Наследственные отношения

Hereditary relations

ВВЕДЕНИЕ

      В период своей жизни каждый человек накапливает имущественные блага, чтобы после его смерти оставить своим близким людям. Современное материальное положение граждан, является стабильным и относительно высоким. Рыночная экономика дала возможность гражданам иметь в собственности значительные накопления в виде денег, имущества и имущественных благ. Кроме того, государство предпринимает все меры по увеличению продолжительности жизни граждан, что способствует увеличению объемов их накоплений. В связи с этим вопросы наследования являются актуальными, так как граждане небезразличны к судьбе этого имущества после их смерти.

Актуальность темы исследования предопределена огромным практическим потенциалом вопросов наследования имущества. Ведь не вызывает сомнения тот факт, что наследственное право в определенной степени затрагивает интересы каждого гражданина. Действующее сегодня наследственное законодательство существенным образом отличается от советского аналога. Часть третья ГК РФ, которая является основным источником современного наследственного права демонстрирует качественно новый уровень правового регулирования отношений наследования

                                        Основная часть

Наследственные отношения развиваются вместе с развитием общества и его социально-экономической жизни. Правовые конструкции, с помощью которых обеспечивается наследственное правопреемство, способ существование и динамика наследственных отношений, являются в первую очередь формой и конкретизацией общественных отношений, возникающих по поводу наследования.

Наследственное право, реагируя на актуальные потребности и вызовы, не остаётся на месте. Однако, развитие наследственного права, реформирование его институтов и введение новых юридических конструкций, способов удовлетворения интересов и потребностей субъектов гражданско-правовых отношений, с одной стороны, указывают на непосредственную связь с общественными процессами, ценность и назначение наследственного права, необходимость нахождения более оптимальных и эффективных инструментов для обеспечения наследования и реализации других функций наследственного права, а с другой – означают, что для исследования проблематики правового регулирования наследственных отношений важной предпосылкой является анализ реальных проблем и потребностей реформирования правовой регламентации в рассматриваемой области гражданского права.

Так, многие институты наследственного права по-настоящему открываются для понимания только тогда, когда учитывается концептуальная обусловленность их содержания (функция, обусловленная законодателем) или несоответствие реальным потребностям экономического и социального развития общества на текущем этапе.

На современном этапе всё более ощутимой становится тенденция расширения форм и способов наследования посредством распоряжений наследодателя. Так, в частности, введение института наследственного договора в российское законодательство направлено на расширение свободы наследодателя по распоряжению своим имуществом. Аналогичное значение имеет и институт наследственного фонда, который существенно влияет на развитие наследования по завещанию, так как учреждение наследственного фонда, устава и правил управления наследственным фондом осуществляется по российском праву посредством завещания наследодателя (ст. 123.20 - 1 ГК РФ). При этом установление явного приоритета интересов наследственного фонда в случае, если возникают разногласия с требованием о предоставлении обязательной доли в наследстве (ч. 5 ст. 1149 ГК РФ) свидетельствует о том, что российский законодатель делает ставку на развитие правовых способов осуществления свободы завещания, даже в ущерб традиционным и основополагающим институтам наследования по закону[1].

Прослеживая изменения, сопровождающие наследственное право, на примере российского гражданского законодательства, часто можно видеть, как стремление законодателя найти более эффективную правовую форму для наследственных отношений и динамики развития, так и исправление, уточнение и дополнение существующих средств правового воздействия на наследственные отношения.

Вместе с тем, сравнительный анализ российского гражданского законодательства и законодательстве зарубежных стран показывает, что основные изменения в российском наследственном праве с момента принятия части 3 ГК РФ заключаются зачастую в воспроизведении опыта зарубежных стран, причём, к сожалению, без достаточного обоснования целесообразности той или иной конструкции в условиях российского национального правопорядка[2]. Очевидно, что отдельные институты наследственного права зарубежных правопорядков, может быть, и являются эффективным в условиях той правовой системы, в составе которой они возникли и функционируют, но вряд ли допустимо просто копирование чужого опыта без достаточного научного анализа соответствующих конструкций и перспектив их применения в условиях российского правопорядка.

Например, П.В. Крашенинниковым в 2016 г. среди наиболее актуальных направлений развития правового регулирования наследственных отношений в российском законодательстве назывались такие вопросы, как наследственный договор, наследственные фонды и совместное завещание супругов[3]. Часть этих предложений уже реализована в тексте ГК РФ, другие находятся на уровне законопроектов в Госдуме РФ. Эти институты наследственного права зарубежных стран вводятся, правда, в качестве «правовых экспериментов», но никак не полагаясь на реальные потребности гражданского оборота в сфере наследования.

Очевидно, что такие потребности, безусловно, могут существовать, но для их выявления должна проводиться кропотливая исследовательская работа по оценке их содержания и способов удовлетворения существующими и перспективными средствами наследственного права. Кроме того, анализ опыта применения соответствующих институтов в зарубежных странах отнюдь не позволяет говорить о том, что они признаются как эффективные правовые средства для удовлетворения интересов участников наследственных отношений[4]. Так, например, наследственный договор подвергается нередко обоснованной критике в немецкой литературе по наследственному праву. Французский законодатель, несмотря на все увещевания и директивы со стороны ЕС по унификации наследственного права, выступает принципиальным противником введения наследственных договоров и совместных завещаний.

Проблема свободы завещания, как базового принципа наследственного права, актуальна для многих правопорядков, но по содержанию – проявляются совершенно разные ракурсы и аспекты решения этой проблемы в разных правопорядках. В российском наследственном праве явным приоритетом пользуется свобода завещания, а обязательная доля в наследстве – скорее минимальный уровень имущественных гарантий социального обеспечения для нетрудоспособных и несовершеннолетних близких родственников наследодателя, осуществление которых может быть поставлено в зависимость от усмотрения суда, если другие наследники будут признаны «более нуждающимися» (ч. 4 ст. 1149 ГК РФ).

На сегодняшний день в российском наследственном законодательстве наметилась тенденция расширения перечня оснований наследования.

Так, с 01 июня 2019 года самостоятельным способом распоряжения имуществом на случай смерти наряду с завещанием стал наследственный договор, имплементированный в российское наследственное право из законодательной практики зарубежных стран. Наследственный договор известен правопорядкам таких стран, как Германия, Испания, Франция, Украина, Латвия, и др. Так, например, он широко применяется в Каталонии, и представляет собой, наряду с законным, «добровольное наследование»[5]. Гражданский кодекс Латвийской Республики предоставляет наследодателю возможность выразить свою волю не только в завещании, но и в соглашении о наследовании (ст. 389 ГК Латвии). Сложный порядок договорного наследования предусматривает Французский гражданский кодекс. При этом, такое распоряжение наследственным имуществом, как считает Ю. Б. Гонгало, возможно лишь в качестве исключения, «действительно при соблюдении строго определённых условий»[6], и напрямую зависит от наличия брачного контракта или факта состояния супругов в браке.

Для российского правопорядка наследственный договор является абсолютно новым основанием наследования. На всех этапах развития отечественного наследственного права, традиционными основаниями наследования выступали закон и завещания, наследственный договор не был нормативно регламентирован. Однако, если обратиться к древнему периоду развития российского праву, когда основным источником права выступала Русская Правда, можно с определенной долей условности говорить об использовании договорной конструкции, в рамках наследственных отношений.

Следует признать, что новые правила ГК РФ о наследственном договоре, требуют пристального внимания со стороны всех заинтересованных лиц и дополнительного изучения на предмет соответствия российской традиции наследственно-правового регулирования[7].

Отдельно выделен наследственный договор с участием супругов. Особенностью такого супружеского наследственного договора является не только его содержание, но и порядок его прекращения.

Так, в силу абз. 2 п. 5 ст. 1140.1. ГК РФ, расторжение брака до смерти одного из супругов влечет его прекращение. Аналогичные правовые последствия предусмотрены и в случае признание брака недействительным. Решен вопрос о возможной конкуренции совместного завещания супругов и наследственного договора супругов в пользу последнего, то есть наследственный договор отменяет действие составленного ранее совместного завещания супругов. Таким образом, супругам предоставлено право выбора способа совместного наследственного распоряжения общим имуществом.

Наследственный договор после составления должен быть подписан его сторонами и нотариально удостоверен. Абсолютной законодательной новеллой является требование о проведении нотариусом видеофиксации процедуры заключения договора, что является еще одной гарантией прав наследников (абз. 2 п. 7 ст. 1140.1 ГК РФ).

Наследодатель вправе заключить несколько наследственных договоров с одним или несколькими лицами. Считаем, что требует своей доработки вопрос о том, можно ли в договор включить условие об отстранении наследников от наследства. Специальное правило есть в ГК Латвии, ч. 3 ст. 639 которого, императивно предусматривает, что в договоре о наследстве отстранение от наследства не допускается[8]. Представляется, что аналогичная норма должна быть включена в ст. 1140.1 ГК РФ.

Стороны могут предусмотреть в договоре условие о душеприказчике, а так же, условие о возложении на участвующих в наследственном договоре лиц, которые могут призываться к наследованию, обязанность совершить какие-либо не противоречащие закону действия имущественного или неимущественного характера, в том числе исполнить завещательные отказы или завещательные возложения. Обращает на себя внимание тот факт, что законодатель предусмотрел возможность включение в наследственный договор и таких условий, относительно которых, при заключении договора было неизвестно наступят они или не наступят, в том числе от обстоятельств, полностью зависящих от воли одной из сторон ( ч. 2 п. 1. ст. 1140.1 ГК РФ).

Таким образом, мы обнаруживаем определённую непоследовательность законодателя в силу того, что вопрос о возможности составления «условных» завещаний до сих пор нормативно не решен, что приводит к противоречивости нотариальной практики, и требует в свою очередь от правоприменителя формирования единообразной позиции по этому достаточно сложному вопросу.

 

                                        Заключение

 

В итоге проведенного исследования новелл наследственного законодательства, которые касаются системы оснований наследования, хотелось бы отметить, что введение в российский правопорядок конструкции наследственного договора является прогрессивным шагом, приближающим нас к европейской правовой традиции, однако, данный правовой институт требует своей доработки с учетом уже сложившихся в отечественном наследственном праве правовых принципов и правил.

 

Библиографический список

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146 - ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2018) // Собрание законодательства РФ, 03.12.2001, № 49, ст. 4552
  2. Актуальные вопросы наследственного права / Коллектив авторов. М.: «Статут», С. 9.
  3. Гонгало Ю. Б. Распоряжения наследственного характера во Французском праве /Актуальные вопросы наследственного права / под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2016. – 112 с.
  4. Гражданский кодекс Латвийской Республики / Научное редактирование и предисловие Н. Э. Лившиц. СПб.: Издательство «Юридический центр пресс», 2001. – 801 с.
  5. Гудименко Г.В., Самаилов Г.А. Проблема выбора права, подлежащего применению к наследованию, осложнённому иностранным элементом // Евразийский юридический журнал, 2011, № 12 (43). С. 80 - 83.
  6. Матвеев И. . Наследственный договор: зарубежный опыт и перспективы появления в гражданском праве Российской Федерации URL: http://отрасли-права.рф/article/9392
  7. Матвеев И.В. Наследственный договор: зарубежный опыт и перспективы появления в гражданском праве Российской Федерации // Российская юстиция. - М.: Юрист, - № 1. -С. 6 – 9
  8. Медведев С. Н. Введение в гражданское право Испании.- Ставрополь: СКФУ, 2017. – 139 с.
  9. Мельникова М. П., Комаревцева И. А. Российское наследственное законодательство: анализ последних изменений и перспективы развития // Правовая политика и правовая жизнь. - 2017. - №1. - С.109-117

 

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146 – ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2018) // Собрание законодательства РФ, 03.12.2001, № 49, ст. 4552.

[2] Гудименко Г.В., Самаилов Г.А. Проблема выбора права, подлежащего применению к наследованию, осложнённому иностранным элементом // Евразийский юридический журнал, 2011, № 12 (43). С. 80 - 83.

[3] Актуальные вопросы наследственного права / Коллектив авторов. М.: «Статут», 2016. С. 9.

[4] Матвеев И.В. Наследственный договор: зарубежный опыт и перспективы появления в гражданском праве Российской Федерации // Российская юстиция. - М.: Юрист, 2015, № 1. - С. 6 - 9

[5] Медведев С. Н. Введение в гражданское право Испании.- Ставрополь: СКФУ, 2017. – С. 113

[6] Гонгало Ю. Б. Распоряжения наследственного характера во Французском праве /Актуальные вопросы наследственного права / под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2016. – С. 86-87

[7] Мельникова М. П., Комаревцева И. А. Российское наследственное законодательство: анализ последних изменений и перспективы развития // Правовая политика и правовая жизнь. 2017. №1. С.109-117

[8] Гражданский кодекс Латвийской Республики / Научное редактирование и предисловие Н. Э. Лившиц. СПб.: Издательство «Юридический центр пресс», 2001. – С. 225