О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НЕПЕРСОНИФИЦИРОВАННЫХ ЭЛЕКТРОННЫХ СРЕДСТВ ПЛАТЕЖА

Понятие «электронное средство платежа» содержатся в Федеральном законе «О национальной платежной системе» и под данным понятием понимается средство или способ составления, удостоверения и передачи распоряжения о выводе средств с использованием технических устройств. Таким образом, электронные платежи предназначены для осуществления электронного перевода и являются средствами, которые предоставляются лицу для исполнения обязательства. Электронные денежные средства как предоплаченная стоимость зафиксирована в техническом устройстве и имеет правовую природу.

Согласно внесенным изменениям в Гражданский кодекс Российской Федерации, банковский счет может быть открыт на условиях использования электронного платежного средства. Наиболее распространенными платежными средствами являются электронные кошельки, которые управляются с помощью компьютера и мобильных устройств, а также банковские карты. Перевод электронных денежных средств осуществляется с помощью проведения оператором полной идентификации клиента. [1]

При этом, электронные денежные средства юридического лица являются корпоративными. Перевод электронных денежных средств может также осуществляться при помощи упрощенной идентификации физического лица, когда необходимо установить только фамилию, имя и отчество, а также серию и номер документа. Без идентификации клиента перевод осуществляется в отношении платежей, которые являются неперсонифицированными.

Оператор электронных денежных средств обязан обеспечить возможность определения вида идентификации. Если проводится упрощенная идентификация, то общая сумма не должна превышать 200 тысяч рублей, в случае превышения суммы оператор не осуществит перевод.[2]

Важное значение имеет ограничение перевода по субъектному составу участников. При таком переводе клиент – физическое лицо не может использовать неперсонифицированные денежные средства. От персонифицированных непресонифицированные электронные средства платежа отличаются тем, что переводы электронных денежных средств не могут быть приостановлены, а также тем, что при переводе электронных денежных средств на остаток денежных средств не может быть обращено взыскание.

Если идентификацию счета провести невозможно, то необходимо обратиться к упрощенной идентификации. Закон о национальной платежной системе предусматривает случаи перевода денежных средств, когда не проводится идентификация. Речь идет о переводе электронных денежных средств в пользу юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также органов государственной власти и местного самоуправления.[3]

Федеральный закон также определяет случаи, когда возможно проведение упрощенной идентификации, например, при переводе электронных денежных средств по поручению физического лица, а также при предоставлении клиенту электронного средства платежа, при осуществлении операции по покупке или продаже наличной иностранной валюты на сумму менее чем 100 000 рублей. Исключением являются случаи, когда есть основания подозревать, что перевод осуществляется для финансирования терроризма.

Клиент может представить денежные средства, которые учитываются как электронные платежи путем перевода с банковского счета, внесения наличных средств в банкоматы и платежные терминалы, путем перевода физическим и юридическим лицам. Если используются неперсонифицированные электронные средства платежа, то в отношении клиента должна быть проведена процедура упрощенной идентификации. В таких случаях денежные средства могут быть переведены на банковские счета юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Вне зависимости от проведения идентификации клиент может получить электронные денежные средства наличными деньгами, если неперсонифицированные электронные средства платежа предоплачены картой. При этом, договор с кредитной организацией может предусматривать дополнительные ограничения. Если клиентом является физическое лицо, которое использует неперсонифицированные электронные средства платежа, то оно может осуществлять только перевод юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, а быть получателем платежа не может.

Использование неперсонифицированных электронных средств платежа вызывает ряд проблем на практике, например, когда клиент является физическим лицом, то он может иметь неограниченное количество средств платежей, а ограничения рассмотренные выше теряют свое значение, кроме того, неперсоницифированные электронные средства платежа могут быть использованы на при заключении незаконных сделок, приобретении изъятой из оборота продукции. Однако клиент, использующий неперсонифицированные электронные средства платежа может только расплачиваться с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, но не может сам получать денежные средства. Поэтому, если при осуществлении таких расчетов используются поддельные документы с целью создать видимость сделки, необходимо воздействовать на операторов. Однако данный вопрос следует рассматривать в правоприменительном аспекте.

На сегодняшний день актуальной является проблема, связанная с выбором подходов между запретом на предоставление физическим лицом, не проходящего идентификацию, использовать данные средства или введение обязательной процедуры идентификации в отношении всех физических лиц.

Например, надлежащую проверку клиентов рекомендуется проводить в рамках борьбы с терроризмом и отмыванием денег, согласно таким мерам, финансовые учреждения должны предоставлять информацию о проведении в отношении клиентов проверок. Очевидно, что существуют ситуации, связанные с полным контролем за всеми сделками, которые совершаются, такой контроль осуществляется на начальной и конечной стадии операции.

Запрет на использование клиентами – физическими лицами неперсонифицированных электронных средств платежа без проведения процедуры идентификации влечет за собой рост затрат кредитных организаций на проведение идентификации. Это, в свою очередь, влечет рост стоимости оказания кредитных услуг, что окажет негативное влияние на доступность банковских услуг и увеличить число расчетом в с помощью наличных средств.

При открытии банковского счета идентификация является обязательной процедурой и не предусматривает дополнительных затрат.[4]

Для разрешении ситуации, когда электронные денежные средства кредитной организации предоставляет одно лицо, а снимает их другое лицо, необходимо обратить внимание на стадию предоставления средств, а также на стадию их получения. Для этого следует произвести запрет на представление клиентом, не прошедшим идентификацию денежных средств без использования банковского счета. Однако это будет означать возможность осуществления перевода только на банковский счет.

Кроме того, для контроля за осуществлением неперсонифицированных платежей необходимо рассмотреть такой механизм как налоговый контроль, с помощью которого происходит отслеживание поступления средств в бюджет и расчеты. [5]

Таким образом, законодателю при определении дальнейшего направления правового регулирования рассматриваемого вопроса необходимо помнить, что использование денежных средств для увеличения электронных денежных платежей необходимо сохранять с применением мер по приостановлению операций и обращения взыскания на электронные денежные средства, с использованием необходимости ограничения субъектного состава участников перевода, усилением контроля за проводимыми операциями. Вопрос о контроле государственных органов за осуществлением подобных переводов необходимо осуществлять посредством мегарегулирования, связанного с регулированием и надзором в условиях глобализации экономики. [6]

Именно сочетание данных направлений поможет найти компромисс и обеспечить охрану имущественных прав физических лиц и не допустить посягательств и угрозы безопасности государства.

 Список использованной литературы:

  1. Абрамова Е.Н. Электронное средство платежа как комплексный объект гражданских прав / Е.Н. Абрамова // Банковское право. 2018. N 1. С. 22 - 32.
  2. Агабанян В.Э. Налоговый контроль как элемент налогового администрирования в Российской Федерации. Полиматис. 2018. № 9. С.13-18.
  3. Бажанов С.В. Состояние законности в кредитно-банковской отрасли российской экономики // Российский журнал правовых исследований. 2017. N 3 (12).
  4. Гаврин Д.А. Электронные денежные средства: проблемы правового регулирования / Д.А. Гаврин // Банковское право. 2018. N 5. С. 41 - 47.
  5. Казаченок О.П. Электронные денежные средства как новый объект гражданских прав в российском и международном праве: ограничение оборотоспособности и перспективы правового регулирования / О.П. Казаченок // Евразийская адвокатура. 2019. N 1 (38). С. 104 - 108.
  6. О национальной платежной системе: Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2019) // Российская газета, N 139, 30.06.2011.
  7. Очаковский В. А., Соловьёва А. В., Бородина В. А. Финансовое мегарегулирование в Российской Федерации // Научный журнал КубГАУ - Scientific Journal of KubSAU. 2014. №95.
  8. Предпринимательское право: Правовое сопровождение бизнеса: Учебник для магистров / Р.Н. Аганина, В.К. Андреев, Л.В. Андреева и др.; отв. ред. И.В. Ершова. М.: Проспект, 2017. 847 с.

 [1] О национальной платежной системе: Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ (ред. от 02.08.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2019) // Российская газета, N 139, 30.06.2011.

 [2] Казаченок О.П. Электронные денежные средства как новый объект гражданских прав в российском и международном праве: ограничение оборотоспособности и перспективы правового регулирования / О.П. Казаченок // Евразийская адвокатура. 2019. N 1 (38). С. 104 - 108.

[3] Предпринимательское право: Правовое сопровождение бизнеса: Учебник для магистров / Р.Н. Аганина, В.К. Андреев, Л.В. Андреева и др.; отв. ред. И.В. Ершова. М.: Проспект, 2017. 847 с.

 [4] Абрамова Е.Н. Электронное средство платежа как комплексный объект гражданских прав / Е.Н. Абрамова // Банковское право. 2018. N 1. С. 22 - 32.

 [5] Агабанян В.Э. Налоговый контроль как элемент налогового администрирования в Российской Федерации. Полиматис. 2018. № 9. С.13-18.

[6] Очаковский В. А., Соловьёва А. В., Бородина В. А. Финансовое мегарегулирование в Российской Федерации // Научный журнал КубГАУ - Scientific Journal of KubSAU. 2014. №95.