ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ

LEGAL REGULATION OF ELECTRONIC MONEY

Несмотря на то, что среди ученых только формируется отношение и научные подходы к электронным деньгам, в Интернет-пространстве уже давно действуют открытые и закрытые платежные системы. С точки зрения правового регулирования возникают вопросы, связанные с тем, что у таких виртуальных платежных систем нет банковской лицензии.

При этом, вопросы о правомерности такой деятельности рассматриваются только с точки зрения экономики рынка, а с правовых позиций, в частности в точки зрения противодействия незаконной легализации денежных средств, подходов не выработано. При этом, такие виртуальные платежные системы могут использоваться для легализации преступных доходов и финансирования терроризма.[1]

В настоящее время, в наблюдаемых процессах глобализации, вопросы об электронном обороте и сам потенциал электронных платежных систем очевиден. Экономика и товарооборот приобретают глобальный характер, очевидно, что востребованность электронных платежей будет только расти. Это обуславливает проблемы правового регулирования электронных денежных средств.

Вопросы правового регулирования электронного денежного оборота предусматривают предварительное изучение и обращение к результатам научных экономических исследований. Для экономики появление электронных денег – новое явление, которое нуждается в осмыслении с применением имеющихся экономических теорий.

В экономический науке подходы к определению понятия электронных денег различны и не сформированы до сих пор. Электронные деньги рассматриваются как бессрочные денежные обязательства, как предоплата финансовых продуктов, как электронная цифровая запись, хранящаяся на электронном носителе. [2]

В правовой и экономической науке наблюдается разнообразие мнений, например, о том, что электронные денежные средства – это право требования или долговой документ, эквивалентный деньгам. Поэтому на сегодняшний день необходимо сформировать правовую концепцию и выработать подходы к правовому регулированию обороту электронных денных средств, поскольку данный вопрос требует пристального внимания законодателя [3]

Для решения данного вопроса большое значение имеет использование международного опыта. На наш взгляд, подход, сформированный в крупнейших финансовых центрах мира позволит предопределить отношение российского законодателя к разработке концепции правового регулирования. Использование международного опыта необходим с учетом нарастающих процессов глобализации экономики и товарооборота.

Среди сформированных международных подходов к правовому регулированию электронных денежных средств можно выделить американское, европейское и азиатское направления, несмотря на названия, территориальный признак не является здесь определяющим. В основе разграничения лежат разные концепции правового регулирования.

Европейский подход предусматривает признание электронных денежных средств новым средством платежа как права требования. Согласно европейскому подходу, электронные деньги – это средства платежа, хранящиеся на электронном носителе, который обозначен в законодательстве как оператор. Иными словами, происходит условная эмиссия, когда деньги передаются оператору, и, соответственно, возникает право требования передачи денег.

Азиатский подход предусматривает признание электронных денежных средств законным платежным средством, с допуском условной эмиссии на основе финансовых институтов государства без привлечения государственного центрального банка. Такой подход, по мнению многих, требует доработки, поскольку есть ограничения финансовой устойчивости эмитета.

Американский подход признает электронные деньги новым средством платежа и смещает акценты в сторону правового регулирования процедуры расчета.

В Российской Федерации регулирование электронных денежных средств находится только на этапе становления. Законодательное определение дано в Федеральном законе «О национальной платежной системе». Безусловно, наличие законодательного определения обозначает признание нового явления, однако необходимы доработки, связанные с установлением механизма расчетов и структуры платежной системы.[4]

Положительным моментом является законодательное признание за электронными деньгами статуса денежного средства, однако данное положение в настоящее время не имеет под собой экономико-правовую концепцию. При этом, в настоящее время в законодательстве существует как бы две платежные системы: наличных денег и электронных. При этом данные системы должны быть взаимообусловлены, а не существующие по отдельности. Наличие двух отдельны систем влечет удваивание денежной массы и искаженное представление о денежном обороте.

Банк России в письме от 20.12.2013 № 249-т указал, что электронные денежные средства – это безналичные денежные средства в рублях или валюте, учет которых ведется кредитными организациями и переводят их в качестве средства платежа.[5]

Но остается не решенным вопрос, как отличить электронные денежные средства от безналичных? Можно ли говорить, что электронные денежные средства и безналичные являются, по сути, одним и тем же? Закон о национальной платежной системе предусматривает, что у оператора формируется запись об обязательстве клиента, его размере и времени, затем, собственник денежных средств совершает распоряжение по передаче денежных средств. Поэтому, согласно подходу российского законодателя, электронные денежные средства следует отличать от наличных.

Гражданский Кодекс и Федеральный закон «О центральном Банке Российской Федерации» предусматривают, что национальной платежной валютой является рубль, а введение иных единиц запрещается. Банк России осуществляет выпуск наличных денег. Возникает вопрос об эмиссии электронных денежных средств. Законодательного определения у данного понятия нет.

Неясно, какая договорная конструкция должна использоваться для правового регулирования расчета посредством электронных денежных средств? Какое положение в данном договоре должен занимать оператор? Например, передача денежных средств оператору всегда происходит посредством использования договора банковского счета.

Использование электронных денежных средств позволяет повысить динамику расчетов и объем совершаемых сделок. При этом, остается необходимость в формировании правовой концепции к эмиссии и обороту электронных денежных средств с учетом достижений научно-технического прогресса, а также разработки конструкции договора, применяемого для данного вида правоотношений.

Между безналичными денежными средствами и электронными различия все-таки есть, прежде всего, оно касается оснований возникновения. Безналичные денежные средства возникают на основании приобретения права требования, которое возникает при заключении договора банковского вклада, электронные денежные средства возникают на основании договора с оператором электронных денежных средств. При этом второй вид договора в российском законодательстве не предусмотрен.

Особенности возникновения обязательства накладывают отпечаток и на порядок распоряжения и прекращения права требования уполномоченной стороны. При возникновении права требования по договору с оператором, когда речь идет о передаче электронных денежных средств физическому лицу, обязанность о передаче должна быть предусмотрена соглашением.

Законодательство Российской Федерации не предусматривает возможности увеличения размера права требования к оператору. По общему правилу право требования управомоченной стороны к оператору передается другому лицу при использовании электронных средств платежа, что является существенным признаком электронных денежных средств. [6]

От юридического лица или индивидуального предпринимателя право требования может быть передано физическому лицу, которое пользуется электронным средством платежа. От физического лица к юридическому право требования передается при условии не изменения способа платежа. Как правило, такая передача происходит для исполнения обязательства. Различные ограничения распоряжения правом передачи и получения электронных денежных средств говорят о наличии необходимости систематизации законодательства.

Прекращение обязательств по договору с оператором денежных средств связано с несколькими особенностями. Во-первых, право требования физического лица прекращается после выдачи электронных денег, при соблюдении положений законодательства. Прекращение права требования юридического лица в связи с выдачей наличных средств в законодательстве не предусмотрено. Поэтому электронные денежные средства, как и безналичные денежные средства являются правом требования в денежном обязательстве, но отличаются основаниями возникновения, распоряжения и прекращения.

В научной литературе обращалось внимание на то, что электронные денежные средства необходимо рассматривать как отличный от денег объект прав, поскольку такие деньги не находятся на счете и не могут выполнять функции накопления и богатства, электронные деньги становятся законным средством безналичных расчетов именно благодаря своей способности погашать денежные обязательства. [7]

В Российской Федерации электронные деньги могут приобрести статус денежных средств при введении в действие правовых норм, позволяющих им выполнять основные экономические функции денег. Например, для выполнения функции измерения стоимости необходимо установить положение о том, что электронные деньги являются носителями денежной единицы и стоимости. Сегодня у электронных денег нет стоимости. Чтобы выполнять платежные функции, электронные деньги должны быть наделены платежной силой, которая определяется исходя из обозначения денежных единиц на определенном носителе.

Резюмируя сказанное, стоит отметить, что развитие правового регулирования электронных денежных средств в Российской Федерации должно привести к либерализации функций денег. На сегодняшний день электронные денежные средства являются субъективными юридическими правами к кредитной организации на денежные знаки в обязательстве, возникающих на основании договора с оператором денежных средств. Электронные деньги необходимо отличать от безналичных денежных средств по основанию возникновения обязательства и особенностям распоряжения и прекращения. Поэтому необходимо ввести законодательные изменения, согласно которым электронные денежные средства приобрели бы статус денежных средств, для обеспечения выполнения электронными денежными средствами основных функций денег, таких как соизмерение стоимости, платежа и накопления.

 

Список литературы:

 

  1. Абрамова Е.Н. Электронное средство платежа как комплексный объект гражданских прав / Е.Н. Абрамова // Банковское право. 2018. N 1. С. 22 - 32.
  2. Карнушин В.Е. Гражданско-правовая сущность денег как объектов гражданских прав / В.Е. Карнушин // Юрист. 2017. N 3. С. 22 - 26.
  3. Сергеев В.В. Правовые проблемы формирования в России национальной платежной системы (из Комиссии по законодательству в сфере деятельности кредитных организаций и финансовых рынков Ассоциации юристов России) / В.В. Сергеев // Банковское право. 2011. N 5. С. 3 - 12.
  4. О национальной платежной системе: Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2019) // Российская газета", N 139, 30.06.2011.
  5. О предоставлении клиентам - физическим лицам информации об особенностях оказания услуг по переводу электронных денежных средств: Письмо Банка России от 20.12.2013 N 249-Т // Вестник Банка России", N 2, 15.01.2014
  6. О Центральном банке Российской Федерации (Банке России): Федеральный закон от 10.07.2002 N 86-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 06.08.2019) // Российская газета, N 127, 13.07.2002.
  7. Крылов О.М. Электронные денежные средства как деньги в Российской Федерации: вопросы правового регулирования // Финансовое право. 2018. N 10. С. 8 - 12.