ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА - ВОЗМОЖНОСТЬ ДЛЯ УСКОРЕНИЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Перед Кыргызской Республикой как и перед другими странами стоит проблема перехода в цифровую экономику, где важнейшим фактором конкурентоспособности экономики является нематериальная сфера, основанное на информации, инновациях и знаниях. Естественно, появится вопрос в условиях цифровизации о построении соответствующей среды, когда все больше решений принимается машинами.

В современном мире уже созданы все условия для доминирования не Интернета, создающего коммуникацию между людьми, а «Интернета вещей». И совсем скоро, как считают создатели этих систем, «Большие данные», «Big Data» о клиентах могут перейти в разряд «Суперданных» с помощью которых технологии «Интернета вещей» смогут самостоятельно собирать и интерпретировать информацию, направляя выводы напрямую маркетологам. 

Интернет вещей – это концепция, объединяющая множество технологий, подразумевающая оснащенность датчиками и подключение к интернету всех приборов (и вообще вещей), что позволяет реализовать удаленный мониторинг, контроль и управление процессами в реальном времени (в том числе в автоматическом режиме). Сегодня сформировано два крупных направления: Интернет вещей (IoT - Internet of Things) и промышленный Интернет вещей (IIoT - Industrial Internet of Things). Инструментально данные технологии очень похожи, ключевая разница в предназначении: если основная задача Интернета вещей - это сбор всевозможных данных (которые будут приоритетно использоваться для построения моделей и прогнозов), то предназначение промышленного Интернета вещей состоит в автоматизации производства (за счет удаленного управления ресурсами и мощностями по показаниям датчиков). По прогнозам аналитиков Ovum, Machina Research и Nokia число промышленных соединенных устройств к 2019 году превысит 530 млн.единиц, а к 2025 году их число составит от 20 до 200 млрд.единиц. [1; 8 стр.]  При этом стоит отметить многогранность изменений, вызванных цифровизацией, что породило значительное число тем для анализа, включающих как изучение системных изменений в экономике (например, трансформация различных видов бизнеса, рынка труда и связанная с этим проблема безработицы или появление криптовалют и связанные с ними спекуляции), так и прикладные исследования, к примеру, в области использования определенных программных продуктов в рамках деятельности отдельных предприятий.

Сегодня цифровая экономика опирается на сложную экосистему взаимосвязанных информационных и коммуникационных технологий, основанную на обработке «больших данных», обеспечиваемых сложным аналитическим инструментарием. [2;1-12 стр.]

Эволюционный  переход мировой экономики в новое качественное состояние непосредственным образом связан с развитием высокотехнологичных отраслей, процессом увеличения доли сферы услуг. Цифровая экономика в целом актуализируется  из-за её экономических последствий, которые связаны с сокращением потребления ресурсов, ростом новатора и предпринимательского духа, увеличением производительности труда, скоростью производства и изменением экономических явлений и процессов, увеличение добавленной стоимости и т.д. В новой  экономике промоутером развития является оцифровка (с использованием цифровых технологий для производства распространения товаров и услуг), в частности, использования Интернета и других информационных технологий (смарт-карты, голос основанные на вычислениях, беспроводные, базы данных, телекоммуникационные и экспертные системы) в секторе услуг, который включает 80% рабочих мест. [3] 

Различные страны мира разрабатывают и внедряют программы для более быстрой интеграции процесса цифровизации в социальную и экономическую жизнь, крупные корпорации обрабатывают большие объемы данных посредством высоких технологий, чтобы не отставать от конкуренции, а граждане с каждым днем все больше и больше используют цифровые технологии в повседневной жизни. Такое веяние времени требует, чтобы Кыргызская Республика взяла курс на решение ряд экономических проблем, с дальнейшей  интеграцией в мирохозяйственные связи, по реализации задач Целей устойчивого развития  до 2030 года. Для этого необходимо выработка согласованных решений общих для человечества вопросов и проблем в активизации взаимовыгодного торгово-экономического и инвестиционного партнёрства по новым направлениям взаимодействия на фоне научно-технического прогресса. Благодаря развитию цифровизации общества и в частности цифровой экономики, отвечающей современным требованиям, появятся возможности для ускорения достижения целей устойчивого развития и существенного улучшения жизни людей. Для этого на повестке дня стоят задачи реализации пятилетней Концепции цифровой трансформации «Цифровой Кыргызстан 2019-2023гг.», она должна стать главным фактором социально-ориентированного развития кыргызского общества.  Так как, становление нового типа экономики, хозяйственного устройства требует определенных институциональных преобразований.  В свою очередь, перед Кыргызской Республикой наравне с другими государствами стоит проблема перехода экономики к качественно новому этапу развития, основанному на знаниях, инновациях и в котором нематериальная сфера превращается в важнейший фактор конкурентоспособ-ности экономики. Руководством страны поставлены задачи о создании условий для цифровой экономики с помощью таких государственных проектов, как   «Digital Casa – Кыргызстан», который охватывает такие четыре компонента, как региональная инфраструктура цифровой связанности, региональные центры обработки данных, цифровые платформы и интеллектуальные решения. [4]

В свою очередь, реализация плана разработки первоочередных электронных баз данных государственными органами, подключение государственных органов к системе межведомственного электронного взаимодействия, реализация единого портала государственных электронных услуг, внедрение электронной фискализации налоговых процедур, с помощью которого увеличиться доходы государственного бюджета и уменьшится доля теневой экономики являются основными задачами на сегодняшний день. Таким образом, переход к цифровизации в Кыргызской Республике становится одним из главных условий конкурентного, устойчивого развития нашего государства как полноправного субъекта мирового хозяйства. В результате проведенных исследований по текущему состоянию и темпу роста за последние девять лет цифровой экономики в 60 странах мира такими компаниями как Mastercard и Школа права и дипломатии им.Флетчера в Университете Тафтса, было представлено рейтинг Digital Evolution Index 2017. Цель исследования состоялось в оценивании по 170 показателям  характеризующих темпы цифровизации в четырех факторах таких как: уровень предложения, спрос на цифровые технологии, институциональная среда, инновационный климат. В этой связи, удалось прослеживание состояния, так называемой «цифровой планеты», где было отражено прогресс в развитии цифровой экономики разных стран. В рейтинге выбранные страны были разделены на такие группы: страны лидеры,  замедляющимся темпом роста, перспективные и проблемные. Странами  лидерами, которые демонстрировали высокие темпы цифрового развития были признаны Сингапур, Великобритания, Новая Зеландия, ОАЭ, Эстония, Гонконг, Япония и Израиль2. [5, 15-23 стр.]

В аналитическом обзоре за 2019 год,  по изучению особенностей внедрения цифровизации в Кыргызской Республике «Оценка уровня цифрового развития в Кыргызской Республике»  представлена комплексная  работа экспертов Института статистических исследований и повышения квалификации Нацстаткома. В котором, было отмечено что внедряемые цифровые технологии играют важную роль в повышении конкурентоспособности экономик, как на глобальном, так и на национальном уровне. Рост показателей данного сектора в последнее время наблюдается во всех странах. Так, например, доля цифровой экономики в ВВП развитых стран c 2010 по 2016 годы выросла с 4,3% до 5,5%, а в ВВП развивающихся стран - с 3,6% до 4,9%. В то же время, в большинстве развитых стран размер цифрового сектора в среднем составляет 6-7% ВВП, из него во Франции - 5,7%, в Германии - 6,3%,  Великобритании - 7,1%,  США - 7,4%, Швеции - 8,6% в ВВП. Наибольшая доля цифровой экономики в ВВП (12,0%) зафиксирована в Южной Корее. По данным ЕАБР, доля цифровой экономики в совокупном ВВП ЕАЭС составляет менее 3%.

Доля цифровой экономики в ВВП России составляет 3,0%, а Казахстана – 3,9%. Вклад цифровой экономики в ВВП Кыргызстана составляет незначительную долю - 0,4% в ВВП страны, так как цифровизация только начинает набирать обороты на территории Кыргызстана.

http://meridian-journal.ru/uploads/2243-4.PNG

 Рис. 1. Доля цифрового сектора в ВВП в 2017 году (в процентах)

Источник: Аналитический обзор: «Оценка уровня цифрового развития в Кыргызской Республике». Нацстаткома и Института статистических исследований и повышения квалификации  за 2019 г.

 Цифровизация способствует углублению интеграционных процессов, поэтому вопросы цифровизации включены в повестку крупнейших интеграционных объединений. Например, ЕАБР рассматривает данный процесс через призму интегрирования цифровой экономики. Следуя классификации Всемирного банка государства-участницы ЕАБР разделяются на две группы цифровых экономик: первая группа «зарождающихся», к которым относятся Таджикистан и Кыргызстан; вторая группа «переходных», в которую входят Казахстан, Беларусь, Россия и Армения. [7, 6-7 стр.]

Нам представляется, что, необходимо исходить в подробность из общей исторической хроники возникновения цифрового преобразования. Поскольку задачей любой теории, прежде всего, является объяснение объекта теоретического изучения и его свойств, в теории цифровизации необходимо получить ответ на вопрос: а почему, собственно говоря, развитие информационных технологий привело к возникновению цифровой экономики?

Цифровые преобразования проникая во все области жизни, приводит к изменениям способы общения и организации труда, формы обучения и досуга. Известные мировые ученые, аналитики, эксперты делают свои не утешительные прогнозы будущего, так как высокие технологии сопровождают человека во всех сферах жизнедеятельности, делая эволюционный скачок на пути цифрового общества. В цифровом обществе происходит стремительное глобализация, сокращая расстояния, при этом создаются реальные возможности для развития регионов. Известные российские ученые А.Э.Айвазов и В.А.Беликов [7] рассматривая вопросы о мирохозяйственном устройстве в своей статье «Экономические основы мироустройства» 2017 г., утверждают, что, если посмотреть на развитие мировой экономики не обремененным научным знанием взглядом, то возникает ощущение хаоса и никаких закономерностей в ее развитии не просматривается. Поэтому макроэкономисты, рассматривающие экономику линейно, не могут понять фундаментальных закономерностей ее развития. Но когда наука в полном соответствии с теорией Нобелевского лауреата Ильи Пригожина [8]  «Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой» пытается систематизировать и структурировать этот хаос и выявить закономерности развития мировой экономики становятся ясным и понятным. Первая закономерность заключается в том, что мировая экономика развивается не линейно, а волнообразно и волны имеют определенную цикличность. Разработанная теория трех волн цивилизационного развития (ВЦР) американским философом и футурологом Элвин Тоффлер:

  • аграрная волна цивилизационного развития давно пройдена;
  • индустриальная волна цивилизационного развития на этапе завершения;
  • информационная или цифровая волна цивилизационного развития на пороге зарождения.

Внутри индустриальной ВЦР развитие происходит в соответствии с волнами в рамках больших циклов конъюнктуры, открытых выдающимся русским экономистом Н.Д.Кондратьевым. Проведенный Н.Д.Кондратьевым, Й.Шумпетером, Ф.Броделем, Дж.Арриги, И.Валлерстаном, Г.Меншем, С.Ю.Глазьевым, К.Перес, М.Хироока и другими авторитетными учеными анализ мирового экономического развития за последние 250 лет позволяет точно прогнозировать развитие мира на ближайшие 30-40 лет и наметить основные направления его развития вплоть до конца нынешнего столетия. Именно тогда на смену индустриальной волны циклического развития окончательно придет информационная (цифровая). Вышеназванные ученые, в своих исследованиях постарались соединить эти и другие эволюционные теории мирового развития и получили матрицу индустриальной цивилизационной волны. Матрица в переводе с латыни (matrix) означает «первопричина», то есть то, что порождает видимые всеми процессы исторического развития. 

А.Э.Айвазов и В.А.Беликов в статье «Экономические основы мироустройства» утверждают, что наблюдая то, что происходит в мировой политике и экономике, мы видим только верхнюю часть айсберга, но не видим того, что спрятано под водой. Наша матрица и есть спрятанная под водой часть картины общественного развития, взятого за период индустриальной цивилизационной волны... [9]

Современные изменения мировой экономической и политической системы, как и в предыдущие исторические периоды, обусловлены процессами смены технологических и мирохозяйственных укладов. Я.С.Ядгаров считает, что структуризацию экономической мысли по основным направлениям и этапам ее эволюции целесообразно осуществлять с учетом лучших социально-экономических достижений мировой цивилизации и совокупности обусловливающих обновление и изменение экономической теории факторов исторического, экономического и социального свойства. [10; 17 стр.] Тут уместно, отметить что деление и, их название на уровни, систем (Ф.Броделем), «до индустриальная, индустриальная и постиндустриальная» стадии (Д.Белл), этапы (Э.Тоффлер), мирохозяйственные уклады (С.Ю.Глазьев), цивилизации (А.Э.Айвазов и В.А.Беликов), эпох, циклы (Н.Д.Кондратьев), формации (К.Маркс), технических революций, а именно четвертая техническая революция Индустрия 4.0 (К.Шваб) и.т.п., наклеивание ярлыка историческим периодам со стороны исследователей обозначены условно. Так как, общие тенденции развития общества простираются по разным временным отрезкам, корни каждого из них уходят глубоко в прошлое, а влияние простирается далеко за пределы от обозначенного периода времени. Важнейшим   аспектом   изучения   социально-экономических систем  является  динамика  их  изменения.  При  этом  для  описания  происходящих  изменений  часто  используется  термин  «трансформация системы». На  протяжении  всего  хода,  развития  человечества революции являлись  наиболее  стремительными  формами  трансформационных процессов,  при  которых  «общество  трансформируются  с  огромной скоростью,  как  бы  рождаясь  заново». [11]. 

Д.С.Шевашкевич в статье «Содержание и специфика новых технологических укладов», считает, что теория технологических укладов дает основу для прогнозирования будущего. Специалисты по прогнозам считают, что при сохранении нынешних темпов технико-экономического развития, шестой технологический уклад, начавшийся оформляться в 2010-2020 годах, войдет в фазу зрелости в 2040-е годы. При этом в 2020-2025 годах произойдет новая научно-техническая революция, основой которой станут разработки в области нано- и биотехнологий, а также других новейших «умных» технологий. [12] Технико-экономический анализ подобных феноменов цифрового  общества заложил канадский филолог, исследователь влияния массовых коммуникаций на общество и поведение человека М. Маклюэн. В своей работе «Понимание медиа: внешние расширения человека» (1962г.), когда еще люди не знали об интернете, ученый сконструировал облик новой формы социально-экономической организации, свойственной современному высокотехнологичному обществу. Вступая в коммуникацию друг с другом посредством электронных средств связи, люди рассуждают и поступают таким образом, как если бы они находились бы совсем рядом, жили бы в «одной деревне». В таком обществе снимаются многие пространственно временные, «физические» границы, имеет место генезис новой социокоммуникативной реальности. [13]

Одними из наиболее важных последствий цифровизации Тапскотт обозначил возможность радикального снижения транзакционных издержек, прежде всего, издержек поиска информации и заключения договоров, и, как следствие – появление новых форм бизнеса, исключение посредников и прямое взаимодействие между потребителем и поставщиком. Концепция цифровой экономики предполагает трансформацию экономической деятельности в результате использования цифровых технологий, которые обеспечивают доступ, обработку и хранение информации более простым и дешевым способом. Она характеризуется более широким внедрением знаний о новых продуктах и ​​услугах, повышением уровня важности обучения и инноваций, глобализацией и устойчивым развитием.

Список литературы:

  1. Введение в «Цифровую» экономику/ А.В. Кешелава В.Г. Буданов, В.Ю. Румянцев и др.; под общ. ред. А.В. Кешелава; гл. «цифр.» конс. И.А. Зимненко. – ВНИИГеосистем, 2017. – 28 с. (На пороге «цифрового будущего». Книга первая)
  2. Monino J.-L. Data Value, Big Data Analytics, and Decision-Making // Journal of Knowledge Economy. — 2016. — p. 1–12. — DOI: Электронный ресурс. URL: https://doi.org/10.1007/s13132–016–0396–2.
  3. Электронный ресурс.

 URL: http://www.zerde.gov.kz/activity/management-programs/digital-kazakhstan

  1. Электронный ресурс.

URL: http://www.ict.gov.kg/index.php?r=site%2Fproject&pid=69&cid=25

  1. Bhaskar Chakravorti, Ravi Shankar Chaturvedi. Digital Planet 2017: How Competitiveness And Trust In Digital Economies Vary Across The World. The Fletcher School, Tufts University, 2017. 70 p
  2. Аналитический обзор: «Оценка уровня цифрового развития в Кыргызской Республике». Нацстаткома и Института статистических исследований и повышения квалификации за 2019 г.
  3. А.Э.Айвазов и В.А.Беликов. «Экономические основы мироустройства». // Экономические стратегии №2. 2017
  4. И.Пригожин, И.Стенгерс. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. Пер. с анг. /Общ.ред. В.И.Аршинова, Ю.Л.Климантовича и Ю.В.Сачкова. М.:Прогресс, 1986 – 432 стр.
  5. А.Э.Айвазов и В.А.Беликов. «Экономические основы мироустройства». // Экономические стратегии №2. 2017
  6. Я.С.Ядгаров История экономических учений: учебник. -4-е изд. Перераб.и доп. – М.:ИНФРА – М, 2009.-480 с.-(Высшее образование)
  7. П.Штомпка. Социология социальных изменений / пер. с англ.; под ред. В.А. Ядова. М., 1996