ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ КРИПТОВАЛЮТ В СТРАНАХ ЕС

FEATURES OF THE LEGAL REGULATION OF CRYPTOCURRENCIES IN EU COUNTRIES

Мы живем в эпоху повсеместного технического прогресса. Наши деды еще помнят, как у них в домах горели керосиновые лампы, а мы уже не можем представить себе жизнь без интернета. Развитие современных технологий влияет на изменение абсолютно всех сфер жизни общества, в частности, не остается неизменным и законодательство, которое должно регулировать новые институты и новые виды правоотношений. Но изменения в сфере технологий не могу оставаться автономными, они обязательно влекут за собой перемены и других сфер. На наших глазах, под влиянием невероятного технического прогресса происходит изменение парадигмы практически всех существующих отношений. В частности коренные изменения происходят в отраслях права, политики и экономике и внешнее проявление этих изменений мы можем наблюдать в изменениях действующего законодательства.

Последние несколько лет представители всех развитых стран размышляют над возможностью внедрения на территории своего государства цифровых финансовых активов, криптовалюты, технологии блокчейн. Данного вектора развития придерживается и отечественный законодатель, соответствующие проекты были Министерством финансов РФ, кроме того рассматривались предложения по внесению изменений в Гражданский кодекс РФ, которые были одобрены и уже с октября 2019 года в ГК РФ появятся так называемые цифровые права.

Криптовалюта представляет собой цифровую валюту. Цифровая валюта, также как и фиатная валюта бывает разной. Разные блокчейн платформы имеют разные цифровые валюты. Так, как и в вопросе фиатной, так и вопросе цифровой валюты каждое государство стремится к выработке и внедрению собственной валюты[5].

На официальном уровне криптовалюта признается в качестве средства оплаты в ряде стран ЕС. В частности Германия. В ряде стран ЕС существуют даже заведения, принимающие оплату такого рода.

Россия также не остается в стороне. В отечественном государстве существует Ассоциация развития финансовых технологий (в ней участвуют крупнейшие отечественные банки, такие как Банк России, Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Газпромбанк, банк «Открытие», НСПК – национальная система платежных карт, QIWI, АК «Барс банк», платежный центр РНКО, Тинькофф банк, Райффайзен банк), а ее создание было поддержано Центральным банком России. Данная Ассоциация занимается проектами по созданию цифровых валют на основе технологии блокчейн[6].

Кроме того в Российской Федерации была создана отдельная Российская Ассоциация Криптовалют и Блокчейна (РАКИБ), объединяющая майнеров и инвесторов. Полагается, что именно она в дальнейшем станет организацией по контролю и урегулированию отношений, связанных с использованием криптовалют в России. Подразумевается, что позднее эта ассоциация будет выступать в роли СРО[5].

На текущий момент криптовалюта не была официально признана Центральным банком России, а следовательно не может выступать в качестве денежных средств в экономическом обороте внутри отечественной экономики.

Тем не менее, даже само понимание природы криптовалюты в Европейском союзе не едино. Так, Европейский центральный банк определяет цифровую валюту как выражение ценности в цифровой форме, которое не выдается центральным банком, кредитной организацией или эмитентом электронных денег и которое при определенных обстоятельствах может использоваться в качестве альтернативы деньгам.

Указанное выше определения прямо указывает на такое свойство криптовалюты как децентрализованность. При этом, несмотря на изложенную позицию Европейского центрального банка Эстония осуществила попытку разработки собственной виртуальной валюты.

Сама природа криптовалюты остается несогласованной участниками ЕС. Так, часть стран (Германия, Чехия, Нидерланды) воспринимают криптовалюту в качестве товара/ вещи, а Эстония в свою очередь указывает на то, что криптовалюта представляет собой альтернативное платежное средство. Кроме того оборот криптовалют имеет ограничения в ряде стран ЕС. Так, если в Чехии оборот криптовалюты абсолютно свободен, то Германия требует обязательной авторизации, а Швеция получения лицензий для возможности осуществления каких-либо операция с указанной валютой.

Рассмотрим законодательство одной из стран ЕС. В законе № 253/2008 (пар.2 (1 п. L)) Чехии, направленном против легализации доходов полученных преступным путем, устанавливается, что виртуальная валюта является единицей, которая не является денежным средством в соответствии с законом о платежном расчете, но может быть принята в качестве оплаты за товары или услуги. Подобное законодательное определения позволяет юристам относить ее к нематериальным вещам.

Более того, подобную позицию выразил и Центральный Банк Чехии (Česká Národní Banka) в своем официальном мнении. Так, он указал, что криптовалюта не считается денежными средствами или электронными деньгами в соответствии с законом о платежном расчете (№ 284/2009), а обмен криптовалюты на чешскую крону не соответствуют характеристикам обмена валюты в соответствии с законом об обменной деятельности (№ 277/2013).

В свою очередь Германия официально признает криптовалюту средством оплаты[4].

Разумеется не только вопрос правовой природы криптовалют, но и их правовое регулирование остается отрытым и неоднозначным вопросом для стран ЕС. Общий подход прослеживается в разрешении проблемы анонимности участников сделок с криптовалютами. Для ее разрешения ЕС вводит обязательность раскрытия личных данных сторон сделки (как покупателя, так и продавца). Данная обязанность нарушает право человека на частную жизнь и собственность, но пресекает возможность проведения незаконных операций.

Еще одна проблема криптовалют заключается в налогообложении. В рамках данного вопроса представляется значимым  решение Суда ЕС  C-264/14 (от 22 октября 2015) Skatteverket (шведская налоговая администрации) v David Hedqvist. Суть спора заключалась именно в том, облагаются ли налогом  обменные операции с традиционных валют на виртуальные валюты.

В рамках данного спора суд, руководствуясь директивой ЕС по НДС (данная директива содержит перечень условий, освобождающих от налога у деятельностей, включая те, связанные с валютой) решил, что указанная операция должна быть освобождена от НДС.

Однако ряд иных стран Европейского союза усмотрели в подобном положении возможность для контрагентов для уклонения от уплаты налог. В частности и сама Чехия  с 01.07.2017 законодательно закрепила, что оплату посредством виртуальной валюты облагается НДС[3].

Криптовалюта – становится все более популярной и распространенной и потому требует как можно более скорого и точно урегулирования. 2 декабря 2019 года глава Европейского Центробанка Кристин Лагард, выступая в Европарламенте, сообщила, что ЕЦБ приступил к анализу возможностей выпустить в ЕС официальную общеевропейскую криптовалюту. По ее словам, это станет возможным только после разработки соответствующей юридической и регуляторной базы[1].

Американская компания Facebook представила планы по запуску криптовалюты Libra летом 2019 года. Для реализации этого проекта была создана одноимённая ассоциация, в которую вошли крупные международные компании. Министры финансов стран ЕС выступили с совместным заявлением после совещания в Брюсселе. Они признали, что разрешение на использование частных цифровых валют, таких как разрабатываемая Libra от компании Facebook, чревато высокими рисками для финансовой системы.

 «Ни одно глобальное соглашение о стабильной валюте не должно начинать действовать в Европейском Союзе до тех пор, пока правовые, нормативные и надзорные проблемы и риски не будут должным образом определены и устранены», — говорится в совместном заявлении [2].

  

Использованные источники:

  1. Казаченок О.П. Криптовалюта как объект гражданских прав в правоприменительной деятельности // Вестник арбитражной практики . – 2019. – № 3. – С.10-17.
  2. Казаченок О.П. Электронные денежные средства как новый объект гражданских прав в российском и международном праве: ограничение оборотоспособности и перспективы правового регулирования // Евразийская адвокатура. –– 2019. №1(38) . – С.104-108.
  3. Технология блокчейн: то, что движет финансовой революцией сегодня / Д. Тапскотт, А. Тапскотт; пер. с англ. К. Шашковой, Е. Ряхиной. - М.: Эксмо, 2017. - 448 с. - (Top Economics Awards).
  4. Шайдуллина, В. К. Правовое регулирование оборота криптовалюты: зарубежный опыт // Общество: политика, экономика, право. - 2018. - № 4. - C. 49-52.
  5. Гроссман, А. О. Криптовалюты как социальное явление / А. О. Гроссман, А. В. Петров // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). - 2017. - № 4 (45). - С. 62-66.
  6. Бердышев, А. В. Блокчейн как технологическая основа развития банков // Вестник университета (Государственный университет управления). - 2018. - № 4. - С. 132-135.