ПРОБЛЕМЫ КОНКРЕТИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ПРОЗРАЧНОСТИ В СФЕРЕ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

CONCRETIZATION PROBLEMS OF THE PRINCIPLE OF TRANSPARENCY IN CORPORATE GOVERNANCE

В современном российском законодательстве не даётся четкое определение понятию «корпоративное управление». В данной статье из всех определений современных авторов, изучающих корпоративное управление, используем определение И.С. Шиткиной. Корпоративное управление – совокупность способов воздействия или процесс, с помощью которого управляется деятельность корпорации. Стоит добавить, что корпоративное управление – это организационная модель, призванная, с одной стороны, регулировать отношения между менеджерами компании и их владельцами (акционерами), с другой стороны, согласовывать цели различных заинтересованных сторон, обеспечивая тем самым эффективное функционирование организации[1].

В Кодексе корпоративного управления устанавливается, в частности       п. 1.2.1, п. 2.1.6, п. 6.1, что для эффективного корпоративного управления необходима открытость и объективность раскрытия информации о деятельности корпорации. Это должно привлекать и содействовать вхождению новых участников (акционеров) в компанию, а также благоприятствовать положительному решению инвесторов о финансовой поддержке деятельности компании. Информационная открытость служит как поддержкой для обеспечения прозрачности управления компанией, так и дает свободный и необременительный доступ к информации для заинтересованных групп лиц. Особенно это важно в тех случаях, когда участником корпоративных отношений выступает государство, поскольку оно занимает особое место как участник данных отношений, что обусловлено его публичными интересами и функциями, закрепленными в Конституции РФ. В связи с этим особое значение приобретает принцип прозрачности в сфере корпоративного управления.

Бесспорно, каждый принцип права, для того чтобы выступать эффективным регулятором общественных отношений, должен быть конкретизирован в нормах права. Конкретизация права, как отмечает В.В. Ершов, представляет собой выработку управомоченными органами и лицами в процессе правотворческой деятельности более детальных, конкретных, уточняющих принципов и норм права.[2]

Рассматривая вопрос о конкретизации принципа прозрачности, действующего в сфере корпоративных отношений, в первую очередь следует обратить внимание на федеральные законы: от 27.07.2010 г. № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности» (ст. 7), от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (ст. 92), от 22.04.1996 г. № 39-Ф3 «О рынке ценных бумаг» (ст. 30). В них можно проследить конкретизацию принципа прозрачности через закрепление правил раскрытия информации. Принцип прозрачности получает наибольшую конкретизацию, но не закрепление, в ст. 30 ФЗ «О рынке ценных бумаг», где дается понятие «раскрытие информации»: «Под раскрытием информации на рынке ценных бумаг понимается обеспечение ее доступности всем заинтересованным в этом лицам независимо от целей получения данной информации в соответствии с процедурой, гарантирующей ее нахождение и получение».

Важность закрепления и конкретизации данного принципа особенно проявляется в связи с закрепившейся тенденцией падения прямых иностранных инвестиций в РФ и сохранением высоких темпов оттока капитала: в 2011 году он составил более 85 млрд. долл. США, в 2012 году — 56,8 млрд. долларов, в 2013 году превысил 60 млрд. долларов США, по итогам 2014 года отток капитала составил 151 млрд. долларов США. В 2015 году ситуация улучшилась: отток составил 57,5 млрд. долларов США, в 2016 году — 15,4 млрд. долларов США[3]. Такое положение вещей связано во многом с низкой культурой корпоративного управления и неразвитостью законодательства с сфере корпоративного управления, в том числе, на наш взгляд, с недостаточной реализацией принципа прозрачности в корпоративных отношениях, в связи с чем для конкретизации этого принципа принимаются не только НПА, подлежащие обязательному применению, но и акты, имеющие рекомендательный характер.

Данный принцип закреплен в нескольких документах, регулирующих отношения в сфере корпоративного управления, являющихся рекомендательными. В первую очередь стоит сказать о Принципах корпоративного управления Организации экономического сотрудничества и развития (принципы ОЭСР)[4] и Кодексе корпоративного управления, одобренном Советом директоров Банка России 21 марта 2014 года. Раздел VI Кодекса полностью посвящен раскрытию информации и информационной политике, где в пункте 6.1 прямо закреплено: «Общество и его деятельность должны быть прозрачными для акционеров, инвесторов и иных заинтересованных лиц». Применение положений Кодекса является добровольным и основано на стремлении повысить привлекательность корпорации в глазах существующих и потенциальных инвесторов[5].

Считаем необходимым проследить, как принцип прозрачности и конкретизирующие его нормы применяются в судебной практике, поскольку, как пишет В.В. Ершов, возникает объективная необходимость не в бесконечной и безграничной конкретизации права, а на основе имеющихся принципов и норм права – в индивидуальном регулировании общественных отношений в виде индивидуальных судебных актов.[6]

 Обратимся к практике российских судов и рассмотрим, как толкуются нормы, конкретизирующие рассматриваемый принцип:

  1. Решение Арбитражного суда Саратовской области от 16.02.2016 г. по делу № А57-30087/2015 в отношении ПАО «ВНИПИгаздобыча»: ПАО было привлечено отделением ЦБ РФ к административной ответственности за непредоставление информации одному из своих акционеров. Общество обратилось в суд с заявлением о признании незаконным соответствующего постановления и его отмене, в удовлетворении которого ему было отказано решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции. Суд кассационной инстанции отменил постановления нижестоящих судов и принял новое решение об удовлетворении требований ПАО «ВНИПИгаздобыча». ВС РФ определением от 25.04.2017 № 306-АД16-17822 оставил без изменения постановление суда кассационной инстанции, указав, что суд обоснованно сделал вывод о том, что гражданско-правовые договоры, которые ПАО отказалось предоставлять акционеру, относятся к документам бухгалтерского учета и не могут быть затребованы.
  2. Решение Арбитражного суда города Москвы: № А40-147148/2014 от 15.12.2014 в отношении акционерного общества «Вертолеты России»: по заявлению данного АО о признании решения отделением Банка России о наложении штрафа обществу незаконным. АО «Вертолеты России»[1] считало, что суды неправильно толкуют норму ст. 15.19 КоАП РФ и просило отменить решение. Основанием привлечения к ответственности послужили выводы административного органа о том, что общество раскрыло не в полном объеме годовой отчет. АОбыли заключены сделки, которые являлись сделками в совершении которых имелась заинтересованность органов общества. Изучив доводы сторон, суд отклонил жалобу общества и оставил наказание в силе. Решение первой инстанции было оставлено без изменения в апелляционной инстанции. ВС РФ Постановлением от 18.12.2015 № 305-АД15-12117 оставил решение нижестоящих судов без изменения, а жалобу АО без удовлетворения, ссылаясь на то, что несогласие заявителя с толкованием судебными инстанциями норм КоАП не свидетельствует, что судами допущены существенные нарушения.

Данные примеры демонстрируют, что суды сталкиваются со сложностями при толковании норм, конкретизирующих принцип прозрачности, в связи с чем требуется дальнейшее развитие нормативно-правового регулирования, в том числе ужесточение ответственности для организаций с государственным участием.

Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (далее – Росимущество) в 2014 году была разработана методика самооценки качества корпоративного управления в компаниях с государственным участием, где также нашло отражение таких понятий, как прозрачность и раскрытие информации данных организаций, что также способствует конкретизации и отражению данного принципа. Однако, на наш взгляд, принципу прозрачности необходима конкретизация и детализация не на ведомственном уровне, а на уровне закона и правительственных актов, как четкой основы, на которой базируется корпоративное управление не только по отношению к участникам (акционерам) и заинтересованным лицам, но ко всему обществу. По нашему мнению, необходимо законодательно определить условия раскрытия информация для всех групп лиц и ужесточить требования к раскрытию информации и ответственность за это публичных корпораций.

На протяжении 2016-2017 гг. государственными органами была проделана работа по созданию Концепции развития публичной нефинансовой отчётности, которая направлена на негосударственные и государственные организации. Предпосылками к разработке и реализации данной программы являются, во-первых, стремление государства сделать российские организации более прозрачными и открытыми, благодаря чему воздействовать на их экономическую, экологическую и социальную деятельность, с помощью чего, эффективнее осуществлять общественное развитие. Во-вторых, необходимость повысить доверие и престиж российских компаний перед заинтересованными лицами не только в пределах государства, но и за рубежом. Концепция направлена на глобальную реализацию принципов прозрачности и социальной ответственности, закреплённых в Кодексе корпоративного управления Центральным банком РФ ещё в 2014 году.

Содержание Концепции включает в себя перечень возможных видов отчётов, таких как: годовой отчёт, который в первую очередь направлен на акционеров, содержащий информацию о деятельности организации за год; интегрированный отчёт – направлен на инвесторов; отчёт о деятельности в области устойчивого развития – комплексный документ, предназначенный для широкого круга лиц. Данные виды возможных отчётов предполагают решение определённых задач:

- совершенствование системы управления рисками;

- развитие практики корпоративного управления и деловой этики;

- повышение эффективности управления, в том числе экологической и социальной деятельностью;

- повышение инвестиционной привлекательности.

В совокупности деятельность Правительства РФ по систематизации и развитию корпоративного управления в Российской Федерации, в том числе имеющая целью конкретизацию принципа прозрачности в корпоративном управлении, не может не радовать, так как данная тенденция направлена на улучшение инвестиционного климата и повышения доверия к отечественным организациям.

Поиск баланса между влиянием государства на корпорации и невмешательством для повышения иностранных инвестиций, является приоритетом корпоративного управления, чему несомненно способствует раскрытие и конкретизация принципа прозрачности как для компаний с частным капиталом, так и для организаций с государственным участием. Деятельность корпорации - это не только получение прибыли, это осознание экологических и общественных интересов общества, что может быть реализовано через принцип прозрачности с элементами общественного мониторинга.

  

Использованные источники:

  1. Корпоративное право: Учебный курс. В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1 – М: Статут, 2017. С. 564
  2. Ершов В.В. Правовое и индивидуальное регулирование общественных отношений. М.: РГУП, 2018. С. 326-327
  3. Корпоративное управление в России: оценка компаний: Исследование комитета по корпоративному управлению// РСПП, 2016. С. 41
  4. [Электронный ресурс] - https://www.oecd.org/
  5. Корпоративное право современной России: монография. / Андреев В.К., Лаптев В.А. - М.: Проспект, 2018. С. 115
  6. Ершов В.В. Указ. соч. С.332

 

[1] 85 % акций АО «Вертолеты России» принадлежит госкорпорации «Ростех», что дает основание рассматривать его как общество с государственным участием.