АНАЛИЗ НАУКОМЕТРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКИХ УЧЁНЫХ В ОБЛАСТИ КИБЕРБУЛЛИНГА

ANALYSIS OF SCIENTOMETRIC INDICATORS FOR RUSSIAN SCIENTISTS' RESEARCH IN THE FIELD OF CYBERBULLYING

Широкое распространение в наше время глобальных сетей, информационно-коммуникационных и инновационных технологий несомненно является благом для всего человечества (здесь стоит вспомнить облачные вычисления, технологии Больших данных, 3D-печать, интернет вещей - IoT (Internet of Things), электронные платежи и системы расчёта и др.); но в то же время оно породило ряд негативных аспектов в информационной сфере (создание и распространение вредоносных программ, спам, распространение в интернете порнографической информации, интернет-зависимость, использование различными экстремистскими организациями сети Интернет для пропаганды своих идей и для вербовки боевиков; информационная сфера становится средой организации и проведения явных и тайных операций информационных войн и др.) [1]. В их число входит и  кибербуллинг (синонимы: кибермоббинг, интернет-моббинг)— преднамеренные и продолжающиеся в течение определенного периода агрессивные действия с целью нанесения как минимум психологического вреда человеку и осуществляемые с использованием электронной почты, мобильной связи, а также в социальных сетях и на web-сайтах [2].

Эксперты выделяют следующие причины кибербуллинга: проблемы в семейных отношениях, стремление к превосходству, зависть, субъективное чувство неполноценности, месть, отсутствие умения разрешать конфликты личностные характеристики индивида (проблемы в эмоциально-волевой сфере и др.). Больше всего от кибербуллинга страдают дети 9-12 лет.

По данным Всемирной организации здравохранения в России около 20% одиннадцатилетних подростков хотя бы раз подвергались кибербуллингу [3]. Для сравнения: в ФРГ этот показатель почти в пять раз ниже (4%), во  Франции  от  травли  в сети Интернет страдают 3% детей, в Швеции — всего 2%.

Необходимо отметить, что для жертв кибербуллинга характерны следующие особенности: практическое отсутствие поддержки родителями эмоциональных и других аспектов жизнедеятельности ребёнка, невысокий уровень самооценки, низкий уровень компьютерной грамотности, недостаточно развитые навыки общения, а также невысокий уровень социальной адаптации.

В настоящее время в России всё в большей степени оценивают итоги работ учёных и преподавателей в различных научных областях на основе количественных результатов с помощью наукометрических показателей результативности работ исследователей, определяемых публикационной активностью Р,  цитируемостью С  и индексом Хирша.

В XXI в. значительный интерес представляют не только сами результаты исследований, но и востребованность V научным сообществом итогов работ учёных в различных направлениях наук, определяемая соотношением С / Р.

Ниже рассматриваются наукометрические показатели исследования российских учёных в области кибербуллинга.

Так как в известных системах WoS и в Scopus по различным причинам слабо учитываются наукометрические показатели исследований российских учёных, с 2006 г. в России началось формирование национальной базы РИНЦ (Российский научный индекс цитируемости)[4].

В работах [5-7] приводятся некоторые итоги сравнительного анализа исследований российских учёных в отдельных естественнонаучных областях знаний. 

Ниже впервые анализируется динамика публикаций P российских учёных в 2013-2019 гг. в области кибербуллинга, в которых отражаются по данным РИНЦ итоги исследований российских учёных в этой сфере, а также их цитируемость (рис. 1).

Из рис. 1 следует, что число публикаций в рассматриваемой области знаний непрерывно росло в течение всего исследуемого периода и увеличилось в 2019 г. в шесть раз по сравнению с 2013 г. Этот факт свидетельствует о высокой  значимости  исследований российских исследований в данной области.

http://meridian-journal.ru/uploads/2020/02/3152-1.PNG

        Рисунок 1. Показатели  публикационной активности и цитируемости

                   российских учёных  в 2013-2019 гг. в области кибербуллинга

 

Что касается показателя цитируемости соответствующих публикаций, то после достижения максимума в 2014 г. он начинает уменьшаться;  при  этом  в  2018 г.  его значение стало практически в три раза меньше  максимума 2014 г., опустившись ниже уровня 2013 г. Это, возможно, объясняется началом кризиса в России в 2014 г., когда в последующие годы финансовые вложения в экономику и науку стали уменьшаться.

Невысокие значения в 2019 г. показателей цитирования для данной отрасли исследований объясняются, как и для других естественнонаучных отраслей наук, известной закономерностью: замедленным откликом научного сообщества на публикации текущего года.

Динамика востребованности  итогов работ российских учёных в области кибербуллинга в 2013-2019 гг.  представлена на рис. 2. 

            Рисунок 2. Востребованность  итогов  исследований  российских учёных

                        в 2013-2019 гг. в области кибербуллинга

 

Как следует из рис. 2, востребованность итогов исследований в этой сфере знаний была максимальной для 2014 г., затем она  начала  уменьшаться  и  для  2018 г.  составила  лишь  около  7%   от  максимума 2014г.

Небольшие показатели востребованности в 2019г. объясняются, очевидно, той же причиной, что и для показателей цитирования в этом  году - слабым откликом научного сообщества на публикации текущего года.

            В Китае около 13% из почти 0,5 млрд. пользователей сети Интернет страдают интернет-зависимостью; для них созданы специализированные лечебные учреждения, где их лечат не только с использованием медикаментов,   но  и  психотерапии,  а  также  усиленных  занятий спортом.

         Большинство экспертов считают, что для того, чтобы предотвратить у подростка формирование интернет-зависимости, необходимо заинтересовать его тем, что напрямую не связано с непосредственным "погружением" в Интернет. Такими увлечениями могут стать для него музыка, занятия спортом, кулинария, уход за домашним животным и т.п. Необходимо помнить, что чем позже подростки будут ознакомлены с различными гаджетами (смартфонами, планшетами и компьютерами), тем меньше шансов, что интернет-зависимость у них сформируется.

         В заключение следует отметить, что несмотря на проводимые меры по борьбе с кибербуллингом, число его жертв среди подростков ежегодно растёт, поэтому необходимо соблюдать следующие предлагаемые экспертами принципы борьбы с кибербуллингом:

- создание и внедрение специальных обучающих программ для родителей, преподавателей школ и сотрудников служб безопасности. При этом на различных симпозиумах и конференциях необходимо слушателей информировать   о   сути   кибербуллинга   и  о  различных мерах  по  борьбе   с  ним;

- необходимо, чтобы каждый пользователь сети знал номера телефонов соответствующих "горячих линий", достаточно свободно владел различными инструментами, с помощью которых мог сообщить соответствующим службам о нелегитимном поведении того или иного пользователя;

- разработка специальных сервисов, которые позволяют предотвращать и контролировать распространение вредоносного контента;

- обучение пользователей Интернета современным способам формирования и сохранения различных паролей;

- создание специализированной системы оперативного реагирования сотрудников служб безопасности, провайдеров, операторов связи на противоправную деятельность в сети Интернет.

 

Литература

  1. Арутюнов В.В. Особенности социальных аспектов информационной безопасности // Научно-техническая информация, сер. 1. - 2018, № 2. - С. 20-24.
  2. Баранов А.А., Рожина С.В. Психологический анализ причин подросткового кибербуллинга // Вестник Удмуртского университета (Философия. Психология. Педагогика). - 2015. - Т. 25, вып. 1. - С. 37-41.
  3. Михайлова А. Ненависть в сети: что такое кибербуллинг и как с ним бороться. [Электронный ресурс] - Режим доступа:  URL: https://ria.ru/20171031/1507924371.html?in=t  (дата обращения 25.01.20).
  4.  Российский индекс научного цитирования (РИНЦ). Режим доступа: URL: https://elibrary.ru/querybox.asp?scope=newquery (дата обращения 20.01.20).
  5. Арутюнов В.В. Показатели эффективности эрготехнических систем // Научные и технические библиотеки. - 2014, № 6. - С. 5-14.
  6. Арутюнов В.В. О некоторых результатах приоритетных исследований в области информационной безопасности // Научно-техническая информация, сер. 1. - 2016, № 2. - С. 8-16.
  7. Арутюнов В.В. Результативность научной деятельности опорных вузов  России  //  Научные  и  технические  библиотеки.  -  2018,  № 3.  -    С. 33-43.