ЛЕКСЕМА СНЕГ В РУССКОЯЗЫЧНОМ МЕДИАПРОСТРАНСТВЕ: ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

Определённый этап развития языка, как и науки в целом, предполагает исследование языка в определенном ключе. Это доказывает и тот факт, что в языкознании наблюдается смена научных парадигм. На данный момент утверждена антропоцентрическая парадигма, которая подразумевает, что, анализируя языковой материал, мы анализируем специфику мировосприятия человека. Языковая картина мира, глубоко и полно отражающая особенности той или иной лингвокультуры, хранит национально-маркированные представления, закреплённые в обществе. В текстах политических СМИ функционируют не только закрепленные в лексикографических источниках лексические единицы, но и новообразования, которые характерны только для политического дискурса. При реализации в политических контекстах семантика таких лексических единиц варьируется: как правило, ядром лексем становятся семантические компоненты, не закрепленные в денотативном значении, а наведенные контекстом.

Цель предлагаемого исследования – выявление семантико-прагматических особенностей лексемы снег в русской лингвокультуре и медиатекстах. 

Изначально стоит рассмотреть лексико-словообразовательное гнездо с вершиной снег (со значением ‘мерзлые пары, падающие, в виде хлопьев, клочьев’) в «Толковом словаре живого великорусского языка» В.‍‍ И.‍ Даля. В гнезде проявляется миропознание и речетворчество русского народа, сознание которого давало различные наименования снегу по его силе, интенсивности и состоянию (например, снег хлопьями – пушной, кидь, падь, самый крупный; снег мокрый, с дождем – рянда, лепень, ляпа, дряба, чичер; с туманом и моросью – чидега; снег с сильным ветром –занос; снег с вихрем – мятель, метель, вьюга, вьялица, веялица, кура, хурта, буран и т.д.), по направлению и положению (метель или буран сверху, когда снег идет и крутится; снизу, когда сухой, сыпучий снег вздымается с земли; если метет только низом, переметает, то это низовка, понизовка, волокуша, тащиха, заметь, заметуха, поносуха, сипуха). Далее выделяется архаичная лексема снежура (свежий, выпавший снег), после чего различные ассоциации, связанные со снегом, были приведены в основе многочисленных пословиц, поговорок (например, уж не первый снег на голову, много пожил; не то снег, что метет, а что сверху идет; первый снег выпадает сорок дней до зимы и т. д.), в качестве устойчивых конструкций (например, снежищем очи залепило; за снегами проезду нет; где снег, там и след; растаял, как снег; как снег на голову и т.д.). Лексема снег имеет коннотативно окрашенное значение, которое проявляется и в однокоренных производных: снеговой – ко снегу относящийся; снежистый ‍– обильный падающим снегом; снеговидный; снегирь – певчая птица первозимья; снеголом – хворост и деревья, обломанные тяжестью снега и т.д. [1, С. 250].

Таким образом, в данном словаре лексико-словообразовательное гнездо с вершиной снег содержит ценную культурологическую информацию, отражает эстетику народной жизни. Как показал анализ словарей устойчивых конструкций, в картине мира современного носителя русского языка многие фразеологизмы не закрепились, однако появились новые (как снежный ком, прошлогодний снег, зимой снега не выпросишь, не первый снег на голову).

В «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова единица снег представлена в прямом первом значении как «только ед. атмосферный осадок в виде белых хлопьев, состоящих из спаянных кристалликов воды разных форм, преимущ. в форме звездочек», и во втором значении – «сплошная масса этих осадков, покрывающая землю». Блок устойчивых сочетаний представлен тремя конструкциями: «как снег на голову (разг.) – неожиданно, внезапно; прошлогодний снег (разг.) – перен. что-то вовсе не нужное, излишнее; снег полоть (обл. устар.) – род гаданьяна святках» [4, С. 635].

         В «Толковом словаре русского языка» под ред. С. И. Ожегова и Н.‍ Ю.‍ Шведовой выделяется следующее значение: «снег – атмосферные осадки белые пушинки, хлопья, представляющие собой кристаллики льда, а также сплошная масса этих осадков, покрывающая землю зимой». Данное толкование подразумевает и такие устойчивые конструкции: «нужен как прошлогодний с. (совершенно не нужен; разг. неодобр.); как с. на голову (совершенно неожиданно; разг.); зимой снега не допросишься (о том, кто очень жаден; разг.)». Расширяется значение однокоренными лексемами снеговой и снежный: «снеговая нагрузка (нагрузка на сооружение от лежащего на нем снега); снежная зима (обильная снегом); снежный человек (по нек-рым данным: реликтовое человекообразное существо, живущее в Гималаях, в горах Средней Азии и в горных районах нек-рых других стран)» [2, С. 743].

         «Словарь русского языка» под ред. А. П. Евгеньевой также лексему снег определяет двумя значениями: первое – «твердые атмосферные осадки, выпадающие из облаков в виде белых звездообразных кристалликов или хлопьев, представляющих собой скопление таких кристалликов», второе – «сплошная масса таких осадков, покрывающая какое-л. пространство». В обоих случаях коннотация имеет прямое значение, связанное, в первую очередь, с атмосферными осадками. Блок устойчивых конструкций выделен двумя словосочетаниями, нам уже встречавшихся при анализе предыдущих лексикографических источников: «как прошлогодний снег нужен (или интересует) – совсем не нужен, не интересует; как снег на голову (упасть, свалиться и т. п.) – совершенно неожиданно, внезапно» [3, С. 165].

Таким образом, на уровне лексикографической практики выделяются ядерные компоненты значения ключевой единицы снег, которые на уровне денотата имеют нейтральную коннотацию, но в контекстах на уровне вторичной номинации приобретает позитивную или негативную коннотации.

Стоит отметить, что в медиапространстве более активно прослеживается негативная коннотация, интерпретация лексемы расширяется, приобретая новый оттенок значения, который переносится на политическую сферу.

         В медиатекстах частотными являются контексты с производными от слова снег, в частности, со словом снежный: «горсовет Виннипега рассмотрит "снежный налог(https://www.torontovka.com, 07.10.2013); снежный бунт россиян: в стране начали закапывать управляющие компании (https://fishki.net, 07.02.2019); почему растаяла «снежная» революция. «снежная революция», о которой так много говорили большевики представители всяких оппозиционных оргкомитетов, закончилась, не успев по-настоящему начаться (https://public.wikireading.ru/99127, 02.11.2012); "коммунальный патруль": снежные войны (https://tolknews.ru, 26.12.2019).

         Важное место в текстах СМИ занимают прецедентные феномены, которые апеллируют к фоновым знаниям адресата. Так, в медиатекстах находит отражение фраза-название мультфильма Александра Татарского «Падал прошлогодний снег» (1983) в своей исходной форме и трансформированной: Падал прошлогодний снег. Через четыре года из стен сибирских вузов выйдут специалисты, которые были нужны экономике еще вчера (https://expert.ru, 24.06.2013); Богдану вспомнили «прошлогодний снег». Руководитель Офиса президента Владимира Зеленского Андрей Богдан осуществлял давление на судью Конституционного суда, чтобы тот вынес решение в пользу экс-президента Виктора Януковича (http://news24ua.com, 09.10.2019); Порошенко ищет прошлогодний снег (https://www.e-news.pro, 24.01.2017); Мечты об импортозамещении растаяли, как прошлогодний снег. Но Бог с ним, с СССР – был и растаял, как прошлогодний снег (https://www.chel.kp.ru, 11.11.2015).

Таким образом, разнообразие политических ситуаций и событий предопределяет расширение метафорического арсенала современных медиатекстов. Как показал анализ, ценным источником метафоризации в русскоязычных СМИ начала XXI века являются природные явления, среди которых важное место занимает ключевая единица снег и её дериваты. В контекстах социально-политической направленности данная единица реализуется в свободных и устойчивых конструкциях, насыщает контекст новыми образами и коннотациями. Перспективой дальнейшего исследования является комплексный анализ метафорических образов, входящих в метафорическое поле «природные явления».

 

СПИСОК ИСПОЛЬОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4 т. – М.: Русс. Яз., 2000. Т.4. – 779 с.
  1. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю.‍ Шведова. ‍– М.: Мир, 2003. – 944 c.
  2. Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. – 4-е изд., стер. – М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999.Т. 4. –  797 с.
  1. Толковый словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. проф. Д.Н. Ушакова. – М.: ТЕРРА – Книжный клуб, 2007. – 752 с.