ЧАСТНЫЕ ВОПРОСЫ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВОСУДИЯ И ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА ПРИМЕРЕ РАССМОТРЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ СПОРОВ

PRIVATE ISSUES OF E-JUSTICE AND E-GOVERNMENT ON THE EXAMPLE OF LAND DISPUTES

Информатизация правосудия наряду с созданием отдельного административного судопроизводства является за последнее десятилетие наиболее важной реформой судебного процесса и единолично – самой глобальной и затяжной. В данном контексте логично ее развитие от общих идей и нововведений к частным: устранению недочетов, выявленных на практике, формированию интенций, направленных на разрешение специфических задач, которые возникают в ходе рассмотрения судебных дел. Земельные споры, обладающие достаточным количеством процессуальных особенностей, потенциально могут стать сигнатурным примером экстраполяции реформы электронного правосудия из области общего в область частного.

Понятие земельного спора, несмотря на существование научной дискуссии вокруг него, законодателем трактуется весьма узко, включая только такие споры, которые рассматриваются государственными либо третейскими судами [1]. Полагаю, что подобная элиминация административного порядка из понятия «земельный спор» при использовании этой узкой трактовки также означает исключение из предмета исследования не только любых споров, объектом которых является земельный участок, рассматриваемых в рамках административных процедур, но и всякого неискового производства. А поскольку настоящая работа, в первую очередь, касается электронного правосудия и таких процессуальных особенностей земельных споров, которые наиболее ярко объективируются на примере искового производства, понимания их как «споров по поводу прав на земельных участки, их части и иных связанных с ними прав и обязанностей», будет достаточно [5, с. 43].

Первой из значимых процессуальных особенностей земельных споров является их исключительная подсудность – рассмотрение почти во всех случаях по месту нахождения земельных участков. Несмотря на видимую простоту данного правила, ошибки при определении подсудности земельных споров не являются чрезвычайно редкими: иски зачастую предъявляются по месту жительства ответчика или адресу организации.

Очевидно, что совершенно исключить подобные случаи или даже принципиально улучшить ситуацию способом, отличным от повышения роли суда в процессе распределения обращений заявителей в соответствии с правилами подсудности, невозможно. На признание данного тезиса законодателем указывает замена «подведомственности» на «компетенцию» с сопутствующим включением в перечень обязанностей суда, в который подано обращение, направить его в компетентный суд. Полагаю, что отсутствие подобного правила в отношении подсудности связано лишь только с нежеланием создавать дополнительную нагрузку для судебных органов. Электронное взаимодействие – вынесение судом определения о передаче дела по подсудности в форме электронного документа и, по истечении срока его обжалования, направление вместе с обращением в суд и приложениями к нему в соответствии с правилами подсудности – упростит и ускорит данный процесс.

По сути это предложение означает простое перенесение уже существующей процедуры передачи дела по подсудности, когда нарушение ее правил обнаружено после принятия судом соответствующего обращения. Однако возможным его реализация становится именно с развитием электронного правосудия, способного снизить материальные, организационные и процессуальные издержки обработки таким образом большого количества обращений в суд. Разумным представляется постепенное претворение в жизнь данного предложения, которое на начальном этапе должно быть реализовано только для споров исключительной подсудности, в том числе земельных, и только в отношении обращений, поданных в электронном виде.

Еще одной значимой особенностью земельных споров является активное использование при их рассмотрении документов Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии. Информация о правоустанавливающих документах, преобразованиях земельных участков, правах на них и обременениях – все эти и многие данные требуются для рассмотрения земельных споров, а их источником являются базы Росреестра, и в меньшей степени (в отношении сведений, учтенных до создания ЕГРН) –Федеральной налоговой службы.

Для получения указанной информации с подтверждением в виде соответствующих официальных документов суды вынуждены направлять официальные запросы в Росреестр или ФНС, порой откладывая ради одного только этого судебные заседания: иногда лишь затем, чтобы проверить достоверность и актуальность уже представленных сторонами документов, например, выписок из ЕГРН.

Считаю, что в случае, если судьям будет открыта возможность прямого взаимодействия с базами данных территориальных управлений Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии и территориальных органов Федеральной налоговой службы, то есть получения информации и электронных документов в режиме онлайн в ходе судебного заседания, временные и организационные издержки будут существенно сокращены, это преобразование приведет к действительной оптимизации большого количества земельных споров. При этом представляется нерациональной организация такого механизма по принципу обратной связи: ручная проверка органом-адресатом обоснованности запроса судьи станет долгим, чреватым ошибками и дополнительными затратами ресурсов процессом. В целях недопущения злоупотреблений со стороны судей следует предусмотреть такой механизм доступа, который потребует указывать дело, в рамках которого потребовалась информация, и цель, с которой она запрашивается, и позволит осуществлять последующий контроль (пусть даже выборочный или общественный) с привлечением злоупотребляющих своими правами судей к ответственности.

Еще одной специфической особенностью земельных споров является наличие среди них обширного спектра категорий дел, по которым не требуется выдача исполнительного листа. Так, на основании судебного акта органы Росреестра исполняют, например, решения об установлении границ земельного участка, о признании права или наложении ареста на него. Вызывает недоумение, почему один из передовых с точки зрения электронного документооборота государственных органов – Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии – с позиций действующего законодательства не может получать и, соответственно, исполнять подобные решения, которые суды могли бы направлять в форме электронного документа, тогда как Федеральный закон от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусматривает возможность направления исполнительных документов судебным приставам-исполнителям в электронном виде, и эта возможность не реализуется по большей части из-за низкой вовлеченности Федеральной службы судебных приставов в электронное взаимодействие [3].

Помимо изложенного, все же полагаю допустимым, завершая настоящую работу, принять ненадолго широкое понятие земельного спора, для того, чтобы затронуть определенную область административного обжалования, а именно – деятельность комиссий по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, которые в соответствии с Федеральным законом от 03.07.2016 № 237-ФЗ «О государственной кадастровой оценке» с начала 2020 года созданы во всех субъектах Российской Федерации [2, с. 38, 4]. Целью введения таких комиссий является упрощение и ускорение процедуры рассмотрения многочисленных споров о результатах определения кадастровой стоимости. При этом документы в комиссии можно представлять нарочно либо посредством почтового направления, ни в одну из комиссий их нельзя направить в электронном виде, что в контексте широкого распространения электронного правосудия вызывает некоторые сомнения в действительной прогрессивности введенного института. Учитывая и то обстоятельство, что отчет об оценке рыночной стоимости, предоставляется и в форме электронного документа, реализация подачи документов в комиссию по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости с помощью Единого портала госуслуг выглядит неизбежной в ближайшей перспективе.

Таким образом, актуальный этап реформы электронного правосудия позволяет обратиться к ее частным аспектам, среди которых – особенности земельных споров, располагающие к информатизации. Среди них стоит выделить исключительную подсудность подобных споров, в отношении которой может быть реализована передача дел по подсудности в порядке электронного взаимодействия до принятия обращения в суд к производству, использование при рассмотрении земельных споров документов Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, наделить правом на получение которых в режиме онлайн следует судей, вынесение значительного количества решений, по которым не требуется выдача исполнительного листа и которые в результате реформы должны будут направляться судом в виде электронных документов непосредственно в Росреестр. Кроме того, земельные споры в широком их понимании, включающем административные процедуры обжалования, далеки от своей реализации в рамках электронного правительства: так, комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, несмотря на их создание как наиболее простых и быстрых инструментов рассмотрения определенной категории споров, не предполагают никаких форм электронного взаимодействия.

 

Список литературы:

  1. "Земельный кодекс Российской Федерации" от 25.10.2001 N 136-ФЗ (ред. от 27.12.2019) [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс". Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_33773/. (Дата обращения 09.02.2020).
  2. Умеренко Ю.А. Процессуальные особенности рассмотрения земельных споров // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 7. С. 37 - 42.
  3. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 № 229-ФЗ [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс". Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_71450/. (Дата обращения 09.02.2020).
  4. Федеральный закон "О государственной кадастровой оценке" от 03.07.2016 N 237-ФЗ [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс". Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_200504/. (Дата обращения 09.02.2020
  5. Харьков В.Н. Актуальные вопросы теории и судебной практики рассмотрения земельных споров // Новая правовая мысль. 2012. № 5. С. 42 - 47.