«КОМПАНИЯ ОДНОГО ЛИЦА» В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

“ONE PERSON COMPANY” IN RUSSIAN AND FOREIGN LEGISLATION

На современном этапе развития нашей страны огромную роль в становлении рыночной экономики играют различные предприятия. На сегодняшний день известно большое количество организационно-правовых форм юридических лиц. С усовершенствованием  рыночных отношений,  развитием предпринимательской деятельности появляются новые виды и формы организации деятельности юридического лица.

Достаточно необычным является появление, как в отечественной, так и зарубежной практике понятия «компания одного лица».

В литературе нет единого мнения относительно времени появления данного явления. Так, например, Суханов Е.А. отмечает, что впервые в 80-е годы 20 в. в отдельных странах Евросоюза, в частности, Франция, Германия, Дания, Бельгия, Нидерланды, были созданы и начали свою деятельность компании одного лица. Однако в указанные государства по-разному был решен вопрос о организационно-правовой форме существования данных организаций. Так, например, в Германии в виде «компании одного лица» сначала могли создаваться общества с ограниченной ответственностью, а потом к ним присоединились и акционерные общества. Во Франции же корпорациями одного лица могут быть только общества с ограниченной ответственностью. [1]

Двенадцатая директива Евросоюза N 89/667/ЕЭС «В сфере права хозяйственных обществ об обществах с ограниченной ответственностью с одним участником» была принята 21 декабря 1989г. Данная директива установила обязанность всех государств-участников закрепить в своем национальном корпоративном праве такой вид корпорации, как общества с ограниченной ответственностью с единственным участником, а также акционерные общества, если это предусмотрено национальным законодательством. [2]

В теории российского права долгое время отрицалась возможность существования компании с одним участником. Так, например, Тарасов И.Т. считает, что, поскольку акционерная компания есть universitas personarum, т.е. объединение лиц, то она должна состоять из нескольких акционеров, что и признано, прямо или косвенно, почти всеми законодательствами. Автор отмечает, что если возникнет ситуация, при которой число акционеров будет меньше установленного минимума, то в этом случае компания должна ликвидироваться. [3] Шершеневич Г.Ф. поддерживает данное мнение,  и считает, что, так как акционерное товарищество представляет собой соединение лиц, оно не может состоять менее чем из двух лиц. Если бы все акции сосредоточились в руках одного лица, то этот момент следовало бы считать прекращением товарищества. [4] Другое мнение по данному вопросу имеют Кулагин М.И. и Мусин В.А. Так, Кулагин М.И. считает спорным утверждение, характеризующее юридическое лицо как  организацию нескольких лиц, так как в практике западных стран обычным явлением стали юридические лица, состоящие из одного участника (физического или юридического лица). [5] Мусин В.А, подчеркивает, что хотя существование таких «корпораций» идет в разрез сущности юридического лица как коллективного образования, однако под влиянием экономических потребностей, как коммерческая, так и  судебная практика зарубежных стран, а затем и их доктрина и Закон признали право на существование «компаний одного лица».

Сравнив законодательство иностранных государств, можно прийти к выводу, что подход к пониманию данного явления достаточно однообразен. Понятие «компания одного лица» в большинстве законодательных актов зарубежных стран формируется через субъектный состав. Так, например,  Закон «О компаниях» КНР устанавливает, что компания с одним участником – это такие организации, членами которых является одно физическое или юридическое лицо. «Закон о компаниях» Республики Индии под «компанией одного лица» понимает компанию, которая имеет только одно лицо в качестве участника. Стоит отметить, что в большей части иностранных законодательных актов не закреплено непосредственно понятие «компания одного лица». В основном прописаны только положения, посвященные возможности создания корпораций единственным лицом.

В нормативно-правовых актах РФ данное понятие также нигде не встречается. Однако, ГК РФ, ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ФЗ «Об акционерных обществах» содержат нормы, регулирующие правоотношения в сфере управления организации одним лицом.

Законодательство РФ прямо указывает на возможность создания хозяйственных обществ с одним участником. Ч 2. ст. 88 ГК РФ и ст. 7 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" устанавливают, что общество с ограниченной ответственностью может быть учреждено одним лицом или состоять из одного лица. Этим лицом может выступать как физическое, так и юридическое лицо, если иными нормативно-правовыми актами не установлено ограничений по поводу их участия. ФЗ "Об акционерных обществах" также предусматривается возможность создания и существования акционерного общества с одним акционером. Однако установлен запрет на  создание общества с единственным учредителем другим хозяйственным обществом, состоящее из одного лица. Шиткина Е.С. отмечает, что данный запрет установлен для предотвращения образования финансовых пирамид и во избежание полного освобождения от ответственности реальных учредителей. [6]

В соответствии с ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. В связи с этим вызывает особый интерес положение и функционирование органов управления в «компании одного лица». Кулагин М.И. по этому поводу высказывает мнение, что хотя закон и предусматривает наличие в таких организациях всех предусмотренных для традиционного юридического лица органов, к которым, в частности, относятся: общее собрание, правление, ревизоры, на практике они отсутствуют, в связи с тем, что сам собственник выполняет управленческие функции и воплощает в себе все органы компании.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что большую часть положений законодательства о компаниях невозможно применить к организациям с одним участником. Действительно, как можно применять к «компании одного лица», например, положения о порядке проведения общих собраний участников, назначении директоров или отчетности одних органов компании перед другими, если присутствует на всех собраниях только один участник. Шиткина Е.С. отмечает, что  в теории права наиболее популярна точка зрения, в соответствии с которой в структуре «компании одного лица» вообще отсутствует общее собрание. При этом решения данного органа заменяются письменными указаниями единственного участника. В противовес этому взгляду можно привести позицию Пяткова Д., который считает, что, если  отрицается существование собрания акционеров, то в таких случаях, следует отрицать существование и самого акционерного общества, так как общество - это группа лиц.  В соответствии с действующим законодательством высшим органом хозяйственных обществ является общее собрание участников или общее собрание акционеров. ФЗ "Об акционерных обществах" устанавливает, что положения указанного ФЗ распространяются и на общества с одним акционером так, как ФЗ не предусмотрено иное и  это не противоречит существу соответствующих отношений. Аналогичное указано и в ст.39 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»: «В обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно».

Сравнивая национальное и зарубежное законодательство, можно сделать вывод, что данный вопрос регулирование достаточно однотипно. Так, в Двенадцатой директиве ЕЭС «Об обществах с ограниченной ответственностью с единственным участником» определено, что полномочия собрания участников осуществляет единственный участник и принимаемые им решения подлежат письменному оформлению.

Однако, исходя из того, что полномочиями наделено одно лицо, то некоторые положения законодательства не применяются в данном случае. Например, положения о сроках и порядке проведения общего собрания, как в акционерных обществах, так и в обществах с ограниченной ответственностью. Это действительно имеет место быть, так как крайне нецелесообразно единственному участнику уведомлять самого себя о созыве общего собрания, например, путем отправки извещения.

Кроме общего собрания среди органов хозяйственного общества выделяют также совет директоров и исполнительные органы общества. Стоит отметить, что «компания одного лица» может функционировать без совета директоров, а полномочия и функции данного органа будет исполнять общее собрание. 

Интереснее рассмотреть организацию исполнительного органа в «компаниях одного лица». Можно выделить два варианта его функционирования. Первый – нанимается посторонний работник, который осуществляет свои полномочия по трудовому договору. Второй, когда единственный участник такого общества и исполнительный орган совпадают. Некоторое время отечественные правоприменители, основываясь на Письме Минздравсоцразвития России, придерживались мнения о невозможности заключения трудового договора руководителем организации с самим собой, так как иных участников (членов, учредителей) у организации нет.[7] Однако данную точку зрения нельзя считать верной. Шиткина Е.С. отмечает, что такое мнение связано с непониманием сущности "компании одного лица". Так как, несмотря на то, что лицо совпадает, выполняемая им правовая роль, функции и полномочия различны. В данных правоотношениях трудовой договор заключается не с самим собой, а между обществом, выступающим в роли работодателя, в лице единственного участника - физического лица и этим физическим лицом, который имеет уже другой      правовой статус - руководителя организации. Это подтверждается и ТК РФ,  в котором установлено, что  положения гл. 43 ТК РФ, устанавливающие особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа, не распространяются на руководителя организации, являющегося единственным участником (учредителем) этой организации.

Судебная практика пошла по тому же пути. Например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 сентября 2010 года  Дело N А45-3921/2010. В соответствии с указанным постановлением, суд установил, что ООО обратилось в суд с заявлением к Новосибирскому региональному отделу ФСС РФ о признании незаконным отказа в возмещении расходов, произведенных ООО на выплату работнику по больничному листу, выданному по беременности и родам; обязании ФСС возместить ООО указанные расходы на оплату больничного листа по беременности и родам в сумме. Из материалов дела следует, что решением единственного участника ООО Капустиной А.А. от полномочия директора организации возложены на Капустину А.А., которая заключила с ООО трудовой договор. Общество обратилось в ФСС с заявлением о возмещении произведенных расходов, связанных с выплатой директору организации пособия по беременности и родам. ФСС отказал. Свое решение отдел ФСС обосновал тем, что руководитель организации, являющийся единственным учредителем ООО, не подлежит обязательному государственному страхованию и не имеет права на государственные пособия за счет средств ФСС. В результате рассмотрения дела, суд удовлетворил заявленные обществом требования, исходя из того, что положения статьи 273 ТК РФ не исключают возможности получения пособия по беременности и родам руководителями организаций, являющимися единственными учредителями общества.[8]

Таким образом, «компания одного лица» достаточно своеобразный и интересный институт отечественного законодательства. В законодательствах многих государств предусмотрено создание «компаний одного лица». При этом можно сделать вывод о том, что понимание сущности и регулирование данного вида юридического лица схоже в законодательных актах многих государств. Изучению данного явления посвящено множество работ. При этом отношение к данному институту в теории права неоднозначно. Наличие пробелов в регулировании деятельности «компании одного лица» требует дальнейшего изучения данного явления и совершенствования законодательства в данной сфере.

Список литературы:

  1. Суханов, Е. А. Сравнительное корпоративное право: учебное пособие / Е. А. Суханов. – Москва: Статут, 2014.
  2. Двенадцатая директива N 89/667/ЕЭС Совета Европейских сообществ «В сфере права хозяйственных обществ об обществах с ограниченной ответственностью с одним участником» (Принята в г. Брюсселе 21.12.1989)
  3. Тарасов, И. Т. Учение об акционерных компаниях / И. Т. Тарасов. – Москва:Статут, 2000.
  4. Шершеневич, Г. Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914 г.): учебник / Г. Ф. Шершеневич. – Москва: Спарк, 1994.
  5. Кулагин, М.В. Избранные труды / М.В. Кулагин. – Москва: Статут, 2004.
  6. Шиткина, И. С. Корпоративное право: учебник / И. С. Шиткина. – Москва: Кнорус, 2015.
  7. Письмом Минздравсоцразвития РФ от 18.08.2009 N 22-2-3199)
  8. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.03.2011 по делу N А45-12006/2010
  9. Федоренко Н.В., Колесник И.В., Колесник В.В. Теоретико-правовые основы предпринимательства. // Учебное пособие. РГЭУ РИНХ. Ростов-на-Дону.2018.