ДЕТСКИЙ НАРЦИССИЗМ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

CHILDREN'S NARCISISM: A MYTH OR REALITY?

Н. Мак-Вильямс выделяет следующие типы организации характеров личности: антисоциальный (психопатический), нарциссический, шизоидный, параноидный, депрессивный или маниакальный, мазохистический, обсессивный и компульсивный, истерический, диссоциативный [1]. Однако, в современном мире преобладает нарциссический тип личности.

Нарциссизм – это свойство характера, которое заключается в чрезмерной самовлюбленности и завышенной самооценке, абсолютно не соответствующей действительности. Одна из главных характеристик нарциссических личностей — чередование ощущений собственной грандиозности и собственной ущербности. Для нарциссических личностей имидж заменяет истинную сущность человека, они стараются казаться лучше, чем они есть на самом деле, для того, чтобы произвести благоприятное впечатление на других. Причина их безудержного стремления к успеху кроется в том, что своей ценности они не чувствуют до тех пор, пока на эту ценность не подтвердят окружающие.

Люди с высоким уровнем грандиозного нарциссизма эгоцентричны, чувствуют себя вправе на особое отношение, не уважают других людей и ставят себя выше других [2, с. 3-31]. Ради преследования своих эгоистических целей, грандиозные нарциссы склонны к социально-разрушительному поведению, такого как агрессия [3, с. 219-229], запугивание [4, с. 5-29], сексуальное принуждение [5, с. 210-220] или девиантное поведение на рабочем месте [6, с. 762-776].

Что определяет уровень нарциссизма человека? Как и для большинства черт личности, в первую очередь, гены являются важным фактором. Результаты семейных исследований показывают, что генетические факторы составляют приблизительно 50% дисперсии в грандиозном нарциссизме [7, с. 52-58]. Кроме того, важную роль играет воспитание. Ряд родительских стилей воспитания может повлиять на формирования и развития нарциссизма у детей [8, с. 84-94], в частности, переоценивание и завышенные ожидания родителей [9, с. 143-148]. Основное предположение состоит в том, что дети усваивают похвалу и ожидания своих родителей и развивают нарциссические черты, такие как чувство грандиозности и психологическая исключительность. Исходя из этого, можно предположить, что единственный ребенок в семье, которому не приходится делиться вниманием своих родителей с братьями и сестрами, склонен к более высокому уровню нарциссизма, чем ребенок, который растет в семье с одним или несколькими детьми.

Нарциссизм развивается у таких детей, которые сверхчувствительны к невыраженным чувствам, отношениям и ожиданиям других. Во многих семьях есть ребенок, чей природный талант бессознательно используется его родителями (и другими родственниками, участвующими в воспитании) для поддержания их собственной самооценки. В этого ребенка вкладывается максимум усилий для того, чтобы потом он стал гордостью семьи, и на такого ребенка ложится бремя ответственности оправдать ожидания родственников. Конечно, у него остается мало шансов прожить свою жизнь, и он часто старается реализовать мечты тех, кто его воспитал. Именно у таких детей риск развития нарциссизма очень велик [10].

Две основные субмеры грандиозного нарциссизма составляют нарциссическое восхищение (склонность к агентированному самосовершенствованию) и нарциссическое соперничество (самозащитная тенденция к межличностному антагонизму) [11, с. 1013-1037]. Несмотря на то, что эти две субмеры положительно связаны, они часто имеют поразительно разные, иногда даже расходящиеся, корреляции с третьими переменными [12, с. 57-69].

Если чрезмерная родительская похвала и внимание действительно поднимают уровень нарциссизма единственного в семье ребенка, это должно в первую очередь повлиять на измерение нарциссического восхищения. Соперничество может быть ослаблено у единственного ребенка в семье в силу того, что он не должен бороться с братьями и сестрами за внимание своих родителей [10].

В 2019 году ученые Лейпцигского и Вестфальского университетов провели исследование, в котором приняли участия 556 респондентов (36,2% мужчин, 63,7% женщин, 18,9% детей). Цель исследования заключалась в том, чтобы проверить стереотип, что нарциссизм у единственного ребенка в семье выше, чем у детей, которые воспитываются с братьями и сестрами [10].

Анализ результатов исследования показал, что участники действительно поддерживают данный стереотип, приписывая единственному в семье ребенку более высокое нарциссическое восхищение и более высокое нарциссическое соперничество. Соответственно, единственный ребенок в семье оценивается выше, чем другие дети по обоим субмерам нарциссизма. Анализ суждений единственных в семье детей обнаружил, что респонденты оценивали единственных в семье детей выше по субмере «восхищение» и ниже по субмере «соперничество». Чтобы проверить, были ли эти различия статистически значимыми, было проведено два дисперсионных анализа (один для оценок восхищения и второй для оценок соперничества). В оценках восхищения различия не были существенными; относительно оценки соперничества, однако, различие было значительным, что указывает на то, что тенденция к дифференцированию единственных детей в семье и не единственных детей в семье с точки зрения соперничества сильнее выражена у респондентов, которые не были единственными в семье детьми [10].

Таким образом, ответы респондентов подтвердили стереотип, что единственные дети в семье имеют более высокий уровень субмеры восхищения, чем не единственные дети в семье; однако с утверждением о нарциссическом соперничестве согласны только те респонденты, которые сами являются не единственными детьми в семье.

Эти результаты хорошо согласуются с более ранними исследованиями, показывающими, что люди в среднем имеют довольно негативный взгляд на единственного ребенка в семье [13, с. 268-275], [14, с. 167-176]. Что касается нарциссического восхищения, то этот стереотип присутствовал как у испытуемых, которые были единственными детьми в семье, так и у респондентов, которые были не единственными детьми в семье; следовательно, не нашлось никаких доказательств того, что этот стереотип превалировал в какой-либо из групп. Что касается нарциссического соперничества, то этот стереотип поддерживался исключительно теми респондентами, которые сами были не единственными в семье детьми.

На втором этапе исследования был проведен тщательный анализ потенциальных различий между единственными детьми в семье и не единственными детьми в семье с точки зрения нарциссизма. Общее число респондентов составило 1810, из них 52,3% женщин, 47,7% мужчин. В качестве независимых переменных, использовались возраст, пол, социально-экономический статус, место жительства в детстве, наличие или отсутствие обоих родителей в детстве [10].

Анализ данных показал, что единственные дети в семье набрали меньше баллов по субмерам «восхищение» и «соперничество», чем не единственные дети в семье, что опровергает гипотезу, что единственные дети в семье более склонны к нарциссизму. Таким образом, утверждение, что единственные дети в семье более нарциссичны, не нашли подтверждения.

 

Литература

  1. McWilliams, Nancy. Psychoanalytic diagnosis: Understanding personality structure in the clinical process // New York: The Guilford Press. – 1994.
  2. Krizan Z., Herlache A. D. The narcissism spectrum model: A synthetic view of narcissistic personality // Personality and Social Psychology Review. – 2017. – №. 22. – С. 3–31.
  3. Bushman B. J., Baumeister R. F. Threatened egotism, narcissism, self-esteem, and direct and displaced aggression: Does self-love or self-hate lead to violence? // Journal of Personality and Social Psychology. – 1998. – № 7. – С. 219–229.
  4. Fanti K. A., Henrich C. C. Effects of self-esteem and narcissism on bullying and victimization during early adolescence // The Journal of Early Adolescence. – 2015. – № 35. – С. 5–29.
  5. Holtzman N. S., Strube M. J. The intertwined evolution of narcissism and short-term mating: An emerging hypothesis. In Campbell W. K., Miller J. D. (Eds.), The handbook of narcissism and narcissistic personality disorders: Theoretical approaches, empirical findings and treatments // Hoboken, NJ: John Wiley. – 2011. – С. 210–220.
  6. Judge T. A., LePine J. A., Rich B. L. Loving yourself abundantly: Relationship of the narcissistic personality to self- and other perceptions of workplace deviance, leadership, and task and contextual performance // Journal of Applied Psychology. – 2006. – № 91. – С. 762–776.
  7. Luo Y. L., Cai H., Sedikides C., Song H.. Distinguishing communal narcissism from agentic narcissism: A behavior genetics analysis on the agency–communion model of narcissism // Journal of Research in Personality. – 2014. – № 49. – С. 52–58.
  8. Wetzel E., Robins R. W. . Are parenting practices associated with the development of narcissism? Findings from a longitudinal study of Mexican-origin youth // Journal of Research in Personality. – 2016. – № 63. – С. 84–94.
  9. Thomaes S., Brummelman E. Parents’ socialization of narcissism in children. In Hermann A. D., Brunell A., Foster J. (Eds.), The handbook of trait narcissism: Key advances, research methods, and controversies // New York, NY: Springer. – 2018. – С. 143–148.
  10. Dufner1 M, Back M.D., Oehme1 F. F, Schmukle S.C.. The End of a Stereotype: Only ChildrenAre Not More Narcissistic Than PeopleWith Siblings // Social Psychological and Personality Scienc. – 2019. https://doi.org/10.1177/1948550619870785.
  11. Back, M. D., Küfner, A. C., Dufner, M., Gerlach, T. M., Rauthmann, J. F., Denissen, J. J. Narcissistic admiration and rivalry: Disentangling the bright and dark sides of narcissism // Journal of Personality and Social Psychology. – 2013. – № 105. – С 1013–1037.
  12. Back M. D. The narcissistic admiration and rivalry concept. In Hermann A. D., Brunell A., Foster J. (Eds.), The handbook of trait narcissism: Key advances, research methods, and controversies // New York, NY: Springer. – 2018. – С. 57–69.
  13. Mancillas A.. Challenging the stereotypes about only children: A review of the literature and implications for practice // Journal of Counseling & Development. – 2006. – № 84. – С 268–275.
  14. Stewart A. Can knowledge of client birth order bias clinical judgment? // Journal of Counseling & Development. – 2004. – № 82. – С 167–176.