ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПРОЗЫ Я.П. ПОЛОНСКОГО

Выдающийся писатель-рязанец – Я.П. Полонский вошёл в историю отечественной словесности как талантливый лирический поэт. Но жанровый диапазон его творчества Полонского широк: он писал стихотворения и поэмы, очерки, рассказы и повести, романы в прозе и стихах, публицистику и литературно-критические статьи (о поэзии Л.А. Мея, А.К. Жемчужникова, о творчестве Д.И. Писарева), воспоминания и др. Всю свою жизнь Я.П. Полонский искал новые формы для выражения своих художественных замыслов.

Проза Я.П. Полонского составляет значительнейшую часть созданного писателем и занимает восемь томов в его десятитомном Полном Собрании сочинений.[1] Прозаические произведения автора можно условно разделить на три направления.

Первое направление – это цикл бытовых очерков, созданных Я.П. Полонским под впечатлением его пребывания в Грузии в 1846-1851 гг. Второе – это более поздние по времени создания – психологические рассказы и повести 1850-1860-х гг., в которых поэт обращался то к переживаниям детства, то к личной драме современного человека. Произведения этих направлений дают представление о свойственной Я.П. Полонскому манере изображать человека как бы включенным в орнамент восточного быта, проникнутым детским восприятием жизни или включенным в контекст культурной жизни Петербурга, с ее политическими спорами и модными литературными течениями. Третье направление – это воспоминания, воссоздающие события от самых ранних годов жизни поэта до одного из интереснейших эпизодов его поздней жизни – летних месяцев 1881 г., проведенных в гостях у И.С. Тургенева в его имении Спасское-Лутовиново.

Проза Я.П. Полонского родилась в Грузии. Красота края, которой он любовался не только как поэт («Прогулка по Тифлису», «Грузинка», «Грузинская ночь» и др.), но и как этнограф, исследователь местной действительности, дала ему и повествовательные сюжеты. Увлекающийся всем, чем ему приходилось заниматься, поэт предпринял шаги к серьезным, полезным для истории Кавказа работам. Здесь он начал публиковать очерк «Тифлис на лицо и наизнанку», еще раньше в «Кавказском календаре» он издал «Статистический очерк Тифлиса» и «Краткий очерк некоторых городов Кавказа и Закавказского края». Он опубликовал два «грузинских очерка» – «Делибаштала» и «Квартира в татарском квартале».

 Помимо этнографических работ, Я.П. Полонский пробовал свои силы в художественной прозе, тяга к которой родилась у него из восхищения красотой Кавказа, из глубокого интереса к его народам. В 1847 –1848 гг. писатель напечатал начало повести «Тифлисская ночь», с описанием прогулки двух приятелей, и рассказ «Два незнакомца – живой и мертвый», где встречаются два героя: русский «лишний человек» и грузин Луарсаб, человек из народа.

Я.П. Полонскому довелось стать первооткрывателем поэзии великого армянского поэта XVIII в. Саят-Новы, писавшего на армянском, грузинском и азербайджанском языках. Свой очерк «Саят-Нова» он напечатал в приложении к газете «Кавказ» в начале 1851 г.

В 1869 г.  писатель публикует большую повесть «Женитьба Атуева». Произведение посвящено судьбе «нигилизма» как особой манеры мышления и поведения, навеянной чрезмерно усердным, но поверхностным штудированием молодыми людьми романа Чернышевского «Что делать?».

Высшее достижение прозы Я.П. Полонского – это его рассказы о детях. Образы детей, восьмилетнего и четырнадцатилетнего, со всеми тайными движениями души, с тяготением к прекрасному, с безотчетным желанием любви, с нетерпимостью к злу и фальши находятся в центре рассказов «Статуя» и «Груня». В этих произведениях также сохранен столь любимый писателем колорит бытописания, внимание к неповторимым мелочам интерьера, но все события здесь пропущены сквозь детское восприятие, что придает рассказам особую прелесть. Полонский-прозаик чуток к волнениям детской души.

Самым значительным в творчестве Я.П. Полонского можно считать роман «Признания Сергея Чалыгина». Он написан в форме исповеди героя, пережившего ребенком историческое событие 14 декабря 1825 г., с последующими страшными днями арестов. Чистота детского взгляда в романе, придает книге поэтичность и отражает чистоту души самого автора – свойство, засвидетельствованное всеми современниками Я.П. Полонского. Автор завершил только первую часть романа, посвященную детским годам героя, хотя задумал он четыре части, с описанием всей многострадальной жизни Чалыгина, ставшим жертвой бессмысленности и бюрократического произвола политической системы России[2]. 

Критика обошла выход романа молчанием, пока в 1870 г. не высказался о нем, как о шедевре, И.С. Тургенев. Он написал свою статью в виде открытого «Письма к редактору С.-Петербургских ведомостей». Определив форму романа – «воспоминания детства», Тургенев находит возможным сопоставить его с автобиографической трилогией Л.Н. Толстого: «уступая известным «Воспоминаниям» (то есть «Детству», «Отрочеству» и «Юности») графа Л.Н. Толстого в изящной отделке деталей, в тонкости психологического анализа, «Признания Чалыгина» едва ли не превосходят их правдивой наивностью и верностью тона – и во всяком случае достойны занять место непосредственно вслед за ними»[3].

В мемуарном жанре Я.П. Полонский впервые выступил в 1876 г. – в коротком анекдотическом рассказе об оригинальной фигуре своего дяди А.Я. Кафтырева. Смерть Тургенева в 1883 г. вызвала у поэта потребность снова обратиться к перу мемуариста, на этот раз – в серьезной и обстоятельной работе: в 1884 г. были напечатаны воспоминания под названием: «И.С. Тургенев у себя в его последний приезд на родину».

События жизни, охваченные в мемуарах Я.П. Полонского, четко разделены на три десятилетия. «Старина и мое детство» – это рассказ о 1820-х гг., проведенных автором в Рязани, вплоть до начала обучения грамоте с домашним учителем. «Школьные годы (Начало грамотности и гимназия)» относятся к 1830-м гг., они тоже еще проходили в родительском доме. «Мои студенческие воспоминания» переносят нас в Москву, в среду вольнолюбивой университетской молодежи, связанной с декабристскими кругами, с кружком Станкевича и другими группами, близкими к Московскому университету 1840-х гг.

Честность мемуариста – великое и редкое достоинство. Я.П. Полонский им обладает вполне. Замечательно в этом отношении предуведомление читателю, с которого он начинает свои самые ранние воспоминания - о младенческих годах. И, стараясь не приводить точных дат, чтобы не наделать ошибок, он писал свои воспоминания, доверяясь тому, что действительно сохранила его память, и ничего не выдумывая от себя.

Таким образом, не преувеличивая историко-литературной ценности прозы Я.П. Полонского, я надеюсь, что знакомство с нею обогатит читателя, даст ему и возможность общения с чистой и честной, прямой и простодушной личностью автора, и принесёт художественное удовлетворение от хорошей, добротной русской прозы. Прав был и               И.С. Тургенев, считавший, что Я.П. Полонский «умеет так же хорошо писать прозой, как и стихами», и А.П. Чехов, которого при чтении рассказов и повестей Полонского не оставляла мысль, что «все большие русские стихотворцы прекрасно справляются с прозой».

 

Библиографический список:

  1. Дневник Я.П. Полонского 1858-1860 гг. М.: Центральный Государственный архив литературы и искусства (ЦГАЛИ) (1818-1922). Ф. 403. Оп. 1. Д. 209. Л. 173.
  2. Полонский Я. П. Проза / сост., вступ. ст., примеч. Э.А. Полоцкой. Л.: Сов. Россия, 1988. – 496 с. 
  3. Тургенев И.С. Статьи и воспоминания / сост. А.Д. Шавкута; вступит. статья и примеч. С.Е. Шаталова. – М.: Современник, 1981. – С. 103.
  4. Творчество Я.П. Полонского: http://reftrend.ru/488436.html