О ПРАВОМЕРНОСТИ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ДОСТОВЕРНОСТИ ПОКАЗАНИЙ (ПО ВИДЕОЗАПИСИ)

ON THE LAWFULNESS OF MANUFACTURING OF FORENSIC-PSYCHOLOGICAL EXPERTISE OF RELIABILITY OF EVIDENCE (ON VIDEO RECORDING)

Результаты судебно-психологической экспертизы (СПЭ) с целью выявления психологических признаков достоверности показаний позволяют значительно расширить возможности установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Показания, которые даны в ходе выяснения важных для дела обстоятельств, являются объектом следственного анализа и оценки. Основной целью такого анализа является установление достоверности/недостоверности показаний (в целом либо их части), исключение оговора или самооговора, установление факта сокрытия информации. [1]

Порядок назначения и основание судебных экспертиз по уголовным делам являются общими для судебных экспертиз всех родов и видов и определяются ст. 195, УПК РФ, а также ст. 19 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Точный порядок назначения судебной экспертизы, согласно ст. 195 УПК РФ, выглядит следующим образом:

  1. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются:

1) основания назначения судебной экспертизы;

2) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

3) вопросы, поставленные перед экспертом;

4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

  1. Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.
  2. Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.
  3. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 настоящего Кодекса, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде. Судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела. [4]

Основаниями производства судебной экспертизы, в том числе и СПЭ, являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. [5]

Также стоит принять во внимание специальные основания для назначения СПЭ достоверности показаний (по видеозаписи), могут служить особенности содержания и формы предоставляемых ими показаний, а именно: 

– содержания показаний (свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых) категорически не совпадает с другими доказательствами уголовного дела;

– наличие внутреннего противоречия показаний или значительное их изменение в ходе допросов, «приукрашивание показаний», т.е. появление большого числа новых деталей;

– сообщаемая информация не несет в себе конкретных деталей, собственных переживаний и оценочных характеристик, является обобщенной и не информативной;

– показания заучены при этом их изложение схематично, нет какой-либо вариативности, а описание деталей очень подробное;

  – в речи присутствуют сложные языковые обороты, специальные термины, штампов деловой речи, понятия не свойственные, например, социальному статусу участника уголовного процесса, дающего показания, уровню его образования и профессиональной компетенции;

– при допросе наблюдается необычное поведение, например, подчеркивание своей осведомленности, повышенная речевая активность, агрессивность, отказ от дачи показаний или их изменение без видимых причин, отсутствие самокритики;

– отказ участника уголовного процесса от своих первоначальных показаний. [1]

С.К. Хаидов и его соавторы определяют СПЭ достоверности показаний (по видеозаписи), как «экспертное исследование психологического содержания видеозаписи оперативно-следственных действий с целью оценки сообщаемой допрашиваемым информации с точки зрения ее достоверности». [6, С. 6]

На основании представленного определения и содержащейся в нем цели судебно-психологической экспертизы достоверности/недостоверности показаний, специалисты сформулируют ее объект и предмет: «объектом СПЭ достоверности показаний (по видеозаписи) является предоставленная на исследование видеозапись оперативных мероприятий и/или следственных действий, а к предмету СПЭ достоверности/недостоверности показаний (по видеозаписи) относится речевое поведение (вербальное и невербальное) и продукты речевой деятельности допрашиваемого, составляющие психологическое содержание видеозаписи оперативных мероприятий и/или следственных действий». [6, С. 6-7]

В последние годы активно развивается данное научное направление. Исследования в этой области очень востребованы практикой и помогают следователям и судьям в оценке достоверности показаний лиц. Методики такого исследования рассматриваются как экспертные и применяются в рамках судебной экспертизы. Не без основания у экспертного сообщества возникают сомнения о правомерности судебной экспертизы оценки достоверности показаний по видеозаписи, вызванные как методическими, так и процессуальными аспектами. [3]

Научно-обоснованная, апробированная методика исследования является одним из основных элементов, определяющих достоверность результатов судебно-психологической экспертизы. [2] Однако в настоящее время существует множество методик, не прошедших должной апробации, не признанных рядом ученых и ведущих экспертов, поскольку основаны на теоретических данных литературы без проведения эмпирических исследований. Таким образом, отсутствие единой общепризнанной судебно-экспертным сообществом экспертной методики является весомым основанием для возникновения сомнений о правомерности судебно-психологической экспертизы достоверности показаний по видеозаписи. [3]

Также возникают сомнения в целесообразности проведения подобных экспертиз в связи с тем, что выводы такого заключения являются вероятностными, а результаты подобного экспертного исследования имеют только ориентирующее значение, что приравнивается к непроцессуальной деятельности специалиста. Т.Ф. Моисеева считает, что, как и консультация специалиста, имеющая не доказательственное, а ориентирующее значение, такое исследование вполне допустимо. В то же время она отмечает, что СПЭ достоверности показаний (по видеозаписи) является актуальными и перспективным для судопроизводства, поскольку полученная путем таких исследований информация, может восполнить пробел в доказательственном материале по уголовному делу. [3]  

Таким образом, допустимо назначение экспертизы, однако следствие должно рассматривать заключение эксперта как одно из доказательств в совокупности с другими, а также различать юридическое понятие достоверности от психологического и понимать, что эксперт-психолог выявляет признаки достоверности, изучая речевое поведение допрашиваемого, а не оценивает достоверность показания с юридической стороны.

Список литературы:

  1. Кадыров Р.В., Калита В.В. Судебная экспертиза по выявлению психологических признаков достоверности/недостоверности информации по видеозаписям следственных действий: методические рекомендации.
    Ульяновск: Зебра, 2017. 74 с.
  2. Моисеев А.В., Моисеева И.Г. О методологии судебно-психологической экспертизы // Вопросы экспертной практики. 2017. № S1. С. 217-222.
  3. Моисеева Т.Ф. Допустимость использования некоторых видов психологических исследований в рамках судебной экспертизы // Вестник экономической безопасности. 2018. № 1. С. 95-98.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ // Российская газета. 22 декабря 2001 г. №249.
  5. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 4 июня 2001 г. № 23. Ст. 2291.
  6. Хаидов С. К., Моисеев А. В., Моисеева И. Г., Горбунова Е.В. Судебно-психологическая оценка признаков достоверности показаний при исследовании видеоматериалов. Монография. Тула: ГОУ ДПО ТО ИПК и ПП РО ТО, 2016. 113 с.