БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, КНР И СИНГАПУРЕ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

«Чтобы побороть коррупцию, начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что»

Ли Куан Ю

 

 

Оценивая уровень коррупции в мире, можно говорить об условной градации всех стран на две большие категории – те, которые успешно справляются с этой проблемой, и те, для которых коррупция представляет собой непреодолимую трудность. В этих условиях международное сотрудничество по борьбе с коррупцией стало острой необходимостью.

На сегодняшний день проблема коррупции в России стала одной из самых серьезных проблем. Принято немало нормативно-правовых актов, регулирующих сферу противодействия коррупции, однако, несмотря на это с каждым годом уровень коррупции растет. Согласно Индексу восприятия коррупции за 2018 год Россия занимает 138-место (28 баллов)  из 180 стран по уровню коррупции [8].

По данным Главного Управления правовой статистики и информационных технологий Генеральной прокуратуры РФ за 2018 год были

совершены 25 004 преступления коррупционной направленности, что на 0,6% больше, чем за 9 месяцев 2017 г. (24 856). Увеличилось на 3% количество выявленных фактов взяточничества (ст. 290 – 291.2 УК РФ) (10 179 преступлений, 2017 г. – 9 886). Удельный вес преступлений коррупционной направленности от общего количества зарегистрированных преступлений также увеличился и составил 1,7% (2017 г. – 1,6%) [5].

В связи с этим представляет интерес опыта зарубежных стран, в которых сложилась определенная система мер по борьбе с коррупцией.

В изучении мер по борьбе с коррупцией в азиатских странах, первой в очереди страной, чей опыт стоит рассмотреть, находится Сингапур как одна из лидирующих стран АТР и КНР, отличающаяся применением суровых мер наказания, вплоть до смертной казни.

Для сравнения, приведем показатели Индекса восприятия коррупции, за 2018 год, согласно которому Сингапур находится в группе лидеров и занимает  3 место, разделив его с Финляндией и Швецией, а Китай 87 место.

На сегодняшний день власти Сингапура смогли создать эффективный механизм борьбы с коррупцией, который реально действует и дает результаты.

Анализируя правовую основу антикоррупционного законодательства Сингапура, следует отметить, что по сравнению с Россией оно наиболее развито.

Во-первых, нужно отметить наличие Закона «О предупреждении коррупции», принятого в 1960 году, с изменениями и дополнениями действующего в настоящее время. Настоящий закон определяет уголовно-наказуемым деянием незаконное получение вознаграждения, к которому относятся не только деньги, вещи и предметы, но и любые услуги, оказание благосклонности, предоставление любой защиты от любого наказания или воздержание от исполнения любого властного воздействия.

Тем самым, законодатель Сингапура криминализировал в качестве коррупционного преступления, в том числе незаконное получение выгоды нематериального характера, что в корне отличает указанный закон от определения коррупции, данного в ст. 1 российского Закона «О противодействии коррупции». В качестве субъекта преступления выступают: любой государственный служащий Сингапура, торговый агент, менеджер, управляющий, администратор и иное должностное лицо негосударственной структуры. Это означает, что  круг субъектов коррупционного преступления не ограничивается государственными служащими.

Еще один акт – Закон «О Парламенте (привилегии, иммунитет и полномочия)» (Parliament (Privileges, Immunities and Powers) Act) – предусматривает ответственность за правонарушения, совершаемые членами Парламента. Последним запрещено участвовать в работе любых комитетов и обсуждать что-либо, в том числе принимать участие в голосовании, если это прямо касается личных интересов, запрещено получать, требовать или одобрять подарки, подношения или вознаграждения, заем, награду, компенсацию или иное в целях одобрения или неодобрения законопроекта, резолюции или иного решения, если это относится к законодательным процедурам. В случае совершения подобного виновный наказывается лишением свободы до 7 лет и (или) штрафом до 10 тыс. SD.

Обращает внимание, Закон «О политических пожертвованиях» (Political Donations Act), принятый в 2000 г. Положения закона направлены на предупреждение существования «политической коррупции», влияющей, в первую очередь, на формирование высшей законодательной и исполнительной власти Сингапура, включая выборы президента. Как вы знаете, такой закон в российском законодательстве отсутствует.

В Китае, в отличие от Сингапура, отсутствует нормативно-правовой акт, определяющий понятие коррупции и основные направления государственной политики в области противодействия ей.

Приведенные обстоятельства позволяют утверждать, что антикоррупционное законодательство Сингапура наиболее развито по сравнению с Китаем. В Китае основные понятия и правовые положения в области противодействия коррупции закреплены в отдельных многочисленных подзаконных актах, инструкциях, ведомственных приказах. Основная часть документов, регламентирующих сферу коррупции, принимается местными органами власти и управления.

Говоря о субъектах противодействия коррупции, на которых государство возлагает обязанность выявлять, предупреждать, пресекать, а также иными способами бороться с коррупцией, следует обратить внимание на то, что в России борьба с коррупцией «разбросана» по различным ведомствам, таким как органы прокуратуры, Следственный комитет РФ, ФСБ, МВД, и не определена государственная структура, которая является «головной» в деле организации подобного противодействия с применением оперативно-розыскных мер и уголовно-процессуальных средств. В Сингапуре же и Китае противодействием коррупции занимается ведущие независимые органы - Бюро расследования коррупционной деятельности и политическая Коммунистическая партия Китая.

Бюро обладает исключительным правом, в сравнении с другими правоохранительными структурами Сингапура, проводить оперативно-розыскные и следственные мероприятия в области борьбы с коррупцией, отвечая перед Парламентом, государством и обществом за результативность противодействия коррупционным правонарушениям. Руководителем этого органа является директор, непосредственно ответственный перед премьер-министром. Это означает, что никакой министр не может вмешаться, чтобы остановить расследование или как-либо повлиять на него.

К числу ключевых направлений противодействия коррупции в Сингапуре относятся:

  1. Установлена презумпция виновности государственного служащего в совершении им коррупционного правонарушения в случае передачи ему или получении им вознаграждения от лица, заинтересованного в сотрудничестве с правительством; возлагается обязанность на государственного служащего доказать, что средства им получены не коррупционным путем.
  2. Образовано независимое Бюро по расследованию случаев коррупции. Бюро уполномочено расследовать случаи коррупции в отношении любого лица вне зависимости от занимаемого им положения. Независимость Бюро обеспечивается тем, что директор бюро прямо подотчетен премьер-министру Сингапура. Имея неограниченные полномочия, БРК в Сингапуре может:

не дожидаясь решения суда задерживать подозреваемых чиновников и проводить обыски;

- осуществлять проверки банковских счетов и долевых активов;

- вызывать на допросы любых свидетелей;

- привлечь к ответственности любого гражданина страны.

  1. Проводятся систематические проверки доходов и расходов чиновников и членов их семей.
  2. Государственные служащие обязаны заполнять специальную декларацию на отсутствие долгов, наличие которых подразумевает риск поддаться коррупции.
  3. Установлены высокие зарплаты для государственных служащих, что способствует переходу на государственную службу служащих из частного сектора. Особенно высоки зарплаты в секторах, в которых беспристрастность и неподкупность стратегически важны. Например, годовая заработная плата судей Верховного Суда Сингапура составляет 234 600 сингапурских долларов (далее – СД), судей Апелляционного Суда – 253 200 СД, а Главного Судьи – 347 400 СД.

К числу ключевых направлений противодействия коррупции в Китае относятся:

  1. контроль над расходами чиновников всех уровней. Так, например, согласно ст. 395 УК КНР в случаях, когда собственность и расходы должностного лица не соответствуют его законному доходу, и он не может объяснить их возникновение, то эта определенная часть имущества признается результатом незаконного дохода и подлежит изъятию в пользу государства, а для нарушителя предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет либо арест [1];
  2. строгое применение системы материального обеспечения руководящих кадров. В Китае существует запрет на превышение установленных норм при использовании жилых и деловых помещений, служебных машин, на излишнее количество охраны и секретарей с регулированием вопросов стоимости, вида и количества мебели, необходимой для кабинетов чиновников различных уровней;
  3. ротация кадров во всех органах власти;
  4. работа Независимой комиссии по борьбе с коррупцией. Для сотрудников данной комиссии предусмотрена стабильная высокая зарплата, они проводят профилактику коррупционных преступлений, в том числе самих выявленных фактах коррупционных преступлений;
  5. повышение уровня открытости судопроизводства, усиление общественного контроля над выносимыми народными судами КНР решениями и приговорами по гражданским, уголовным и административным делам. Публичная трансляция через сети Интернет, которая предусмотрена в Китае в любом случае, способствует снижению уровня коррупции в судах, так как из любой точки Китая и мира можно следить в онлайн-режиме за происходящим процессом. Данная мера по борьбе коррупции предотвращает возможность подкупа судебных и правоприменительных органов при вынесении решений, постановлений.
  6. самая строгая мера наказания - смертная казнь [2, с. 267].

Смертная казнь закреплена в УК КНР еще с 1982 года. Существует два вида смертных приговоров: с немедленным исполнением и отсрочкой до двух лет. Двухлетняя отсрочка исполнения приговора предусматривает возможность замены смертной казни на пожизненное заключение, с условием, что коррумпированный будет вести себя примерно и искренне раскается в содеянном преступлении. К тому же за этим следует дополнительное наказание - конфискация  имущества.

Согласно статье 384 УК КНР смертная казнь также  назначается за использование в личных целях средств, предназначенных для  помощи во время стихийных бедствий, для служб оперативного реагирования, для оказания материальной помощи, поддержки малоимущих, переселенцев, для оказания иной экстренной помощи [1]. Схожей статьи в УК РФ не закреплено.

В 2018 году в Китае свыше 159 тысяч человек получили различные наказания за нарушение партийной дисциплины и коррупции, также возвращены около 1,3 тысяч коррупционеров, включая 347 членов КПК и государственных чиновников [7]. Такой ротации кадров в правящей партии не было со времен культурной революции. Это связывают с большой антикоррупционной компанией, проводимой Генсеком компартии КНР Си Цзиньпином.

В Сингапуре Закон «О предупреждении коррупции» предусматривает лишение свободы сроком до 5 лет и штраф, сумма которого составляет не более 100 тысяч долларов (446360 рублей, курс ЦБ на октябрь 2018) , что соответствует по Российскому законодательству преступлению средней тяжести. В Российском Уголовном кодексе за получение взятки максимальная санкция – лишение свободы сроком до 15 лет.

Как мы видим законодательство КНР в отличие от Сингапурского законодательства, в вопросе наказания за коррупционное преступление значительно строже.

Полагаем, что в целях повышения эффективности борьбы с коррупцией в России, представляется необходимым перенять опыт данных стран в части, касающейся создания независимого органа по противодействию коррупции, которое занимает ведущее место по борьбе с коррупцией в Сингапуре. Кроме того, необходимо ввести в действие норму о конфискации имущества, приобретенного за счет незаконных доходов, которое занимает ведущее место в УК КНР, в качестве мер борьбы с коррупцией.

На наш взгляд, отдельные положения законодательства Сингапура могли бы способствовать повышению эффективности борьбы с коррупцией в Российской Федерации. Например, Закон «О парламенте», который  борется с «политической коррупцией». Как мы знаем, большинство преступлений коррупционной направленности совершаются именно в органах власти. Те, кто должен заниматься выявлением преступлений коррупционной направленности, нередко само совершают их.

Кроме того, представляется необходимым повышать уровень правовой культуры и правового воспитания молодого поколения, прививая им нетерпимость коррупции. К примеру, в Сингапуре, ведется  эффективная пропаганда идей верховенства закона и «чистых чиновничьих рук», а в Китае, в рамках дошкольной и основной образовательной программы предусмотрена постановка спектаклей, проведение форумов и конференций на тему коррупции. Для студентов разработана видео-игра «Неподкупный боец», снят фильм «Роковое решение» просмотр которого является обязательным. Повысить уровень открытости судопроизводства, сделать его открытом через сети Интернет, данная мера в любом случае понизит взяточничество судей и других должностных лиц. Полагаем, что любая победа с коррупцией возможна в том случае, если будущее поколение будет воспитываться соответствующим образом

Таким образом, изучив основные способы противодействия коррупции в Сингапуре, необходимо обратить внимание на положительный опыт в противодействии коррупции, чтобы определять, какие меры наиболее эффективны. Учет такого опыта позволит нашей стране существенно снизить уровень коррупции во всех сферах.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики [Электронный ресурс]. –Режим доступа: https://asia-business.ru/law/law1/criminalcode/criminal/ (дата обращения: 02.08.2017).
  2. Кулакова В.А., Чердакова Т.Б. Противодействие коррупции уголовно-правовыми средствами в России и Китае // Россия и Китай: История и перспективы сотрудничества, 2014. –С.265-269
  3. Луданова В.Г. Опыт противодействия коррупции в азиатских странах // Символ науки. -№10, 2017. –С. 58-59.
  4. Савин П.Т. Противодействие коррупции в Китае: история и современность // Проблемы современной науки и образования, 2017. –№20 (102). –С. 55-58.
  5. Севальнев В.В. Законодательство в сфере противодействия коррупции: Россия и Китай (сравнительно-правовой аспект) // Журнал российского права. -№2,2015. –с. 95-100.
  6. Отчет о результатах рассмотрения уголовных дел по отдельным статьям УК РФ по вступившим в законную силу приговорам и другим судебным постановлениям, в том числе по преступлениям коррупционной направленности [Электронный ресурс]: URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=150 (дата обращения: 18.07.2018).
  7. Отчет центральной комиссии Коммунистической партии Китая о делах о коррупции и нарушений партийной дисциплины [Электронный ресурс]: URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4859925 (дата обращения: 07.01.2018).
  8. Трансперенси интернешнл. Индекс восприятия коррупции [Электронный ресурс]: URL https://transparency.org.ru/research/indeks-vospriyatiya-korruptsii/ (дата обращения: 08.04.2019).