НАРОД – «БОГ» РЕСПУБЛИКИ» (О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ВКЛЮЧЕНИЯ ПОНЯТИЯ «БОГ» В КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ)

PEOPLE – "GOD" OF THE REPUBLIC ON THE EXPEDIENCY OF INCLUDING THE CONCEPT OF "GOD" IN THE CONSTITUTION OF THE RUSSIAN FEDERATION

Президент Российской Федерации в послании от 15 января 2020 года обозначил курс на конституционные реформы. Предложения активизировали различные общественные силы и на обсуждение в специально созданную рабочую группу по подготовке проекта поправок[1], стали поступать различные предложения. Одно из таких предложений прозвучало от влиятельной общественной фигуры как Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Предложение заключалось в упоминании Бога в преамбуле основного закона[2].

Действительно, с точки зрения того, что основные мировые религии: христианство, ислам, буддизм играют значительную роль и в становлении российской системы ценностей, это предложение вполне достойно обсуждения. Тем более, что современное российское государство складывалось вокруг русского этноса, который до определенного времени прочно идентифицировался через православное христианство, центральной идеей которого является идея Бога. Идея Бога, с определенными различиями, является главной и в других религиозных системах, доминирующих среди народов Российской Федерации.

Вместе с тем, советский период внес некоторые коррективы в национальную идентичность народов России.

Идея отражения в Конституции особой роли некоторых религиозных организаций или отдельных религиозных ценностей не нова. Каждый раз, когда в обществе возникают идеи возврата православных или иных религиозных институтов в структуру государственной организации власти, как правило, возникает острая дискуссия, основной идеей которой является вопрос о возможности предоставления преференций некоторым конфесcий в условиях многонациональности и многоконфессиональности государства.

В качестве поддержки идеи внедрения в законодательство доминирующей роли некоторых религиозных организаций приводится в пример Российская Империя в которой количество народов было больше, чем сейчас и отношение народов Империи к своим коренным религиям – более «фанатично».  Несмотря на это Российская Империя официально на уровне государственных институтов устанавливала доминирующее положение православия. Об этом наглядно показывает раздел второй «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений» Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, в котором содержался ряд составов преступлений, связанных с отступлением или отвлечением от православной веры с достаточно жесткими мерами наказания: телесные наказания, каторга на длительный срок и др[3].

Однако, несмотря на важность проблемы, спор об ущемлении одной религии за счет возвеличивания другой в официальных государственных документах – спор вполне утилитарный и касается реализации субъективных прав и обязанностей.

Внедрение понятия же Бог, и именно в преамбулу, имеет намного более глубокий, концептуальный уровень. Этот вопрос вовсе не о порядке реализации одной из свобод - свободы совести. Это вопрос об источнике легитимации всей государственной власти в стране.

С точки зрения порядка передачи власти высших должностных лиц, как известно, в мире существуют две основные формы правления: монархии и республики. Какова природа этого деления и почему власть может передаваться или по наследству или через выборы?

Процедура наследования или избрания, по сути, - это способы признания власти за теми или иными членами общества. Это способ придания легитимности власти.

Именно эти два способа позволяют обществам относительно мирно достичь консенсуса по вопросу о том, почему кому-то достается право управлять публичными делами и устанавливать правила, а кому-то приходится принимать эту волю и соблюдать правила. 

Управление любыми системами, а тем более государством, является сложным процессом, требующим определенных знаний, опыта, силы, харизмы и т.д. С точки зрения формальной логики правильным было бы напрямую установить эти требования к политическим должностям и именно их сделать главным критерием отбора на высшие посты в государстве. В современном мире такая конкурсная система, как правило, действует при отборе на должности неполитические. Главные же политические должности занимают люди, прошедшие два вида отбора: по крови (монархии), или выборы. История показывает, что не всегда в ходе выборов или по наследству власть переходит к людям, максимально совмещающим ум, силу, харизму и т.д. Иногда, наоборот, руководитель – фигура лояльная своему окружению.

Почему в борьбе между наследованием (выборами) и иными формами квалификационного отбора политические должности распределяются именно в первом порядке.

Сила выборов и наследования как в том, что они не привязываются к конкретным психическим качествам человека, которые можно измерить и сравнить. Наоборот, они основаны на субъективном восприятии кандидата избирателем, причем эти стороны чаще всего друг друга лично знают.

Конкретные качества личности всегда оспоримы и нестабильны. Всегда найдется человек, который в данный конкретный момент времени умнее, сильнее действующего правителя. Это путь к бесконечному оспариванию действующей власти.

Вместо таких критериев исторически первой формой легитимации нахождения отдельных индивидов у власти стало наследование. Общественный консенсус по этому вопросу относит такой выбор к божественному началу. Достаточно вспомнить, что даже современные монархии организуют процедуру передачи власти через религиозные институты (например, коронация в религиозных учреждениях) не говоря уже о монархиях Средневековья и Древнего Мира. Все эти процедуры призваны обозначить Бога в качестве источника государственной власти, а монарший род  – представители Бога на земле. Причем, если в древних монархиях понятие Бога (богов) было наполнено реальным содержанием (верой людей), то в современных монархиях божественное начало – это некая абстракция, имеющая символическое значение и по поводу существования которой в обществе есть определенный консенсус, а политическое руководство – в соответствии с этим консенсусом – служители этой абстракции. «Бог» в современной монархии предопределяет возможность спокойной передачи власти (там, где монархи обладают реальной властью), или статус символа государства (в ограниченных монархиях).

В те или иные исторические эпохи в разных цивилизациях теории божественного начала государственной власти стала переживали кризис в результате чего им на смену  пришло понимание того, что государство создается людьми и для людей. Так в Новое время начали массово рушиться монархии, на смену которым пришли республики.

Теории республиканского управления потребовали обоснования того, откуда берется легитимность власти в таких государствах. Безусловно понятие «большинство голосов на выборах», с точки зрения современных стандартов демократии, безусловное основание для занятия теми или иными лицами политических должностей. Однако, тем не менее, как обосновать, что лицо, получившее на выборах большинство голосов, будет представлять и интересы меньшинства, которое за кандидата не голосовало? Более того, в древних республиках далеко не все участвовали в выборах. Все это заключает в себе источник значительных социальных конфликтов, для решения которых вновь потребовалась некоторая теория, абстракция, объединяющая и большинство и меньшинство. Потребовалось обозначить источник власти, который с одной стороны, в отличие от Бога был бы приземлен и привязан к людям, с другой – был бы оторван от воли человека, и охватывал бы все, в том числе диаметрально противоположные интересы различных общественных сил.

Такой абстракцией стало понятие «народ». Народ, по аналогии с Богом для монархических государств, стал источником государственной власти в республиках. Народ также абстрактен, он также может совмещать в себе все свойства, качества, явления, мнения, которые существуют в обществе, в том числе те, что в практической жизни не совместимы. Народ, как абстракция, имеет своих служителей, ему приносят клятвы (присягу). Понятие народ создает ощущение приземленности государственной власти, но вместе с тем эта приземленность иллюзорна. Народ не есть совокупность граждан страны, хотя бы потому, что конкретные субъективные права и обязанности, которые можно связать с гражданами или их группами совершенно не возможно «привязать» к такому субъекту как «народ». Если утверждать, что народ – это совокупность индивидов, тогда все, кто голосовал на выборах против победившего кандидата, не будут относиться к понятию «народ», Избранный в таком случае может представлять только тех, кто ему делегировал это право на выборах.

Таким образом, понятие «народ» не является совокупностью индивидов. Это субъект, отделенный от членов общества, абстракция, которая многими государствами с республиканской формой правления признается источником власти. Это не обладатель каких-либо субъективных прав или обязанностей, в том числе в системе властеотношений. Его функция - быть источником власти.

В связи с изложенным следует указать, что понятие «народ» для республики имеет то же значение, что и понятие «Бог» в монархических государствах и обозначает источник государственной власти. Поэтому внедрение в Конституцию Российской Федерации термина «Бог» представляется не обоснованным и диссонирующим с республиканской формой правления. Идею Бога вполне можно использовать в смысле закрепления правового статуса религиозных организаций и порядка реализации свободы совести. Внесение же его в преамбулу, в качестве основы для толкования последующих статей основного закона, а уж тем более обозначение его как источника власти, не совместимо с республиканским механизмом легитимации властных институтов.

Иллюзия того, что преамбула Конституции имеет больше морально-ценностное значение приводит к ошибочному мнению о том, что упоминание Бога никак  не отражается на юридической практике. Однако это не так. Преамбула – важный инструмент для понимания смысла Конституции. Конституционный Суд Российской Федерации при даче толкования периодически прибегает к общим определениям, данным в преамбуле Конституции[4]. Трудно представить, как Конституционный Суд – светский орган, будет разъяснять сущность Бога и его влияние на те или иные положения основного закона или текущего законодательства.

 

Литература:

 

  1. Распоряжение Президента Российской Федерации № 5-рп от 15.01.2020 «О рабочей группе по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации» / Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http://www.kremlin.ru/acts/news/62589 (дата обращения: 15.02.2020);
  2. Святейший Патриарх Кирилл предложил добавить в Конституцию РФ упоминание о Боге / Официальный сайт Московского патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/5586258.html (дата обращения: 15.02.2020);
  3. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года / Музей Истории российских реформ имени П.А. Столыпина. URL: http://музейреформ.рф/node/13654 (дата обращения: 15.02.2020);
  4. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 14-П от 13.05.2014 «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях в связи с жалобой гражданина А.Н. Якимова» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_162994 (дата обращения: 15.02.2020).

 

References:

 

  1. Rasporjazhenie Prezidenta Rossijskoj Federacii № 5-rp ot 15.01.2020 «O rabochej gruppe po podgotovke predlozhenij o vnesenii popravok v Konstituciju Rossijskoj Federacii» / Oficial'nyj sajt Prezidenta Rossijskoj Federacii. URL: http://www.kremlin.ru/acts/news/62589 (data obrashhenija: 15.02.2020);
  2. Svjatejshij Patriarh Kirill predlozhil dobavit' v Konstituciju RF upominanie o Boge / Oficial'nyj sajt Moskovskogo patriarhata Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/5586258.html (data obrashhenija: 15.02.2020);
  3. Ulozhenie o nakazanijah ugolovnyh i ispravitel'nyh 1845 goda / Muzej Istorii rossijskih reform imeni P.A. Stolypina. URL: http://muzejreform.rf/node/13654 (data obrashhenija: 15.02.2020);
  4. Postanovlenie Konstitucionnogo Suda Rossijskoj Federacii № 14-P ot 13.05.2014 «Po delu o proverke konstitucionnosti chasti 1 stat'i 7 Federal'nogo zakona «O sobranijah, mitingah, demonstracijah, shestvijah i piketirovanijah v svjazi s zhaloboj grazhdanina A.N. Jakimova» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_162994 (data obrashhenija: 15.02.2020).

 

[1] Распоряжение Президента Российской Федерации № 5-рп от 15.01.2020 «О рабочей группе по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Российской Федерации» / Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http://www.kremlin.ru/acts/news/62589 (дата обращения: 15.02.2020).

[2] Святейший Патриарх Кирилл предложил добавить в Конституцию РФ упоминание о Боге / Официальный сайт Московского патриархата Русской Православной Церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/5586258.html (дата обращения: 15.02.2020).

[3] Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года / Музей Истории российских реформ имени П.А. Столыпина. URL: http://музейреформ.рф/node/13654 (дата обращения: 15.02.2020).

[4] См. например,  абз. 4 п.3.2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 14-П от 13.05.2014 «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях в связи с жалобой гражданина А.Н. Якимова» // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_162994 (дата обращения: 15.02.2020).