящего времени, не наблюдается единообразия в представлениях о сущности анализируемого института и его месте в правовой системе [5, с.160].

Субъекты являются неотъемлемой частью любого правоотношения. При отсутствии субъектов невозможно применение норм права, а также возникновения самого процесса его осуществления и нормативно-правового регулирования.

В отношении института представительства можно выделить три субъекта: непосредственно доверителя, представителя, а также иного третьего лица, с которым у доверителя возникает взаимосвязь из-за совершаемых представителем определенных действий в интересах доверителя. Судебным представителем может быть как физическое, так и юридическое лицо, наделенное полномочиями осуществлять юридически значимые действия в интересах своего доверителя от его имени. К этим лицам относятся лица, которые обладают реальной возможностью совершать эти действия, связанные с охраной прав и законных интересов физических и юридических лиц.

Гражданским процессуальным законодательством РФ предусмотрено, что гражданин вправе вести свои дела в суде лично или через представителя. Законодательством предусмотрен определенный круг лиц, которые имеют право быть представителями в суде, что является определенной гарантией прав всех участников судопроизводства при выборе судебного представителя.

В части 2 статьи 49 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ) [2] закреплено, что представителями в суде (за исключением дел, рассматриваемых мировыми и районными судами), могут выступать адвокаты либо другие лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности.

Формой судебного представительства является судебное представительство по непосредственному назначению суда, которое реализовывается в соответствии со статьей 50 ГПК РФ [2]. Так, например, суд вправе определить адвоката в качестве судебного представителя в том случае, когда отсутствует представитель у ответчика, место жительства которого определить не предоставляется возможным, а также в иных случаях, которые предусмотрены законом. К данным случаям также следует отнести и основания, предусмотренные статьей 26 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [3]. Подобную ситуацию в законодательстве нельзя было признать соответствующей конституционным требованиям, так как ряд граждан оказывались незащищенными в правовом поле.

Вопросы представительства занимали умы ученых не только на современном этапе. Под представителем понималось лицо, которое совершает определенные юридические действия от имени другого лица, на которого и непосредственно распространяются последствия этих действий.

Таким образом, юридически значимая деятельность представителя от имени доверителя обеспечивает достижение целей и задач представительства. Интересен и всеобъемлющий подход к понимаю сущности представительства в гражданском и арбитражном процессе, который заключается в триединстве следующих составляющих элементов: совокупность действий, правоотношение и те нормы права, которые регулируют данную сферу.

Таким образом, сущность процессуального представительства раскрывается через совокупность таких составляющих как: система правовых отношений (внутренних и внешних); динамический процесс, влекущий определенные правовые последствия; самостоятельный институт процессуального права. Как известно, представительство выступает гарантией реализации физическими и юридическими лицами права на судебную защиту, в связи с чем можно сделать вывод о значительной роли рассматриваемого института в современном цивилистическом процессе.

Именно с помощью представителя, субъекты гражданских правоотношений могут осуществить свои процессуальные права и реализовать свои юридические обязанности как по собственному волеизъявлению, так и в случае объективной необходимости услуг представителя (например, недееспособные граждане).

Представители помогают участвовать в процессе лицам, для которых участие в гражданском деле затруднительно или невозможно по каким-либо причинам. В целом, как отмечают некоторые авторы, причины обращения к услугам представителей разнообразны и их можно разделить на две категории: юридические и фактические. Юридические причины использования судебного представительства предполагают, что лицо не обладает полной дееспособностью и в силу прямых установок материального и процессуального законодательства не может напрямую, без участия представителей, использовать свои права и участвовать в судопроизводстве. Иными словами, юридические причины касаются случаев законного представительства.

Добровольное судебное представительство основано на характере отношений между доверителем и его представителем. Так, договорное представительство основано на принципе договорных отношений между доверителем и своим представителем о представительстве в суде. Исходя из природы гражданско-правовых договоров, которые служат основанием для возникновения судебного представительства наиболее распространенным является договор поручения, согласно которому одна из сторон (доверитель) поручат другой стороне (представителю) ведение судебного дела, а также полностью предоставляет поручителю реализовывать права и обязанности представителя. Соглашение об оказании юридической помощи, предусмотренное статьей 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [3] также является своеобразной формой договора поручения.

Однако, сам по себе договор о представительстве еще не является достаточным основанием для возникновения полномочий представителя, поскольку для реализации этих прав необходима выдача доверенности на судебное представительство.

В соответствии с частью 1 статьи 53 ГПК РФ [2], полномочия судебного представителя выражаются в виде доверенности, которая выдается и оформляется в соответствии с законодательством. В соответствии со
статьей 54 ГПК РФ [2], судебный представитель вправе совершать от имени своего доверителя любые процессуальные действия.

Право представителя на подписание искового заявления, предоставление его в суд, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, а также уменьшение их размера, признание иска, заключение мирового соглашение и ряд других полномочий могут быть осуществлены представителем только с предварительного согласования с доверителем.

Дискуссионным продолжает оставаться вопрос о подтверждении объема полномочий адвоката.  На сегодняшний день адвокат может не предоставлять документы о высшем образовании, поскольку адвокатский статус по своей сущность включает в себя наличие у адвоката высшего профессионального образования. Так, адвокаты должны подтвердить свои полномочия доверенностью, а наличие статуса – удостоверением адвоката.

В ходе изучения данной темы мною были выявлены ряд проблемных аспектов, возникающих в правоприменительной деятельности. Так, например, согласно нормам статьи 50 ГПК РФ [2], суд вправе назначить адвоката в качестве представителя в случае, отсутствия представителя у ответчика место жительства которого неизвестно, а также в ряде других случаев, предусмотренных федеральным законодательством РФ. Подобная норма впервые была закреплена в законодательстве РФ, однако повлекла за собой ряд неразрешённых вопросов, например, связанных с оплатой труда адвоката, определение размера его вознаграждения.

Поскольку подобный вопрос не урегулирован нормами действующего законодательства РФ, то он рассматривается по аналогии законодательства (например, в соответствии с нормами Постановления Правительства РФ от 01.12.2012 № 1240 «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации»).

На мой взгляд, вопрос оплаты услуг адвоката при назначении их судами по гражданским делам должен регулироваться нормами гражданского процессуального законодательства РФ, а также Федерального закона
«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Также актуальным является дополнение статьи 50 ГПК РФ [2] в части нормативного закрепления категорий гражданских дел, по которым необходимо обязательное участие адвоката в качестве представителя. Также необходимо закрепить в каких конкретно случаях требуется обязательное назначение судом адвоката в качестве представителя.

Возникает вопрос, требующий разрешения: «Возможно ли назначение адвоката в качестве представителя, без наличия требований, указанных в статье 120 ГПК РФ, если известно только место пребывания ответчика?». С целью реализации данного вопроса необходимо дополнить статью 50 ГПК РФ [2] фразой о том, что помимо «место жительства которого неизвестно» необходимо руководствоваться также «неизвестным местом пребывания» ответчика. Кроме того, возникает вопрос, почему законодатель предоставляет право назначения адвоката только лишь ответчику, игнорируя при этом истца.

Кроме того, на сегодняшний день не существует нормативно-правового акта, который регулировал бы порядок назначения судом представителя в гражданском процессе, а также размер вознаграждения и порядок осуществления оплаты его услуг. Исходя из норм ГПК РФ, помощь адвоката, который назначается судом оказывается ответчику бесплатно. Однако, согласно части 2 статьи 100 ГПК РФ [2], предусматривается возможность получения вознаграждения за осуществлённую работу. Данное право возникает только лишь при решении суда, вынесенного в пользу ответчика.

Некоторые несовершенства концепции правового регулирования института представительства в гражданском процессе в контексте проводимых реформ законодательства влекут к возникновению противоречий, пробелов и коллизий в законодательстве, вызывая при этом обоснованную критику со стороны правоведов.

Во многом законодательство РФ изменяется без учета происходящих в государстве социально-экономических перемен. Например, в вопросе определения справедливости сумм, которые присуждаются судами на оплату услуг представителей вызывает у практикующих юристов некоторые сомнения, а также категорий как «разумность» или «чрезмерность» порождает возникновения обоснованных споров. 

Иными словами любое лицо, которое осуществляет представительскую деятельность, оказывает доверителю какую-либо услугу юридического характера, например, связанную с защитой прав и свобод гражданина при рассмотрении дела по существую в судебном порядке. Однако, деятельность представителя не всегда осуществляется на профессиональной основе (например, при представлении недееспособного лица и т.п.). Целесообразность данной концепции свидетельствует о необходимости дополнения законодательства фразой о том, что услуги по представлению могут оказываться как «на профессиональной или непрофессиональной основе».

Таким образом, совершенствование института представительства невозможно без внесения определенных изменений в ГПК РФ. В первую очередь необходимо провести разграничение процессуального представительства на виды, при этом законодательно закрепить цели и задачи каждого из вида, а также установить определенные процессуальные гарантии при реализации права гражданина на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи, предусмотренного статьей 48 Конституции РФ [1].

Данные изменения, соответствующие концепции проводимой в стране судебной реформы, позволят обеспечить совершенствование реализации правозащитной функции представительства в гражданском процессе, а также решение важнейших задач укрепления законности и правопорядка, предупреждения правонарушений, формирования уважительного отношения к закону и суду. 

 

Библиографический список

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/[дата обращения: 05.03.2020]
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 02.12.2019) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/[дата обращения: 05.03.2020]
  3. Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" от 31.05.2002 N 63-ФЗ // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_36945/[дата обращения: 05.03.2020]
  4. Федеральный закон "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 324-ФЗ // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121887/[дата обращения: 05.03.2020]
  5. Алоян Э.С. Институт представительства в цивилистическом процессе: теоретико-практические аспекты // Вестник СГЮА. 2019. №1 (126).
  6. Брюховецкий Н.Н. Ордер как основание для сбора информации адвокатом в гражданском процессе. Государство и право. – 2017. № 5.
  7. Саргсян Н.Г. К вопросу о судебном представительстве в гражданском процессе // Интеллектуальный потенциал XXI века : ступени познания. - 2019. - № 5-2.
  8. Тарло Е.Г. Профессиональное представительство в суде / Е.Г. Тарло // Черные дыры в российском законодательстве. - 2019. № 7.
  9. Туманова Л.В. Некоторые вопросы представительства в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. N 3.