ФОНЕТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ В АНГЛИЙСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ

В свете антропоцентрического подхода к изучению языка активизируется интерес ученых к идентифицирующим лингвистическим средствам различных уровней. Исследование языковой личности исходя из ее вербального и невербального поведения на материале русского языка осуществлялось в работах таких ученых как О.Б. Сиротинина, Ю.Н. Караулов, Т.Г. Винокур, Г.И. Богин, Л.П. Крысин и др.

Анализ фонетических особенностей в их соотнесении со свойствами личности на материале различных языков проводился в исследованиях Р.К. Потаповой, Н.И. Портновой, Д.И. Полетаева, Э.А. Нушикян, Т.И. Шевченко и др. В ходе изучения было установлено, что основными факторами, влияющими на фонетическое оформление речи, являются социальный статус, место проживания, возраст, профессия и пол говорящего [22, С.8].

Изучение художественного текста как источника сведений о фонетической системе языка представляется перспективным. Малоизученным материалом для анализа фонетических особенностей языка является речь персонажей художественных произведений.

Цель данной статьи – рассмотреть различные фонетические средства выражения социокультурного статуса личности (персонажа) в художественном тексте на материале современной британской прозы.

В качестве материала для исследования выступают художественные тексты Сью Таунсенд и Джоан Роулинг, современных и популярных авторов Великобритании.

Художественный текст – это своего рода художественное пространство, континуум, в котором персонажи совершают различные действия. Художественный текст является моделью семиосферы, а семиосфера - это модель мира, заключенная в данной культуре [22, с.223] .

Под языковой личностью мы будем понимать наивного носителя языка, реализующего в речи «некую совокупность языковых средств, характеризующих определенную часть языкового коллектива (социальную группу) в данный промежуток времени» [22, С.12].

Фонетический уровень дифференциации английского языка выражается, по мнению Т.И. Шевченко в следующих характеристиках интонационного оформления речи: диапазон голоса, громкость и темп [22, с.142]. Как показали исследования британских диалектов, интонационный контур в совокупности своих мелодических, темпоральных и динамических характеристик представляет собой социокультурную, территориальную и исторически обусловленную категорию [25, с. 8].

В этой связи и формируются диалектические особенности английского языка, которые в свою очередь указывают на социокультурный статус его носителя, так, согласно М.М. Маковскому [12] в Великобритании можно выделить более трех десятков диалектов.

Не только место жительство, но и профессиональная принадлежность человека находит отражение в особенностях его речи. Так, М.С. Савинова отмечает, что «степень влияния профессиональной деятельности человека на его речевое поведение тем выше, чем большее количество речевого общения предполагает его профессия» [16, с.8]. Выделяя в отдельную группу профессии с повышенной речевой ответственностью (преподаватели, политики, ведущие новостных программ телевидения, актеры, адвокаты), автор исследует специфические черты их речи, относя четкость артикуляции, соответствие речи орфоэпической норме, адаптивность и гибкость голоса, высокую степень мелодической вариативности к маркерам личностной и статусной принадлежности говорящего [16, c. 6].

Также интересно высказывание выдающегося русского ученого-лингвиста Л.В. Щербы о значении правильного произношения. Еще в начале 20 века он писал, что «В прежнее время к ошибкам выговора относились снисходительно, ошибки же грамматические считались очень грубыми. Сейчас в практике живого языка ошибки должны расцениваться совершенно иначе: те ошибки будут грубыми, которые мешают взаимопониманию, а это гораздо чаще будут ошибки произношения, нежели ошибки грамматические» [25, с. 6]. Стоит отметить, что это утверждение остается актуальным и по сей день.

Так, по мнению Е.А. Бабушкиной диапазон голоса, темпоральные и динамические характеристики английской речи могут служить просодическими параметрами принадлежности к определенной социальной группе и свидетельствовать о социальном статусе ее членов, что подтверждается результатами многочисленных социолингвистических исследований» [1, с.5-8].

Сравнивая типы произношения в Великобритании с пирамидой, социолингвисты М.С. Савинова, Е.А. Бабушкина говорят о том, что на пике находится RP (высший и высший средний класс – UM – upper middle); далее идут региональные стандарты, которые социально соответствуют среднему классу (ММ – middle middle) и низшему среднему (LM – lower middle) классу [1; 9]. Основу пирамиды составляют слои рабочего класса города и сельской местности (около 40 % населения), которые также подразделяются на высший рабочий (UW – upper working), средний рабочий (MW – middle working) и низший рабочий (LW – lower working) слои.

Следует отметить, что сам RP не является однородным и может быть классифицирован, согласно А.Ч. Гимсону (A.C. Gimson), на несколько подгрупп: общепринятый (general) RP; рафинированный (refined) RP; региональный (regional) RP [28, с.78].

Стоит отметить, что с одной стороны дифференциация английского языка на фонетическом уровне – это маркер социокультурного статуса, а с другой черты развития языка. Так, например, в разных регионах Великобритании осуждаются потеря [h] в словах типа hat, ham; глоттализация [t] между гласными в better и даже перед плавным [1] в little [lil]. Но в тоже время остаются незамеченными случаи преглоттализации перед [t] и аффрикатой, как в mattress, teacher, произношение окончания -ing как [in] в словах типа looking ['lukin], walking ['wo:kin] [28, с. 79].

В исследованных нами текстах в речи героев низкого социокультурного статуса прослеживаются следующие особенности:

1) опущение звука [h]: I’m not ’ungry; Ere, ’ave a serviette, Liz. Your ’usband said sumthin’ abou’; right, an’ I couldn’t hear what he was saying, right, so Nikki tole me, and I couldn’t fucking - ; Couldn’t afford the uniform, an’ anyway I ’ad to bring money into the ’ouse.

2) произнесение окончания –ing на конце слова как [in] или [ink]: They’ve gone without nothink; Now gerrin’ and stay in;

3) редукция и выпадение звуков при произнесении местоимений: We’ve all got ’em. Nothin’ gets rid of ’em. You could fire a Polaris missile at ’em an’ the buggers’d still come back three days later;

4) выпадение звука [d] при произнесении союза and: An’ this is another wicked woman!; ‘All righ’, then, I’ll stay an’ all’.

Для наиболее точного описания особенностей речи героев автор использует графон, который представляет собой графическую фиксацию индивидуальных произносительных особенностей говорящего, наиболее широко представленный способ актуализации фонетической характеристики персонажа [11, с. 13]. Следует отметить, что графон является одним из важнейших средств выражения фонетических особенностей речи персонажа в художественном произведении, так как зафиксировать характерные признаки речи личности в письменной форме представляет большую трудность для автора.

Что касается представителей высокого социокультурного статуса, их речь отличается правильным произношением, следованием фонетической норме, четкой артикуляцией. Автор описывает их манеру произношения эксплицитно, то есть с помощью непосредственного авторского описания, описания особенностей произношения того или иного персонажа другими героями произведения, либо с использованием несобственно-прямой речи:

  • “May we open the windows, Mr Barker?” asked the Queen. Her accent cut into Jack like a crystal. В данном примере наблюдается авторское описание королевского акцента.
  • The Threadgolds watched as a shadowy figure ordered a tall man out of the van. Was she a foreigner? It wasn’t English she was talking was it? But as their ears became more accustomed they realised it was English, but posh English, really posh. В этом случае автором используется такой прием, как несобственно-прямая речь. Персонажи – жители маленького городка, которые впервые услышали речь своей новой соседки, королевы Елизаветы II.
  • You sound jus’ like her. ‘Ai simplay carrnt eemaygin’,” he mocked. “Jus’ like her, jus’ like the Queen. You shid go on the clubs, you shid. ‘Ai simplay carrnt eemaygin’.” В данном случае случайный прохожий, услышав речь королевы на улице, пытается пародировать ее произношение. В этом примере можно наблюдать синтез эксплицитного описания манеры произношения королевы, графона, а также эмфатического курсива, который придает фразе дополнительную ироническую окраску.

Что касается речи персонажей низкого социокультурного статуса, в обоих рассматриваемых нами произведениях наблюдаются общие особенности. Интонационная сторона речи персонажей чаще всего характеризуется повышенным тоном, криками:

  • Fitzroy heard his mother shouting the Queen Mother down. “Sit down, woman!” shouted Philomena.
  • «I’m lookin’ after — fuckin’ shurrup! » she screamed at Terri, who was trying to shout along from her chair.
  • But Krystal stopped at the end of the row, stuck up her middle finger at Cubby and screamed, ‘I DI’N’ DO NOTHIN’, YOU PRICK!’.

Как мы видим в приведенных выше примерах, повышенный тон персонажей выражается автором с помощью синтеза лексических (слова «shout», «scream»), графических (заглавные буквы) и пунктуационных (восклицательные знаки, тире) средств, подчеркивающих эмоциональное состояние героя. 

Особенности голоса и интонации персонажей низкого социокультурного статуса также могут быть описаны непосредственно автором:

  • “Och, the wee dog canna help it,” said the man, his voice hoarse from violent shouting in the small hours. В этом примере описывается сиплый голос случайного прохожего, встретившегося королеве на пути домой.
  • He waited and heard his mother’s voice raised in indignation, telling one of her family stories. В этом случае иллюстрируется повышающийся тон персонажа.

Особый интерес для анализа фонетических особенностей речи персонажей представляют эпизоды в произведении «Мы с королевой», когда автор описывает непонимание между членами королевской семьи и жителями переулка Адебор, основанное на различном произношении тех или иных слов:

“Excuse me, but would you have an axe I could borrow?”

“An ix?” repeated Tony.

“Yes, an axe.” The Queen came to their front gate.

“An ix?” puzzled Beverley.

“Yes.”

“I dunno what an ‘ix’ is,” Tony said.

“You don’t know what an axe is?”

“No.”

“One uses it for chopping wood.”

Из данного примера можно понять, что разница в произношении между персонажами, имеющим разный социокультурный статус, влечет за собой непонимание между ними. Кроме того, автор использует синтез графона и эмфатического курсива для более полного описания возникающего недопонимания.

Что касается представителей среднего класса, их речь также, в основном, правильная, характеризуется следованием нормам произношения. Это можно проследить на следующем примере: …two drugs workers part-funded by the council, and partly by Action on Addiction, which is a really good charity. Then there’s a social worker attached to the clinic, Nina, she’s the one who gave me all this — oh, thanks very much. Из этого можно сделать вывод, что речь представителей среднего класса на фонетическом уровне приближена к высокому классу, так как характеризуется стандартным произношением. Тут же стоить отметить, что нельзя сделать однозначных выводов по поводу того, к какой интонационной манере приближена речь людей среднего социального статуса – к манере высокого или среднего класса, так как передать нюансы интонации и произношения слов в письменной форме представляет большую трудность для автора.

Рассматривая особенности речи персонажей на фонетическом уровне языка в зависимости от их профессиональной принадлежности, можно также наблюдать значительные различия между представителями тех или иных профессий. Например, речь персонажа политика Джека Баркера является правильной и четкой, так как его профессия требует четкой артикуляции, правильной речи для понимания его мыслей всеми гражданами страны независимо от их происхождения. Вот несколько высказываний Баркера:

  • Citizens! We are no longer subjects! Every man, woman and child in the land can raise their heads higher today, free at last of the pernicious class system that has poisoned our society for so long.
  • “What your family has perpetuated,” he said, “is a hierarchy, with you at the top and others, inevitably, below you. Our country is class ridden as a result. Class fear has strangled us, Mr Windsor. Our country has been stagnating at the same rate as your family has been capitalising on its wealth and power. I am merely bringing this imbalance to an end.”

Из данных примеров можно понять, что речь Джека Баркера богата восклицательными предложениями, различными повторами, в целом приближена к публицистическому стилю, что оправдано профессиональной принадлежностью персонажа.

Нормированная речь, хорошее произношение отличает также Миссис Стрикленд, директора школы, в котором учатся дети из переулка Адебор:

  • Mrs Strickland smiled icily at Charles and said: “I’m sorry about that unfortunate scene. It was necessary to punish Chantelle Toby on Friday and her grandmother rather took exception to it. Indeed, she seems to have brooded on it over the weekend.”;
  • “Oh, they’re well practised,” she said, rebuffing the compliment.
  • We’ve been waiting for our new roof for five years.

В данном случае нужно сказать, что такая профессия, как директор школы является престижной, требует хорошего образования, и, соответственно, правильной речи.

В свою очередь речь представителей таких профессий как плотник, таксист, и продавец магазина не отличается правильностью произношения:

  • “Not ’im?”; “No ’urry,” he said, graciously.”; “Nobody in our house voted for ’em.” (Водитель фургона).
  • So really, you shoulda lef’ the candlesticks be’ind and bought the video? (Продавец магазина продуктов).
  • Owt else you need fixin’? (Плотник Спигги).
  • I want ninety pee. It’s ’alf fare for the dog (водитель такси).

Из приведенных выше примеров, характеризующих фонетические особенности представителей разных профессий, можно сделать вывод, что престижная статусная работа и хорошее образование предопределяют следование фонетической норме языка, четкость артикуляции и правильность произношения.

Говоря о выражении гендерной составляющей социокультурного статуса личности, можно заметить, что женская речь в интонационном плане отличается повышенной эмоциональностью:

  • Christ, just our bleedin’ luck to have poshos nex’ door!
  • Oh shut your prattle!
  • ‘Well!’ said Maureen, in an ecstasy of disapproval. ‘“Is this a joke?” Charming!
  • Uhhlll… uhhlll… CUNTING THING!
  • ‘Your boyfriend,’ came a furious female scream, ‘is still in the bathroom and I am going to be late!’
  • “How on earth would I know?” snarled the Queen.

Как мы видим в приведенных выше примерах, эмоциональность присуща женщинам, обладающим абсолютно разными социальными статусами. В выбранных нами произведениях эмоциональность, присущая женщинам, выражается целым рядом лингвистических средств на различных уровнях языка: с помощью пунктуации (восклицательные и вопросительные знаки, многоточия), лексики (междометия, эмотивно-окрашенная лексика) и графических средств (эмфатический курсив и капитализация).

Особый интерес представляют изменения в речи, происходящие с персонажем школьника Гарри под влиянием сверстников в школе. До переезда в провинцию мальчик говорил на правильном английском: “We’re sleeping on a mattress,” piped Harry. После посещения местной школы произношение принца Гарри резко изменилось:

  • Harry said, “Eh up, Dad, what’s goin’ on?”
  • “Dad, I gotta’ havva’ wee.”

В данных высказываниях мы наблюдаем фонетические признаки речи, характерные для представителей низкого социального статуса, такие как слияние и выпадение звуков, выражаемое автором посредством графона.

Что же касается взрослых представителей королевской семьи, их речь не меняется, несмотря на постоянное общение с местными жителями. Стоит отметить, что королева, осознавая «излишнюю» правильность своей речи, пыталась заставить себя изменить свое произношение: Her accent was proving to be rather a bother. Should she try to modify it?... It was terribly difficult to work out where she belonged any more. Но в течение всей книги отклонений речи от фонетической нормы у королевы не наблюдалось.

Из этого можно сделать вывод, что дети более подвержены влиянию со стороны сверстников, быстро подстраиваются под окружающую языковую среду и принимают новые «нормы» в речи, в то время как зрелые люди следуют привычным правилам.

Подводя итог вышесказанному, стоит отметить, что основным приемом, используемым автором для выражения особенностей фонетической стороны речи героев является графон, позволяющий маркировать специфическую манеру произношения персонажей. Кроме того, некоторые интонационные и произносительные особенности персонажей автор выражает эксплицитно, так как на письме не всегда возможно имплицитно передать все характерные черты речи героя. Можно заметить, что речь персонажей низкого социокультурного статуса, представителей непрестижных профессий характеризуется опущением звуков в речи, повышенным тоном, нарушением фонетических норм языка, в то время как речь представителей среднего и высокого социального слоя, образованных людей, занимающих статусные должности, отличается правильностью произношения и четкостью артикуляции. Необходимо также отметить, что такая составляющая социального статуса как гендерная принадлежность также находит свое отражения на фонетическом уровне языка – женскую речь отличает эмотивность, выраженная автором с помощью междометий и восклицательных предложений. Помимо прочего, дети более подвержены изменениям речи в произносительном плане под влиянием сверстников и окружающей языковой среды, в то время как взрослые сохраняют свои речевые привычки.

Использованные источники:

  1. Gimson, A.C. An Introduction to the Pronunciation of English. [Text] / A. C. Gimson // revised by Susan Ramsaran. 4-th ed. – London: Arnold, 1989. – 364 p.
  2. Rowling J.K. The casual vacancy. [Text] / J.K. Rowling. – London: Little, Brown and Hachette Digital, 2012. – 503 p.
  3. Townsend S. The Queen and I. [Text] / Sue Townsend. – London: Methuen. – 1992. – 239 p.
  4. Бабушкина Е.А. Темп речи как социальный маркер [Электронный ресурс] / Вестник Бурятского государственного университета (Романо-германская филология) [электронная версия]. – 2009. № 11. – С. 5-8. URL: http://scjournal.ru/articles/issn_1997-2911_2015_3-3_04.pdf (дата обращения 22.01.2020).
  5. Лотман Ю.М. Семиосфера / Лотман Юрий Михайлович; Сост.указ.имен А.Ю.Балакин; Худож. С.Д.Плаксин. - СПб.: Искусство-СПБ, 2000. - 704с.
  6. Маковский М.М./ М.М. Маковский // Английская диалектология: Учеб. пособие. – М., 1980. – 192 с.
  7. Наумов В.В. Лингвистическая идентификация личности. Изд. стереотип. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2013. — 240 с.
  8. Полетаев Д.И. Социальная дифференциация интонации в ограниченном речевом сообществе (экспериментально-фонетическое исследование на материале речи жителей г. Анкориджа, штат США): Автореф.дис. .канд. филол. наук.- М., 1997,- 21 с.
  9. Савинова М.С. Просодия как маркер профессиональной принадлежности говорящего: на материале британских интервью. [Текст]: автореф. дисс. ... к. филол. н. М., 2010. – 26 с.
  10. Шевченко Т.И. Социальная дифференциация английского произношения. [Текст] / Т.И. Шевченко. – M.: Высшая школа, 1990. – 142 с.
  11. Щерба Л. В. О нормах образцового русского произношения. [Текст] / Л.В. Щерба // Избранные работы по русскому языку. – М., 1997. – С. 6 – 12