ОЦЕНКА ОСНОВНЫХ ДЕНЕЖНЫХ ИНДИКАТОРОВ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ

VALUATION OF FIXED ASSETS INDICATORS IN RUSSIA AND ABROAD

Проведем оценку денежной массы Российской Федерации по информации, имеющейся воткрытых источниках1 . С 2011 г. денежная масса в РФ имеет ежегодную тенденцию к увеличению. В 2017—2018 гг. в среднем денежная масса прирастает ежемесячно на 1% и на 01.06.2018 составляла 43 255,2 млрд руб. В 2015—2016 гг. денежная масса увеличилась на 11,52%, что составляет 3 698,7 млрд руб. При этом депозиты увеличиваются на 15,02%, что составляет 2 512,2 млрд руб. Денежный агрегат М1 имеет тенденцию к росту на 7,71%, что составляет 1 186,4 млрд руб., а наличные деньги (М0) — на 0,94 %, что составляет 67,6 млрд руб. При оценке структуры денежной массы необходимо отметить, что наличные деньги (М0) составляют на 01.06.2018 20,28%. Денежный агрегат М1 на 01.06.2018 занимает в общем объеме 46,41%. Динамика денежных агрегатов РФ в 2018 г. относительно стабильная (рис. 1). Денежная база в широком определении в 2017—2018 гг. прирастает ежемесячно на 2% и на 01.06.2018 составляла 16 153,4 млрд руб. При построении модели для точности расчетов использовались ежемесячные данные более пяти лет с 2011 г. Для краткосрочного прогноза на три месяца рассмотрим три варианта развития событий. В качестве вариантов используем значения уровней значимости модели. Исследование избыточности денежной массы или ее недостатка невозможно без оценки обязательств страны, внешнеторгового оборота, объема ВВП и международных резервов. Естественно, что рост обязательств государства неизбежно приведет к увеличению денежной массы, как и чрезмерная импортозависимость. Результаты корреляционного анализа по России показывают, что денежная масса определяется на 80,8% внешним долгом, на 86,83% — ВВП, на 26,43% — экспортом, на 23,2% — импортом. Увеличение экспорта на 1 долл. США приводит к росту денежной массы на 12,9 руб., повышение ВВП на 1 руб. ведет к увеличению денежной массы на 0,62 руб., снижение импорта на 1 долл. США вызывает повышение денежной массы на 25,46 руб., рост международных резервов на 1 долл. США влечет за собой увеличение денежной массы на 0,03 руб., прибавление внешнего долга на 1 долл. США приводит к росту денежной массы на 0,01 руб. Наиболее популярным инструментом регулирования денежной массой в России является деноминация. Данный прием часто используют во многих странах. Однако к факторам, оказывающим влияние на денежную массу, можно отнести: – объем платежей по внешнему долгу и его размер; – состояние платежного баланса; – запас ликвидности в стране; – объем импортно-экспортных операций и т.п.

Анализ денежной массы стран-партнеров Оценка денежных индикаторов Австралии и стран Европы.

Информация о денежных индикаторах была взята из открытых источников2 . Денежная масса Австралии в июне 2017 г. составила 2 033,8 млрд долл. США (рис. 3). При этом денежный агрегат М3 составил 2 030 млрд долл. США, М1 — 356,4 млрд долл. США. Ежемесячный прирост денежной массы в среднем в 2017 г. составил 0,46% (рис. 4) Динамика официальных резервов Австралии относительно стабильна. В июле 2017 г. они составили 59,6 млн долл. США. Наибольший удельный вес в их структуре занимают валютные резервы — 86,53%, 6,68% приходится на СДР, 5,46% — на золото. Официальные резервы Швеции с конца 2009 г. увеличиваются на 41,2% и в июне 2017 г. составляют 65 394 млн долл. США. Наибольший удельный вес приходится на валютные резервы, которые составляют 86,59%. Также в состав входит золото — 7,97%, СДР — 4,55%, резервная позиция в МВФ — 0,88%. Официальные резервы Дании с 1999 г. имеют тенденцию к росту. В 2017 г. их среднемесячный прирост составляет 0,31% и в июне 2017 г. их величина — 463,6 млрд датских крон. Резервы Испании с 2014 г. по 2016 г. по данным платежного баланса увеличиваются в среднем на 46,67%. Денежный агрегат М3 также имеет тенденцию к росту.

Оценка денежной массы ведущих стран Северо-Восточной Азии.

Сравнительный анализ денежной массы России проведем на материалах ведущих стран Северо-Восточной Азии, поскольку Россия географически и экономически тесно связана с такими странами АзиатскоТихоокеанского региона, как Китай, Япония, Южная Корея.

Оценка денежной массы Китая.

На основе данных Национального бюро статистики Китая по результатам проведенного анализа можно отметить, что динамика денежной массы Китая в 2006 г. интенсивна, о чем свидетельствуют основные денежные индикаторы3 . В среднем ежемесячно она прирастала на 1,04%.На конец октября 2016 г. она составляла 1 519 485,4 млн юаней. За 20 лет, с 1995 по 2014 г., денежная масса увеличилась в 20,22 раза . В среднем она прирастает на 17,21% ежегодно. Международные резервы Китая в марте 2016 г. составили 3 305 445 млн долл. США. Наибольший удельный вес приходился на валютные резервы 97,19%. При анализе их динамики с 1950 г. можно отметить, что они прирастали ежегодно в среднем на 33%. С 2000 г. международные резервы Китая увеличились в 20,11 раза. На основе корреляционно-регрессионного анализа по данным с 1950 г.

Оценка денежной массы Японии.

Денежная масса Японии4 в целом имеет тенденцию к росту и в январе 2016 г. составила 1,644 трлн иен5 . В 2015 г. согласно Статистическому Бюро Японии средняя сумма денежной массы составила 617 трлн иен в М1, 907 трлн иен в М2. С 2009 г. денежная масса увеличилась на 13,69% и на конец 2014 г. составила 1 221 278 млрд иен . Денежная база Японии на конец ноября 2016 г. увеличилась на 20,58% и составила 417 657,3 млрд иен . Международные резервы Японии также имеют тенденцию к росту. На конец января. 2016 г. они составили 1 248 107 млн долл. США. Наибольший удельный вес приходится на валютные резервы — 95,57%. Значительный вес составляет золото и СДР — 2,19% и 1,53% соответственно.

Оценка денежной массы Южной Кореи.

Денежная масса Южной Кореи, как показывают официальные данные6 , в целом имеет тенденцию к увеличению. В среднем прирост в 2016 г. составляет 1,08%. На конец сентября 2016 г. денежная масса равнялась 2 380 204,9 млрд южнокорейских вон . Денежная база Южной Кореи также имеет тенденцию к росту. В сентябре 2016 г. она составляла 144 308,9 млрд южнокорейских вон . Международные резервы Южной Кореи также имеют тенденцию к росту при относительно стабильной структуре и на конец октября 2016 г. составляют 375 167 млн долл. США. Наибольший удельный вес занимают валютные резервы — 97,41%. Значительный удельный вес занимает золото — 1,28% и СДР — 0,68%. Государственный долг Южной Кореи стабильно растет и в 2015 г. составляет 590,5 трлн южнокорейских вон. При этом новый правительственный долг составил 34 трлн вон. Негативная динамика заключается в его значительном весе в ВВП страны.

Оценка денежной массы стран СНГ.

Официальные резервы Эстонии в 2017 г. имели тенденцию к снижению и в июле 2017 гсоставляли 286,1 млн евро. Оценивая их структуру , мы отметили, что наибольший удельный вес приходился на валютные резервы (197,3 млн евро), что составляет 68,96%. При этом в их структуре наибольший удельный вес приходился на ценные бумаги — 194,2 млн евро и 3,2 млн евро — на валюту и депозиты. Значительный удельный вес в официальных резервах составляла резервная позиция в МВФ — 17,48%, СДР — 10,35%, золото — 3,08%, прочие резервы — 0,14%. Динамика структуры официальных резервов в 2017 г. имела незначительные изменения. Денежные агрегаты Эстонии на протяжении 2016—2017 гг. имели стабильную тенденцию к росту. В июне 2017 г. М2 составил 14,157 млн евро. Наибольший удельный вес приходится на М1 — 81,51%, депозиты свыше 2 лет — 11,56%, депозиты свыше 3 месяцев — 6,94%. Динамика денежных агрегатов, официальных резервов Белоруссии стабильна на протяжении всего периода исследования. Агрегат М3 в июне 2017 г. составил 36 308,6 млн руб. Официальные резервы — 2 755 млн руб. Динамика денежных агрегатов Таджикистана в 2017 г. характеризуется стабильностью . Денежный агрегат М4 в июне 2017 г. составил 15 872 млн сомони. Денежные агрегаты Казахстана в 2017 г. также имеют стабильную динамику. Денежный агрегат М3 в июне 2017 г. составил 19 690 737 млн тенге. Д инам ика м еж дународны х ре зервов Казахстана стабильна в 2017 г. Значительный прирост наблюдался в июне 2017 г. — на 9,67%, что составляет 2 902 млн долл. США. Наибольший вес приходился на валютные резервы — 60,28%. Золото составляет 37,16%, СДР — 1,62%, резервная позиция в МВФ — 0,92%, прочие резервы — 0,03%. Оценивая макроэкономические показатели Казахстана, мы можем отметить, что ВВП с 2013 г. имеет тенденцию к снижению и в 2016 г. составляет 135 млн долл. США. Внешний долг Казахстана в I квартале 2017 г. составил 165 501,01 млн долл. США. При этом его структура имеет стабильную динамику на протяжении 2016—2017 гг. Наибольший объем экспортно-импортных операций Казахстана с 2000—2016 гг. также приходится на 2010—2013 гг. С 2013 г. наблюдается тенденция к снижению. В 2016 г. объем экспорта составил 37 301,2 млн долл. США, импорта — 27 869,3 млн долл. США. Широкая денежная масса в 2017 г. Кыргызстана увеличивается на 7,21%, что составляет 11 827,5 млн сомов. В июле 2017 г. — 174 844,9 млн сомов (рис. 16). Международные резервы Кыргызстана в 2017 г. относительно стабильны. В июле 2017 г. их валовая часть составляет 2 061,7 млн долл. США, ликвидная часть — 1 974,85 млн долл. США. При оценке макроэкономических показателей Кыргызстана следует отметить, что динамика внешнего долга стабильна и в I квартале 2017 г. он составляет 7 913,7 млн долл. США. Динамика экспорта/импорта в 2017 г. Имеет тенденцию к росту. Средний ежемесячный прирост экспорта составляет 23,73%, импорта — 10,77%.

Список литературы .

1.Аганбегян А.Г. Об особенностях современного мирового финансового кризиса и его последствия для России // Деньги и кредит. 2008. № 12. С. 3—9.

2. Ионов В.М. Развитие наличного денежного обращения в условиях кризиса // Деньги и кредит. 2010. № 1. С. 21—26.

3. Лолейт А.С. Особенности определения уровня прозрачности денежно-кредитной политики // Деньги и кредит. 2009. № 9. С. 49—58.

4. Павков Д.П. Организация валютного рынка в России: возможность использования опыта США и Великобритании // Деньги и кредит. 2007. № 9. С. 51—57.

5. Подколзина И.А. Некоторые актуальные проблемы российской денежно-кредитной политики в исследованиях европейских экономистов // Деньги и кредит. 2009. № 8. С. 58—70.

6. Прексин О.М. К вопросу о совершенствовании валютного миропорядка // Деньги и кредит. 2010. № 9. С. 19—23.

7. Юров А.В. Наличное денежное обращение в России: на пути совершенствования и развития // Деньги и кредит. 2009. № 12. С. 7—14.

8.Юров А.В. О наличном денежном обращении в 2008 году и перспективах его развития // Деньги и кредит. 2009. № 5. С. 24—27.

Spisok literatury.

1.Aganbegjan A.G. Ob osobennostjah sovremennogo mirovogo finansovogo krizisa i ego posledstvija dlja Rossii//Den'gi i kredit .№12.S.3-9

2.Ionov V.M.Razvitie nalichnogo denezhnogo obrashhenija v uslovijah krizisa //Den'gi i kredit .2010.№1.S.21-26

3.lolejt A.S.Osobennosti opredelenija urovnja prozrachnosti denezhno-kreditnoj politiki//Den'gi i kredit .2009№9.S.49-58

4.Pavkov D.P.Organizacija valjutnogo rynka v Rossii:vozmozhnost' ispol'zovanija opyta SShA i Velikobritanii//Den'gi i kredit .2007.№9.S.51-57

5.Podkolzina I.A.Nekotorye aktual'nye problemy rossijskoj denezhno-kreditnoj politiki v issledovanijah evropejskih jekonomistov//Den'gi i kredit .2009№.S.58-70

6.Preksin O.M.K voprosu o sovershenstvovanii valjutnogo miroporjadka//Den'gi i kredit .2010№9.S.19-23

7.Jurov A.V. Nalichnoe denezhnoe obrashhenie v Rossii :na puti sovershenstvovanija i razvitija//Den'gi i kredit .2009№12.S.7-14

8.Jurov A.V. O nalichnom denezhnom obrashhenii v 2008 godu i perspektivah ego razvitija//Den'gi i kredit.2009.№5.S.24-27