ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ОХРАНОЙ ТОВАРНОГО ЗНАКА

Понятие малозначительности и его критерии в законодательстве не обозначены. Очевидно в рамках такого подхода не всегда можно рассчитывать, что освобождение от административной ответственности было взвешенным и отражало цели административной ответственности. [3]

Сам факт наличия потенциальной угрозы общественным отношениям должен исключать возможность применения малозначительности. При незаконном использовании товарного знака суды должны учитывать, что речь идет об угрозе общественным отношениям, связанных с охраной интеллектуального права, поэтому необходимо обеспечить недопущения в товарооборот контрафактной продукции, опасной для потребителя.[4]

Судебные органы, признав, что основания для освобождения от административной ответственности отсутствуют, должны исследовать обстоятельства совершенного правонарушения, характеристику субъекта административной ответственности. Многие специалисты в области охраны интеллектуальных прав отмечают, что система правовой защиты исключительных прав отличается сверхштрафным характером: речь идет не просто о взыскании стоимости контрафактной продукции, а взыскании ее двойного размера, что обуславливает дальнейшую невыгоду продолжать незаконное использование товарного знака.[9]

Привлечение к административной ответственности за незаконное использование товарного знака не мешает правообладателю в дальнейшем обратиться с иском используя гражданско-правовые способы защиты. В случаях привлечения к юридической ответственности за нарушение исключительных прав на товарный знак или иное средство индивидуализации товара важно помнить о целях юридической ответственности и учитывать ее специфику относительно рассматриваемого объекта правовой охраны.[8]

Административное наказание назначается в целях установления государством меры ответственности за совершение административного правонарушения. Прежде всего, административная ответственность направлена на предупреждение совершения нового правонарушения, а использование малозначительности деяния применяется при соблюдении публичных интересов с соблюдением превентивной цели административного наказания.

В рамках изучения вопроса о правовой защите товарного знака, не теряет своей актуальности вопрос о параллельном импорте в деятельности административных органов и представителей внешнеторгового бизнеса. Первые исследования данной проблемы появились в 2008-2009 годах в связи с решениями высших судебных органов о разграничении административной и гражданской ответственности в области использования исключительного права на товарный знак, спустя 10 лет возникла новая волна интереса к данному вопросу. [9] В частности, речь идет о Постановлении Конституционного Суда от 13 февраля 2018 г. № 8-П по делу о проверке на соответствие Конституции статей 1252, 1487, 1515 ГК РФ, где было указано, что применение одних и тех же санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции недопустимо. [3]

Конституционный Суд также указал, что в условиях глобализации торговли и экономике, действия международных санкций проблема исчерпания исключительных прав правообладателя становится вновь актуальной. Принцип исчерпания исключительных прав, предусмотренный Гражданским Кодексом Российской Федерации не исключает возможности недобросовестного использования исключительного права на товарный знак и ограничения его введения в оборот путем ввоза на национальный рынок РФ.

В рамках действия международных санкций в отношении Российской Федерации данная деятельность представляет опасность. Оспариваемые нормы Гражданского Кодекса связаны с возможностью использования гражданско-правовых средств противодействия злоупотребления правом при недобросовестном поведении правообладателя товарного знака. При этом суд не может отказать в иске, поскольку это создаст угрозы охраняемым законом интересам.

Позиция Конституционного Суда связана с установлением обязанности судов исследовать фактические обстоятельства каждого дела при решении вопросов о размере ответственности импортера, вводящего товар, имеющий товарный знак в национальный оборот. Использование при рассмотрении споров, связанных с охраной товарного знака, результатов экспертной деятельности, вызывает много вопросов. Очевидно, что экспертизы по данной категории дел обладают определенной спецификой, связанная с особенностями товара, обозначенного средством индивидуализации, а также совокупностью категорий товаров, в отношении которых данное средство индивидуализации зарегистрировано.[2]

Правоприменительная практика говорит о том, что, когда в отношении одного и того же товара, являющегося объектом административного правонарушения, назначаются две экспертизы с разными выводами экспертов. Суды, разрешая споры об установлении степени сходства принимают во внимание результаты повторной экспертизы, не обосновывая свой выбор. При отсутствии результатов экспертизы в материалах дела суд признает недоказанность события административного правонарушения.

При рассмотрении споров о незаконном использовании товарного знака суды часто не принимают решения, связанные с дальнейшей судьбой товара, который был признан контрафактным. При установлении в судебном заседании того, что вещи, являвшиеся орудием совершения преступления или предметом административного правонарушения, были изъяты в рамках принятия мер об обеспечении производства по делу об административном правонарушении, то суд в своем решении указывает, что такие вещи не подлежат возврату. Чаще всего контрафактный товар подлежит изъятию из товарооборота и уничтожению.[6]

За последнее время судебная практика по делам о незаконном использовании товарных знаков говорит о том, что есть проблемы, связанные с разграничением компетенции различных органов, связанных с защитой интеллектуальных прав. Наиболее ярко данная проблема прослеживается при рассмотрении споров, связанных с олимпийской символикой. Такая проблема связана с наличием разного объема полномочий по выявлению и пресечению правонарушений в области охраны интеллектуальных прав. На практике часто возникают сложности в определении подведомственности рассмотрения споров, определением органа, осуществляющего контроль, установлением компетенции таких органов.[7]

Например, по административным делам, возбужденным по инициативе антимонопольных органов, административный органов должен доказать факт извлечения незаконных преимуществ при использовании чужого товарного знака, а также причинение убытков и вреда репутации. Если такие обстоятельства не доказаны, суды отказывают административному органу в привлечении к ответственности за незаконное использование товарного знака.

В некоторых случаях, связанных с разрешением споров о незаконном использовании товарного знака возникают ситуации о том, какую функцию несет воспроизведение обозначения на товаре или на его упаковке: информативную или индивидуализирующую. Во втором случае речь идет о нарушении права на индивидуализацию.[5]

Таким образом, современная правоприменительная практика административных и судебных органов в области административной защиты интеллектуальных прав связана с рядом проблемных факторов, [9] обусловленных в использовании института малозначительности как оценочной категории, развитии трактовки проблем параллельного импорта, неоднозначном использовании результатов экспертных процедур в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, а также необходимости определения судьбы товаров, относящихся к контрафактным. Выработка единого подхода правоприменителя к решению указанных вопросов позволит повысить эффективность правовой охраны интеллектуальных прав в современных условиях.

 

 

Список использованной литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая): от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 18.07.2019) // Российская газета, N 289, 22.12.2006.
  2. О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 // Российская газета, N 96, 06.05.2019.
  3. О Постановлении Конституционного Суда от 13.02.2018 N 8-П по делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ //Российская газета, N 39, 22.02.2018.
  4. Агамагомедова С.А. // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2014. N 3. С. 15 - 23; N 4. С. 18 - 26.
  5. Ворожевич А. Нарушение прав на товарный знак: деликт или неосновательное обогащение // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2018. N 10. С. 9 - 16.
  6. Комиссарова Е.В. Отдельные аспекты судебной практики по делам о незаконном использовании товарного знака // ИС. Промышленная собственность. 2019. N 2. С. 57 - 64.
  7. Шульга А.К. Правовой режим товарных знаков по современному гражданскому законодательству// диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук// Кубанский государственный аграрный университет. Краснодар. 2010. С. 71.
  8. Шульга А.К. Правовой режим товарных знаков по современному гражданскому законодательству// автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук// Кубанский государственный аграрный университет. Краснодар. 2010. С.12.
  9. Шульга А.К. Товарные знаки как средство индивидуализации товара, работ и услуг. М.: Юрист, 2010. С. 25.

 

List of used literature:

  1. Civil Code of the Russian Federation (part four): dated December 18, 2006 N 230-ФЗ (as amended on July 18, 2019) // Rossiyskaya Gazeta, N 289, December 22, 2006.
  2. On the application of part four of the Civil Code of the Russian Federation: Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of 04.23.2019 N 10 // Rossiyskaya Gazeta, N 96, 05.06.2019.
  3. On the Resolution of the Constitutional Court of February 13, 2018 N 8-P in the case on the verification of the constitutionality of the provisions of paragraph 4 of Article 1252, Article 1487, paragraphs 1, 2 and 4 of Article 1515 of the Civil Code of the Russian Federation.
  4. Agamagomedova S.A. // Intellectual property. Industrial property. 2014. N 3. S. 15 - 23; N 4.S. 18 - 26.
  5. Vorozhevich A. Infringement of trademark rights: tort or unjust enrichment // Intellectual property. Industrial property. 2018.N 10. S. 9 - 16.
  6. Komissarova E.V. Certain aspects of judicial practice in cases of illegal use of a trademark // IP. Industrial property. 2019.N 2.P. 57 - 64.
  7. Shulga A.K. The legal regime of trademarks under modern civil law // dissertation for the degree of candidate of legal sciences // Kuban State Agrarian University. Krasnodar. 2010.
  8. Shulga A.K. The legal regime of trademarks under modern civil law // Abstract of dissertation for the degree of candidate of legal sciences // Kuban State Agrarian University. Krasnodar. 2010.
  9. Shulga A.K. Trademarks as a means of individualization of goods, works and services. M.: Lawyer, 2010.S. 25.