НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ ДОХОДОВ ОТ ОПЕРАЦИЙ С КРИПТОВАЛЮТОЙ

  1. Виды операций с криптовалютой.

Эпоха цифровизации и внедрения новых технологий приводит к созданию и новых средств оплаты, одним из которых является криптовалюта. Большой массив транзакций в современном обществе осуществляется посредством тех самых «новых денег». Поэтому у государства возникает проблема налогообложения полученного дохода налогоплательщиками, которая связана, прежде всего, с особенностями криптовалюты: децентрализованность и анонимность транзакций.

В настоящее время в поле правого регулирования государств подпадает деятельность по эмиссии, перемещению (купля-продажа, обмен) и хранение криптовалют.

В настоящей статье перед нами стоит задача разобраться, как на сегодняшний день, операции с криптовалютами, а именно эмиссия, определены и урегулированы в сфере налогового регулирования в различных государствах.

Процесс эмиссии криптовалюты представляет собой не только выпуск

абсолютно новой криптовалюты, но и сам процесс «добычи».

В подавляющем большинстве случаев, процесс эмиссии является децентрализованным и осуществляется за счет майнинга:

  • Майнеры проводят вычислительные операции для генерирования нового блока транзакций.
  • За каждый блок пользователи получают вознаграждение, которое исчисляется фиксированным количеством монет. Награда распределяется между всеми пользователями, участвовавшими в создании нового элемента сети.

Таким образом, майнеры выполняют сразу 2 задачи: поддерживают функционирование платёжной системы (без новых блоков она станет недееспособной) и обеспечивают систематическое появление новых монет.

         Можно выделить 3 вида эмиссии криптовалют:

  1. Ограниченная эмиссия с единоразовым выпуском всех монет;
  2. Ограниченная эмиссия (имеется возможность майнинга);
  3. Неограниченная эмиссия.

Для целей налогообложения и установление государством налогового

режима относительно операций с криптовалютами необходимо определить два основных фактора: как квалифицировать криптовалюту как объект налогообложения, а также определение функционального сегмента на рынке криптовалют[1].

  1. Практика государств в определении криптовалюты, в качестве объекта налогообложения.

Во многих юрисдикциях решен вопрос об определении криптовалюты

как объекта налогообложения (будь то признание криптовалюты, либо установление запрета на любые операции с криптовалютами), сам статус в государстве определен, что нельзя сказать о нашем государстве.

         В мировой практике встречаются разные квалификации криптовалюты в целях налогообложения, такие как: иное имущество, платежное средство, информация, электронные деньги и др.

         Основные подходы, которые сформировались на данный момент в мире: первый – приравнивание криптовалюты к фиатным деньгам (настоящий подход применяется в Швейцарии и Великобритании) и второй – признание криптовалюты в качестве имущества или нематериального актива.

         Первым государством, открывшее двери криптореволюции, в 2017 году стало Япония. Японское правительство в марте 2017 года объявило биткойн потенциальным объектом налогообложения организаций-налогоплательщиков. В своем заявлении от 07.03.2017г. (проведя анализ валюты) правительство ссылается на 11 различных законов и правил, чтобы сделать вывод, что биткойн не является валютой или активом, охватываемым обычными торговыми законами. Либерально-демократическая партия Японии определила криптовалюта как оборотоспособный актив, который в процессе рыночных отношений может быть использован как платежное средство.

         Таким образом, в настоящем заявлении обозначено, что криптовалюта и все операции с ней подлежат налогообложению по общим правилам, предусмотренным налоговым законодательством. Доходы, полученные физическим лицом от операций с криптовалютой, подлежит обложению подоходным налогом, то же касается и юридических лиц.

         Отдельные криптовалюты (Bitcoin и Etheruim) были признаны законным средством платежа в апреле 2017 г. Этот шаг привел к росту спроса на криптовалюту со стороны инвесторов и началу использования биткоинов в качестве одного из способов оплаты в розничных магазинах. Также были законодательно оформлены процедуры противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма и KYC (знай своего клиента)[2], применимые к организациям, осуществляющим операции с криптовалютой.

         Ввиду того, что спрос на криптовалюту возрастает, Япония к 2020 году планирует создать национальную валюту J-coin, тем самым, стимулировать пользователей приобретать и использовать именно национальную криптовалюту (что облегчит контроль государства за операциями с криптовалютами и налогообложение таких операций) и снизит зависимость страны от наличных средств. Особенность национальной криптовалюты заключается в том, что: эмиссия J-coin будет осуществляться централизованно и привязанность криптовалюты к йене.

         Вопрос об экономической природе «цифровых денег» встал и в Суде Европейского союза. В своем решение от 22.10.2015 №С-264/14 по делу Skatteverket v. David Hedqvist[3] отнес биткоин к «контрактным средствам платежа». Существо спора заключалось в том, что гражданин Швеции намеревался произвести обмен традиционной валюты на биткоины. Для соблюдения налогового законодательства он обратился в Шведскую комиссию налогового права за разъяснением: будет ли покупка и продажа биткоина облагаться НДС. Комиссия разъяснила, что биткойн по своей экономической природе близок к легальным средствам оплаты и его купля-продажа освобождается от НДС.

         Суд ЕС пришел к выводу, что сделки по обмену реальной валюты на биткойны и наоборот квалифицируются как услуги в контексте Директивы по НДС. Это обмен различными средствами оплаты. Существует прямая связь между услугой, оказываемой гражданином Хэдквистом, и его представлением о выгоде, в частности о том, что прибыль — это разница между ценой, по которой он продает биткойны, и ценой, за которую он их приобретает.

Суд решил, что данные транзакции освобождаются от обложения НДС на основе положений Директивы по НДС о «ценностях, банкнотах и монетах, использующихся в качестве законных средств платежа». Исключение сделок, аналогичных совершаемым гражданином Швеции Хэдквистом, лишило бы их эффективности, возникающей в результате освобождения от НДС. Освобождение сделок облегчает трудности, связанные с определением налогооблагаемой базы и суммы налога.

Таким образом, в соответствии с позицией, определенной Судом ЕС в своем решении, криптовалютные обменные операции были приравнены к обменным операциям с официальными валютами, в связи с чем освобождены от обложения НДС.

         Как и в Японии в большинстве стран Европы и США применимо прямое налогообложение факта выпуска и получения криптовалюты (то есть эмиссии) – признается фактом получения налогооблагаемого дохода, учитываемого по справедливой рыночной стоимости, вне зависимости от реализации, но часто вводится освобождение для деятельности «в личных целях» с установлением порога дохода (как, например, в Швеции, Франции, Австралии).

  1. Подход Российской Федерации к определению понятия «криптовалюты».

         Относительно российского законодательства и возможности внедрения в нашу правовую систему такого объекта налогообложения возникает множество споров и сомнений. В настоящее время статус криптовалюты в Российской Федерации находится в подвешенном состоянии: не легализована и не запрещена.

         С точки зрения налогового законодательства, на данный момент, доход, полученный от деятельности, связанной с криптовалютой, уплачивается по общим правилам, предусмотренные в налоговом кодексе. Но как было отмечено на заседании комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России, введение общих правил налогообложения для виртуальной валюты и токенов может обернуться многочисленными проблемами на практике. Так что возникает необходимость разрабатывать специальное законодательство.

         В первую очередь, сложность определение криптовалюты как объекта налогообложения связано с неким отождествлением криптовалюты и денежного суррогата. Понятие «денежного суррогата» упомянуто в статье 27 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

         Стоит обратить внимание, что данная статья регулирует сферу наличных денег, это подтверждает и правоприменительная практика, а именно «дело колионов». Тем самым, никак не подходит под определение криптовалюты – цифровых денег.

         Сам подход и практика в Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что государство критично относится к самим операциям с криптовалютой, с учетом их анонимности и бесконтрольности.

         Так в соответствии с информационным сообщением Росфинмониторинга «использование криптовалют при совершении сделок является основанием для рассмотрения вопроса об отнесении таких сделок (операций) к сделкам (операциям), направленным на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма».

         Согласно письма ФНС России от 03.10.2016 года «операции, связанные с приобретением или реализацией криптовалют с использованием валютных ценностей (иностранной валюты и внешних ценных бумаг) и (или) валюты Российской Федерации, являются валютными операциями, порядок проведения которых установлен Законом N 173-ФЗ, и должны осуществляться через счета резидентов, открытые в уполномоченных банках»[4].

Таким образом, из этого следует сделать вывод, что операции с криптовалютой не должны облагаться НДС, а признание дохода в целях НДФЛ и налога на прибыль организаций должно происходить в момент создания и получения криптовалюты пользователем. Однако в условиях анонимности пользователей такой подход труден в реализации – поэтому, во-первых, целесообразны льготы для пользователей с незначительным оборотом криптовалют и, во-вторых, необходима совместная работа регуляторов над решением проблемы отсутствия посредников в раскрытии информации.

         Существует несколько вариантов, позволивших определиться с налогообложением соответствующих операций с криптовалютой, учитывая их особенности:

  1. Сотрудничество с кредитными организациями и иными финансовыми посредниками, через которые осуществляются операции с криптовалютами;
  2. Лицензирование деятельности майнеров по эмиссии криптовалюты;
  3. Создание национальной криптовалюты (настоящим методом воспользовались уже несколько государств, например, Япония и Белоруссия).

Не остается сомнений, что для регулирования налогообложения операций с криптовалютами возникает необходимость в формировании принципиально нового подхода в законодательстве, который позволит обеспечить соблюдение прав и законных интересов лиц, использующий «цифровые деньги» в своей деятельности, и интересы государства: осуществлять борьбу с отмыванием доходов, полученных преступным путем, получать доход в виде налогов с операций с криптовалютой.

         Список литературы:

  1. Federal'nyj zakon ot 10.07.2002 N 86-FZ (red. ot 27.12.2019) "O Central'nom banke Rossijskoj Federacii (Banke Rossii)" (s izm. i dop., vstup. v silu s 01.01.2020);
  2. «O kontrole za obrashheniem kriptovaljut (virtual'nyh valjut». Pis'mo FNS Rossii ot 03.10.2016 № OA-18-17/1027. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=QUEST;n=162766#0;
  3. Akins B., Chapman J., Gordon J. A Whole New World: Income Tax Considerations of the Bitcoin Economy // Pittsburgh Tax Review, Feb 2014
  4. URL:https://www.theguardian.com/technology/2014/mar/07/japan-issues-guidelines-on-bitcoin-taxation;
  5. Raz#jasnenie Japonskogo upravlenija cifrovyh aktivov. URL:http://jada-web.jp/wp-content/uploads/2015/01/SummaryofGuidelinesforJADA_v1-0_20141023.pdf ;
  6. Reshenie ES ot 22.10.2015 №S-264/14 po delu Skatteverket v. David Hedqvist. URL: http://curia.europa.eu/juris/liste.jsf?num=C-264/14.

 

[1] Кинсбурская В.А. — О налогообложении доходов, полученных в результате операций по созданию и использованию криптовалют // Налоги и налогообложение. – 2019. – № 6. – С. 22 - 32. DOI: 10.7256/2454-065X.2019.6.30303 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=30303

[2] http://jada-web.jp/wp-content/uploads/2015/01/SummaryofGuidelinesforJADA_v1-0_20141023.pdf

[3] http://curia.europa.eu/juris/liste.jsf?num=C-264/14

[4] Письмо Федеральной налоговой службы от 3 октября 2016 г. N ОА-18-17/1027 Об операциях, связанных с приобретением или реализацией криптовалют с использованием валютных ценностей (иностранной валюты и внешних ценных бумаг) и (или) валюты РФ