ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНЗ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ: РЕФОРМЫ 2019 ГОДА

EDUCATIONAL QUALITY IN THE ARBITRATION PROCESS: 2019 REFORMS

Судопроизводство  в октябре 2019 подверглось серьезному реформированию. Среди нововведений: начало функционирований новых 5 апелляционных и 9 кассационных судов,  благодаря такому выделению, по мнению Председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова, рассмотрение апелляционных и кассационных жалоб и представлений на судебные акты не будет осуществляться в том же суде, который рассматривал дело в первой инстанции, введение новой процедуры судебного примирения, расширение полномочий судей относительно определения продолжительности выступления сторон в суде, исключено правило коллегиального состава суда при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, также вносятся важные изменения в части представительства в арбитражных судах, о которых пойдет речь в данной статье.

Представительство в арбитражном процессе - это выполнение процессуальных действий одним лицом (представителем или поверенным) от имени и в интересах другого лица (доверителя или представляемого). [3]

 Концепция по внедрению профессионального представительства сама по себе является не новой. Первоначальная редакция ч. 5.статьи 59 действующего Арбитражного процессуального кодекса закрепляла возможность быть представителем организации в арбитражном суде исключительно сотрудникам и руководителям этого юридического лица, а также адвокатам, и позицию Конституционного Суда РФ о признании данной̆ нормы противоречащей Основному закону страны. Затем идея профессионального представительства получила свое отражение в Кодексе административного судопроизводства, согласно ст. 55 которого представителями в суде могут быть адвокаты и иные дееспособные лица, имеющие высшее юридическое образование. [2]

В сентябре 2017 г. депутатами Государственный̆ Думы Федерального Собрания РФ был предложен законопроект о внесении изменений в ГПК РФ и АПК РФ, предполагающий̆ вслед за КАС РФ введение в цивилистическом процессе обязательного квалификационного требования к представителю в виде наличия высшего юридического образования, полученного в вузе, имеющем государственную аккредитацию. Затем ВС РФ 07.02.2018 (на основании Постановления Пленума № 30 от 03.10.2017) был внесен законопроект №383208-7, предполагающий̆ более детальную регламентацию изменений, нежели депутатская инициатива. [1]

Так, с 1 октября ввели образовательный ценз, то есть, чтобы быть представителем в арбитражном процессе, нужно высшее юридическое образование или ученая степень по юридической специальности. Поэтому помимо доверенности в судебное заседание нужно принести и диплом. Образовательный ценз не распространяется на патентных поверенных по спорам об охране интеллектуальной собственности, арбитражных управляющих в делах о банкротстве. Кроме того, правило не действует для законных представителей.(ч. 3 ст. 59 АПК РФ – в соответствии с 451-ФЗ). [2]

Новые требования к представителям в арбитражном процессе повышают статус юристов. До этого нововведения в суде могли представительствовать лица без надлежащего образования, не обладающие должной квалификацией.

Вероятно, законодатель преследовал цель – улучшить качество оказываемой правовой помощи при рассмотрении гражданских и административных дел в арбитражных судах, Статус профессиональных юристов имеет публичный оттенок и не может отождествляться с лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в области права, поскольку первые существуют в рамках этических норм. Следовательно, законодатель связывает возможность судебного представительства не только с профессионализмом и компетентностью юриста, но и с его способность соблюдать установленные ограничения и институциональные рамки данного сообщества. Такой подход законодателя представляется вполне обоснованным и логичным, однако остаётся ряд вопросов.

Интересно, что изменения не вносятся в статью 25.5 КоАП. Согласно этой статье защитником или представителем по делам об административных правонарушениях, рассматриваемых должностными лицами, органами исполнительной власти и местного самоуправления, судами общей юрисдикции, всё также может адвокат или иное лицо. Причина этого на фоне общего реформирования института не совсем ясна. Поскольку при рассмотрении дел об административных правонарушениях арбитражные суды руководствуются не КоАП, а АПК РФ, то при рассмотрении такого дела в судах общей юрисдикции наличие юридического образования требоваться по-прежнему не будет, а в Арбитражных судах будет действовать общее правило.

Также в настоящее время отсутствует порядок проверки достоверности диплома, и такой обязанности на суд закон не возлагает. В связи с этим возникает вопрос о правовых последствиях установления факта отсутствия у представителя лица, участвующего в деле, необходимого образования. Определенно, данное обстоятельство будет признаваться допущенной процессуальной ошибкой. Но возможно ли считать настолько существенной, что сам факт допуска представителя доверителем привёл к принятию неправильного решения.

 Инициатива дисбалансирует существующую организацию юридической практики изнутри. Авторы критикуемого проекта предлагают предоставить всем лицам, имеющим квалификацию «юрист», привилегию в виде исключительного права вести дела клиентов в судах. При этом на таких лиц не возлагается совершенно никаких дополнительных обязанностей и не предусматривается никакой особой ответственности за пренебрежение тем доверием, которое государство выражает в законе о введении профессионального представительства. Зачем тогда продолжает существовать адвокатура с такими атрибутами, как обязанность сдачи квалификационного экзамена, уплаты адвокатами взносов, дисциплинарной ответственностью, бременем защиты по назначению?

Таким образом, мы считаем, что на данный момент есть определённая недоработка введенного требования о наличии высшего образования с точки зрения практики. Недостатком этого закона является отсутствие возможности привлекать к решению проблем, представлению интересов наряду с представителем-юристов иных лиц, обладающих квалификацией для качественной защиты прав и интересов доверителя. К сожалению, диплом о высшем юридическом образовании далеко не всегда говорит о компетентности представителя. Соотнося, законодательный смысл «высшего юридического образования» с современным понятием, которое вкладывает специальное законодательство об образовании, стоит убедиться, об одном и том же идёт ли речь.

 

Литература.

  1. Малов А. А. Требования к высшему юридическому образованию представителей в арбитражном процессе. Необходимость или соответствие тенденции современного судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. – 2017. – № 12. - С. 19–21.
  2. «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 02.01.2019) [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102079219 (дата обращения: 25 декабря).
  3. Решетников, И.В. Практика применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации / отв. ред. И. В. Решетникова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2017. — 454 с.