О принципе законности

On the principle of legality

В общественной жизни законность выступает как важнейший конституционный принцип, как метод государственного руководства обществом и как необходимый элемент демократии. Для органов внутренних дел законность является одним из доминирующих принципов деятельности. Законность является одним из доминирующих принципов деятельности органов полиции.

Принцип законности закреплен в ст. 15 Конституции РФ. Он определяет, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане, а также объединения граждан должны соблюдать Конституцию РФ и законы. Кроме того, принципу законности должны соответствовать основные законы Российской Федерации.

Законность - это такой режим либо принцип реального действия права в рамках государства, когда государственные органы, должностные лица, а также граждане четко придерживаются правовых норм и законов.

Принципом законности считаются положения, которые обусловлены характером формирования и функционирования правовой системы и лежат в основе реализации правовых предписаний, а также требований к поведению субъектов правовых отношений.

Законность должна быть одинакова в своем действии для всей страны. Понимание и применение законов должны быть одинаковы на всей её территории. Не допускается создавать свою законность в каждой республике, области, районе, отличающуюся от общегосударственной [6].

Принцип законности является универсальным, находит свое воплощение в каждой уголовно-правовой норме. Составляет основу для формирования норм права и общественно-политической жизни.

Принцип законности – такой универсальный принцип, согласно которому все органы государственной власти обязаны соблюдать в своей деятельности Конституцию РФ, что находит свое прямое выражение в ч. 2 ст. 15.

Традиционная характеристика сущности принципа законности содержит в себе ссылки на определенное состояние общественных отношений, когда мы удостоверяем строгое и неуклонное соблюдение и исполнение норм права всеми участниками общественных отношений [7].

Заметим, что слово «всем» является одним из ключевых в приведенной дефиниции, поскольку оно указывает как на отдельных индивидов, их коллективы и различные организации, так и на государство и его органы (органы государственной власти, учреждения, ведомства, отдельных должностных лиц, которые действуют от имени государства и наделены соответствующими властными полномочиями). То есть, как пишет С. Фридинский, принцип законности распространяется как на тех, для кого принимаются нормативно-правовые акты, так и на тех, кто их принимает. В результате чего, говоря о законности, мы тем самым описываем не двухуровневую модель, в которой государство, которое находится, так сказать, «над» законом, контролирует выполнение правовых норм многочисленными субъектами правоотношений, а целостную систему соблюдения норм права государством и обществом.

Используя терминологию Малиновского А.А. [4], можно сказать, что происходит «трансформация» государства, когда право превращается в феномен, что цивилизуется, который в одинаковой мере влияет как на государство, так и на общество. Более того, как доказывает Р. Гринюк, характерным свойством правового государства является то, что в нем нормами права урегулируется не только процесс реализации государственной власти, но и процесс ее узаконивания. То есть государственная власть не просто реализуется согласно действующих законов, но и формируется на их основе. Это, в свою очередь, означает, что нарушение порядка узаконения государственной власти является нарушением законности.

В этом смысле, по мнению автора, можно говорить о первый ключевой момент в понимании сущности феномена законности. Действительно, как таковой факт наличия законов присущ любому государственному историко-правовом периоду, поскольку существование любого государства (независимо от формы правления, формы государственного устройства, политического режима и т. п) предусматривает обязательное соблюдение закона теми, на кого он распространяется [5].

Подобная нормативно-правовая регламентация благодаря законам и на их основе позволяет в рамках модели правового государства установить баланс между правами государства и правами человека, поскольку императивная требование к государству и его органов «разрешено только то, что установлено законом» органично взаимоувязывается с положением «разрешено все, что не запрещено законом», который действует в отношении граждан и институтов гражданского общества.

Во-вторых, содержание законности толкуется не только через понятие закона, но и через понятие права. Среди российских исследователей этот тезис обосновывал Р. Лившиц, который отмечал, что несправедливый закон не является правом, а потому законность должна анализироваться не только в контексте понятия «закон», но и ввиду категории «право».

В определении, предлагающих Алексеева М.В. и Кривцов А.В. [1], наличие законов, соответствующих праву, характеризуется как «внутренний признак законности». Фактически это положение в своем исследовании правового государства аргументирует Борохова Н. [2], который отмечает: «Закон имеет высшую юридическую силу не столько благодаря тому, что он удовлетворяет определенные формальные признаки, сколько благодаря тому, что он соответствует праву как мере должного и справедливого». То есть лишь в правовом государстве закон становится правовым, становится выразителем духа права, в результате чего свойственное законности соблюдения закона и подчинения ему логично превращается соблюдения и исполнения норм права. Именно по этой причине, как совершенно справедливо отмечает Долгачева О.И.[3], законность следует понимать, как своеобразного проводника права в реальность, как право в действии, инструмент его реализации как социальной ценности, регуляции общественных отношений.

Список литературы:

  1. Алексеева М.В., Кривцов А.В. Принцип законности в административно - юрисдикционной деятельности органов государственной власти / М.В. Алексеева, А.В. Кривцов // Роль инноваций в трансформации современной науки. – Сб. статей по итогам Международной научно-практической конференции. - 2019. - С. 152-154.
  2. Борохова Н.Е. Принцип законности и деятельность адвоката в уголовном процессе // Молодой ученый. - 2019. - № 33 (271). - С. 30-32.
  3. Долгачева О.И. К вопросу о реализации принципа законности при осуществлении деятельности органов дознания/ О.И. Долгачева // Проблемы применения уголовно-процессуального законодательства: пути их решения / Материалы Международной онлайн-конференции. - 2019. - С. 176-181.
  4. Малиновский А.А. Принцип законности в социалистической правовой семье / под общ. ред. М.А. Беляева, В.В. Денисенко, А.А. Малиновского. М.: - 2019. - С. 119-134.
  5. Патрушев С.В. К вопросу о принципах законности и равенства граждан перед законом // На пути к гражданскому обществу. - 2019. - № 1 (33). - С. 37-39.
  6. Сверчков В. В. Уголовное право. Общая и Особенные части: учебник для бакалавров / отв. Ред. В. В. Сверчков. - 3-е изд., перераб. и доп.  – М. : Издательство Юрайт, 2014. - 251 с.
  7. Стрилец О.В. Реализация принципа законности в рамках современной уголовной и уголовно-исполнительной политики / О.В. Стрилец // Уголовная политика и культура противодействия преступности : сб. науч. тр. / Материалы Международной научно-практической конференции. - В 2-х томах. - 2018. - С. 145-150.