Юридическая ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц: вопросы теории и практики

Legal responsibility of local authorities and officials: theory and practice

Актуальность темы исследования обусловлена, прежде всего, той ролью, которую играет институт юридической ответственности органов местного самоуправления и их должностных лиц в современном обществе и организации деятельности указанных органов и должностных лиц.

В ст. 53 Конституции РФ закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц [1].

В ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) установлены специальные правила возмещения вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами [2].

30 апреля 2010 г. был принят Федеральный закон Российской Федерации № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»[3] (далее, - Закон № 68-ФЗ). Данный факт установлен европейской практикой с целью защиты прав человека и выявлением нарушений в российском судопроизводстве.

Все это потребовало современных подходов к правовому регулированию, что послужило основой для возникновения новых видов юридической ответственности органов местного самоуправления, а также должностных лиц местного самоуправления. Обострились традиционно значимые вопросы о сущности юридической ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, соотношении уголовной и административной, а также гражданско-правовой, материальной и дисциплинарной ответственности.

Проблематика видов юридической ответственности органов местного самоуправления, а также должностных лиц местного самоуправления, подходов к их классификации и правовых границ, отделяющих друг от друга, остается значимой для российской юридической науки.

Вопрос о сущности понятия юридической ответственности остается открытым для отечественной правовой науки.

А.С. Бондарев считает, что дискуссии вокруг понятия «юридическая ответственность до сих пор не утихают. На протяжении более полувека в юридической науке не наблюдается сближения различных теорий по теме исследования [5].

Господствующим в настоящее время остается негативный подход, исходя из которого, юридическая ответственность трактуется как «предусмотренная нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия»[6].

По нашему мнению, юридическую ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления можно определить как нормативную, гарантированную и обеспеченную силой государственного принуждения, убеждения или поощрения юридическую обязанность этих субъектов соблюдать и исполнять требования правовых норм, которая реализуется в одобряемом или поощряемом государством их правомерном поведении, а в случае ее нарушения – обязанность правонарушителя претерпеть ограничение имеющихся у него прав.

Следует согласиться с Н.Г. Деменковой и М.С. Игнатовой, которые выделили отличия понятий «должностное лицо» и «государственный служащий»[7]. Необходимо выделить важное ограничение при исполнении обязанностей должностного лица – невозможность заниматься предпринимательской деятельностью. Примечательна практика по данному вопросу. Так, гр-н Ипатов, являясь должностным лицом в органах местного самоуправления, получал прибыль от аренды помещения в течение года. В последующем гр-на Ипатов отстранили от должности. В судебном порядке иск о восстановлении в должности Ипатова не был удовлетворен. Суд мотивировал свое решение тем, что существующий запрет заниматься предпринимательской деятельностью распространяется и на получение прибыли от аренды помещения, ссылаясь на нормы российского законодательства [4].

Также, нельзя обойти вниманием и проблематику, касающуюся санкций, которые могут быть применены по отношению к органам  местного самоуправления и их служащим.

Согласно нормам ГК РФ, за ущерб, причиненный органами местного самоуправления будут нести юридическую ответственность должностные лица.Однако, как отмечает А.Б. Панов, органы местного самоуправления как орган публичной власти в рамках гражданских правоотношений не могут нести административной ответственности, так как идет противоречие целям КоАП РФ[8].

Думается, что данное предложение является избыточным, так как при совершении наделённым правовым статусом юридического лица органом публичной власти административного правонарушения, ответственности, согласно ст. 2.4 КоАП РФ, подлежат его должностные лица. Поэтому более правильным мы считаем применять административную ответственность только к должностным лицам, которые непосредственно совершали административные правонарушения.

Рассматривая институт морального вреда, причиненного органами местного самоуправления и должностными лицами, остается открытым вопрос определения конкретного (действительного) размера компенсации, так как в соответствии со ст. 1101 ГК РФ ее размер устанавливается только судом.

Исходя из вышеизложенного, мы приходим к выводу о том, что в одних случаях по факту привлечения должностных лиц местного самоуправления происходит избыточное усложнение административной процедуры, а, в других – недостаточное обеспечение прав и законных интересов участников административно-деликтного производства. В этой связи следует дифференцировать основания и порядок привлечения юридических лиц к административной ответственности. Кроме того, следует расширить перечень санкций статей КоАП РФ, предусматривающих ответственность за коррупционные административные правонарушения.

 

Список литературы:

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (ред. от 18.03.2019, с изм. от 03.07.2019) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 5. Ст. 410.
  3. Федеральный закон Российской Федерации от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Собрание законодательства Российской Федерации. 03.05.2010. № 18. Ст. 2144.
  4. Архив Ипатовского районного суда Ставропольского края. Дело № № 2А-403/2016 // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Бондарев А.С. Ролевая субъективная юридическая обязанность – вид и мера юридической ответственности // Вестник Пермского Университета. Юридические науки. 2012. № 2. С. 8-16.
  6. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. - М.: Инфра-М, 2001. – 703 с.
  7. Деменкова Н.Г., Игнатова М.С. К вопросу о законодательном закреплении понятий «государственный служащий» и «должностное лицо» // Административное право и процесс. 2010. № 2. С. 25-27.
  8. Панов А.Б. Административная ответственность юридических лиц: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск, 2012. – 22 с.