ПРАВА ОСУЖДЕННЫХ НА ПОЛУЧЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

RIGHTS OF CONDEMNED ON OBTAINING EDUCATION IN THE RUSSIAN FEDERATION

Право на образование закреплено как на международном, так и на внутригосударственном уровне. Согласно ст.43 Конституции Российской Федерации, «каждый имеет право на образование», однако в отношении лиц, осужденных к лишению свободы, механизм его реализации имеет свои особенности.

Реализация образования в местах лишения свободы регламентирована п.1 ст.28 Европейских пенитенциарных правил. В нем говорится о том, что «каждое пенитенциарное учреждение стремится предоставить всем заключенным доступ к образовательным программам, которые должны максимально отвечать индивидуальным потребностям заключенных, соответствовать их устремлениям».[1]

В соответствии с ч.1 ст.108 УИК РФ в исправительных учреждениях организуются обязательное профессиональное обучение или среднее профессиональное образование по программам подготовки квалифицированных рабочих, служащих осужденных к лишению свободы, не имеющих профессии (специальности), по которой осужденный может работать в исправительном учреждении и после освобождения из него.

В отношении осужденных, являющихся инвалидами I и II группы, больных, страдающих хроническими заболеваниями, а также осужденных мужчин старше 60 лет и осужденных женщин старше 55 лет получение начального профессионального образования и профессиональной подготовки не является обязательным и проводится по их желанию. При этом законодатель, реализуя оздоровительную цель труда, предписывает необходимость учета медицинских противопоказаний осужденных.[2]

Порядок организации получения осужденными основного общего и среднего (общего) образования регулируется совместным приказом Министерства юстиции и Министерства образования и науки Российской Федерации от 27.03.2006 года №61/70 «Об утверждении Положения об организации получения основного общего и среднего (полного) общего образования лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы в исправительных колониях и тюрьмах уголовно-исполнительной системы».

Обучение осужденных во многом способствует выполнению цели, стоящей перед исправительными учреждениями, а именно исправлению осужденных, возвращению их к законопослушной жизни после освобождения. У образованного человека заметно больше шансов трудоустроиться на работу с достойной заработной платой. Отсюда следует, что осужденному после освобождения из мест лишения свободы будет легче социализироваться, войти в общество и восстановить связи с семьей.

Известный педагог и писатель А.С. Макаренко определял обучение осужденных, как «могучее воспитательное средство», которое формирует систему знаний, развивает личность и ее нравственное сознание, влияющее на поведение осужденного.[3]

Отсутствие образования, общественно-полезных трудовых навыков является одним из криминогенных факторов, нередко приводящих к совершению преступлений.    Согласно статистическим данным в Республике Саха (Якутия) наибольшее количество преступлений совершается лицами имеющими начальное и основное общее образование. В 2018 году по РС(Я) 39% преступлений было совершено лицами, имеющими начальное и основное общее образование, 29% - лицами, имеющими среднее профессиональное образование, 23% - лицами, имеющими среднее (полное) образование, и 9% -лицами, имеющими высшее образование.[4] Из этого следует, что образование бесспорно важно для каждого человека. Оно благотворно влияет на развитие личности, формирование ее мировоззренческих и моральных установок.[5]

Правовые и организационные основы получения образования осужденными к лишению свободы в зарубежных странах имеют свои особенности. Например:

В Норвегии, если у осужденного, в соответствии с приговором суда нет образования, то применяется обязательное обучение.

В Дании, при распределении осужденных по отделениям учитывается уровень образования.

В Финляндии, четко планируется процесс обучения осужденного в исправительном учреждении и после его освобождения, посредством деления образовательной программы на модули.

В Швеции практикуется индивидуальная программа обучения с учетом срока наказания и  в зависимости от определенных потребностей осужденного. Стоит отметить, что после освобождения бывший осужденный может продолжить обучение там же.

В Великобритании осужденный, получивший образование, имеет преимущественный перевод на более облегченные условия содержания.

В Соединенных Штатах Америки невозможно получить условно-досрочное освобождение до подтверждения факта получения базового образования.[6]

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что образовательная система в исправительных учреждениях зарубежных стран ориентирована на осужденного как индивида. Данная система планирует, развивает и реализует программы и услуги, направленные на удовлетворение потребностей осужденного.

Концепцией развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г., определяются основные направления по улучшению профессионального обучения и профессиональной подготовки осужденных. В частности в ней предполагается:

  1. Определение прогнозных потребностей в рабочих специальностях и специалистах по отраслям и регионам по укрупненным группам профессий, востребованных на рынке труда;
  2. Совершенствование и развитие системы начального профессионального образования и профессиональной подготовки осужденных, сохранение, передислокация, перепрофилирование и создание новых образовательных учреждений начального профессионального образования, реализующих все формы организации образовательного процесса с различным объемом обязательных занятий осужденных;
  3. Осуществление профессионального обучения и профессиональной подготовки осужденных с учетом результатов мониторинга прогнозных потребностей в рабочих кадрах учреждений уголовно-исполнительной системы и региональных рынков труда, в том числе по дефинитивным рабочим специальностям, в целях создания высоких гарантий трудоустройства и возвращения в общество законопослушных граждан;
  4. Участие учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в региональных целевых программах занятости населения и развитии системы социального партнерства в сфере подготовки рабочих кадров из числа осужденных;
  5. Разработка программ профессиональной подготовки с учетом заявок от органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и организаций;
  6. Разработка и внедрение специальных методик обучения, учитывающих уровень умственного развития и педагогической запущенности осужденных, а также образовательных и коррекционных программ работы с различными категориями осужденных.[7]

На наш взгляд, после обучения необходимо закрепить полученные знания трудовой деятельностью. Важно, чтобы деятельность была по изученной специальности, потому что, во-первых, это пополнит знания в данной сфере, во-вторых, у осужденного расширится кругозор, так как именно на практике можно получить опыт, в-третьих, навыки, полученные в исправительном учреждении, обязательно понадобятся при будущем трудоустройстве.

Таким образом, профессиональное образование признается одним из основных факторов исправления, способствующих позитивной самореализации личности, правильному восприятию действительности, последующей ресоциализации и социальной адаптации осужденного. То, как относятся осужденные к получению профессионального образования и профессиональной подготовке, учитывается при определении степени их исправления. Получение осужденными специальности или повышение профессиональной трудовой квалификации призвано способствовать предотвращению совершения осужденными новых преступлений, как в местах лишения свободы, так и после освобождения.

Литература:

  1. Рекомендация N Rec (2006) 2 Комитета министров Совета Европы "Европейские пенитенциарные правила" (Вместе с "Комментарием к тексту...") (Принята 11.01.2006 на 952-ом заседании представителей министров)
  2. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] URL: http://uikod.ru/#uikrf (дата обращения 28.10.2019)
  3. Раськевич А.А. Общее образование и профессиональная подготовка осужденных: пенитенциарные проблемы// Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (47) 2010. С.96-103.
  4. Официальный сайт портала правовой статистики [Электронный ресурс]. URL: http://crimestat.ru/ (дата обращения 28.10.2019)
  5. Ким Е. В., Ри П. Г. Личность преступника: криминологический анализ// «Ученые заметки ТОГУ» Том 4, № 4, 2013. С.403-407.
  6. Ивасенко Я.С. Общее и профессиональное образование осужденных в механизме исправительного воздействия на осужденных к лишению свободы: монография. Рязань: Академия ФСИН России, 2014.
  7. Распоряжение Правительства РФ от 14.10.2010 N 1772-р (ред. от 23.09.2015) «О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» // "Собрание законодательства РФ", 25.10.2010, N 43, ст. 5544.

Literature:

  1. Recommendation N Rec (2006) 2 of the Committee of Ministers of the Council of Europe "European Prison Rules" (Together with "Commentary on the text ...") (Adopted on 01/11/2006 at the 952nd meeting of representatives of ministers)
  2. Commentary on the Criminal Executive Code of the Russian Federation [Electronic resource] URL: http://uikod.ru/#uikrf (accessed October 28, 2019)
  3. Raskevich A.A. General education and vocational training of convicts: penitentiary problems // Bulletin of the St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia No. 3 (47) 2010. P.96-103.
  4. The official website of the portal of legal statistics [Electronic resource]. URL: http://crimestat.ru/ (accessed October 28, 2019)
  5. Kim E. V., Ri P. G. The identity of the offender: criminological analysis // "Scientific notes of the Pacific National University" Volume 4, No. 4, 2013. S.403-407.
  6. Ivasenko Ya.S. General and vocational education of convicts in the mechanism of corrective action on prisoners sentenced to deprivation of liberty: monograph. Ryazan: Academy of the Federal Penitentiary Service of Russia, 2014.
  7. Order of the Government of the Russian Federation of October 14, 2010 N 1772-r (as amended on September 23, 2015) “On the Concept of the development of the penal system of the Russian Federation until 2020” // “Collection of the legislation of the Russian Federation”, October 25, 2010, No. 43, Art. 5544.