ФОРМИРОВАНИЕ ТИПОЛОГИИ ЖЕНЩИН-ПРЕСТУПНИЦ В КОНТЕКСТЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ

FORMATION OF TYPOLOGY OF FEMALE CRIMINALS IN THE CONTEXT OF FORENSIC SCIENCE

В вопросах исследования криминалистической наукой определенной группы лиц с учетом их социальных, расовых, культурных и гендерных особенностей неизбежно возникают аспекты соотношения рационального научного знания с недопустимостью дискриминации во всех её проявлениях. Тем не менее, на протяжении всех этапов становления и развития криминалистики формулировались и формулируются учения, в соответствии с которыми обосновывается необходимость оценки и учета тех или иных особенностей совершения преступлений отдельной категорией преступников – в частности, лиц женского пола и на современном этапе развития раздел криминалистики, посвященный исследованию личности преступника, неуклонно связан с анализом обозначенных выше свойств личности [1].

В научной литературе самостоятельный анализ личности женщины, совершившей преступление, находит свое воплощение в работах правоведов лишь фрагментарно, и целостного учения об исследовании в рамках криминалистической науки женской преступности как такового не сформировано. Между тем, отдельными авторами достаточно глубоко исследовались некоторые аспекты криминалистического исследования женщин, совершивших преступления, и даже были предприняты попытки проведения типологии преступлений, совершенных непосредственно лицами женского пола. Так, в работе Л. Ю. Кирюшиной подробно исследуется вопрос о разработке криминалистической методики расследования преступлений, совершенных именно женщинами. Автором отмечается, что попытки проведения типологии женщин-преступниц предпринимались в криминологическом аспекте в XIX-XX вв. итальянским исследователем Ч. Ломброзо [2].

Помимо этого, в научных работах справедливо обосновывается необходимость учета в рамках исследования личности преступницы социально-демографических и социально-психологических факторов, поскольку именно они в значительной степени обуславливают негативное воздействие на личность, и создают предпосылки для совершения преступлений. Некоторые авторы предполагают сформулированный ими набор элементов, служащих основой для типологической классификации женщин-преступниц. Достаточно интересным представляется подход, в соответствии которым в качестве таких элементов определяются: микросреда, в которой формируется личность; информационная среда, окружающая исследуемую личность; личностные особенности совершивших преступления лиц; ситуация, создающая возможность или повышающая вероятность совершения конкретного преступления [2]. Прежде всего, важно отметить, что в таком подходе отмечается существенное значение окружающей информационной среды для воздействия на личность потенциальной преступницы, нередко недооцениваемой по степени её влияния на личность другими исследователями.

В настоящее время в ряде криминологических исследований предпринимаются попытки выделить различные типы женщин-преступниц. Применительно к видам преступлений предлагается выделять типы женщин-преступниц по характеру, содержанию, по глубине и стойкости криминальной мотивации. Приведенные типы женщин-преступниц имеют большое криминологическое значение, однако для построения полноструктурных методик расследования преступлений едва ли они могут быть признаны достаточными.

Обобщенный анализ сложившихся подходов к исследуемой типологии позволяет определить в качестве оснований для классификации ряд критериев. Во-первых, это уголовно-правовые основания, включающие в себя объект и предмет посягательства на охраняемые законом общественные отношения, а также определяющие, на что был направлен умысел лица, совершившего преступления. В рамках данной классификации выделяются группы женщин, совершающие корыстные, насильственные, должностные и другие преступления. Во-вторых, количественный состав субъектов, совершивших преступные деяние: преступление может быть совершено как одной женщиной, так и в группе. Тесно связан со вторым критерием подход к классификации, акцентирующий внимание на половом признаке соучастников: совершение преступлений может произойти как в соучастии с женщинами, так и в соучастии с мужчинами [5].

Половой признак в контексте соучастия, как отмечается исследователями, в значительной доле случаев влияет на выбор предмета преступного посягательства, а также на выбор потерпевшего. Например, при совершении хищения исключительно лицами женского пола, предметом, на который направлено преступное посягательство, являются небольшие по весу и объему вещи, однако же в случае соучастия с лицами мужского пола круг объектов материального мира, которые могут стать предметом хищения, существенно расширяется.

В случае с выбором потерпевшего также вполне очевидно, что при совершении преступлений женщиной преступное посягательство будет направлено на более физически слабых лиц (женщины, дети, пожилые люди) либо, на лиц, которые не способны в момент совершения преступления оказать женщине сопротивление (например, спящие или больные). Это подтверждается материалами судебной практики [6].  Однако опять же, такая закономерность может исключаться по причине того, что совершение преступления было связано с нахождением женщины в состоянии аффекта, либо с превышением пределов необходимой самообороны.

Ещё одним критерием для формирования типологии выступает возраст лиц, являющихся соучастниками женщин, совершающих преступления. В контексте данного критерия следует выделить совершение женщиной преступлений с ровесниками или близкими по возрасту лицами, и с лицами, не достигшими совершеннолетнего возраста. Применение указанной типологии в ходе расследования в основном служит задачам определения круга лиц, с которыми у подозреваемой (обвиняемой) имеется близкая связь. Это могут быть коллеги по работе, учащиеся близлежащего учебного заведения, и другие лица, знакомые с женщиной, подозреваемой или обвиняемой в совершении преступления.

Тесно связана с вышеуказанным подходом типология, осуществляемая по признаку наличия родственных связей между соучастниками. В данном случае более узкая вариация типологии выделяет две группы, соучастие в которых связано или не связано с наличием родственных связей между лицами, совершающими преступление; более широкая же вариация конкретизирует на отдельные группы по дополнительному признаку степени родства между соучастниками (совершение женщиной преступлений со своими детьми, родителями, мужем или сожителем). Применение такой типологии может служить задачам выявления между соучастниками взаимосвязи психологического характера, что будет способствовать выбору оптимальной тактики проведения следственных действий. Наличие между соучастниками эмоциональной связи существенно влияет на их поведение как в ходе совершения преступления, так и в ходе участия в следственных действиях в качестве подозреваемых.

Еще один критерий для типологии женщин, совершающих преступления, напрямую связан с существующими в уголовном праве формами соучастия. В зависимости от ролевой функции женщины в совершении преступления, могут быть выделены группы, указывающие на роль организатора, исполнителя, подстрекателя или пособника [5].

При этом в вопросах применения данных типологий в методике расследования и раскрытия преступлений, как справедливо отмечает Л. А. Кирюшина, следует отмечать наличие существующей в обществе проблемы стереотипов гендерного характера, способных оказывать воздействие в том числе и на следователя [3]. Восприятие женщины под воздействием стереотипов сводится к формированию образа слабого и эмоционально неустойчивого человека, основными чертами которого являются уступчивость, пассивность и робость. Восприятие же мужчины обуславливается обратными характеристиками. Более чем очевидным в данном случае будет вывод о том, что влияние таких стереотипов существенно вредит объективному и всестороннему исследованию обстоятельств совершенного преступления. В случае с группами соучастников, где организатором выступает женщина, невозможно представить наличие вышеуказанных стереотипных характеристик и образов восприятия, поскольку именно женщина в данном случае обладает чертами и признаками, свойственными для мужчины в его стереотипном восприятии. В целом же, важно отметить, что в судебной практике по уголовным делам уделяется внимание оценке индивидуальных психологических особенностей личности, и не всегда эта оценка находится под воздействием стереотипов гендерного характера [7].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что исследователями выделяется значительный ряд типологий женщин, совершающих преступления, обусловленных как признаками состава преступления, так иными критериями, влияющими на методику и тактику расследования. Вполне очевидно, что с совершенствованием и развитием общества будут появляться и новые формы женской преступности, в результате чего возникнут основании для корректировки существующих типологий, или даже формирования новых. Например, в случае с развитием киберпреступности, трансформирующей содержание ряда признаков, выступающих основаниями для типологии. Тем не менее, практическое значение указанных типологий невозможно переоценить, поскольку они выступают инструментом, предоставляющим широкие возможности для эффективного расследования преступлений.

 

  1. Комиссаров Я. В. Криминалистическое изучение личности: научно-практическое пособие для магистров // М.: Проспект. 2016. С. 35-37.
  2. Кирюшина Л. Ю. Криминалистическая типология женщин-преступниц как основание разработки криминалистической методики расследования преступлений // Вестник Томского государственного университета, № 298, 2007. С. 155-159.
  3. Кирюшина Л. Ю. О влиянии гендерных стереотипов на расследование преступлений, совершаемых женщинами // Известия Алтайского государственного университета. №. 2 (74). 2012. С. 104-108.
  4. Отбанова Х. Д. Характеристика личности преступника, являющегося участником организованной преступной группы // Закон и право. № 4. 2019. С. 119-120.
  5. Корзун И. Г. Личностный аспект женской насильственной преступности // Закон и право. № 12. 2019. С. 80-82.
  6. Приговор Промышленного районного суда г. Самары № 1-408/2018 от 22 ноября 2018 г. по делу № 1-408/2018 // Судебные и нормативные акты РФ. Электронный ресурс: url: https://sudact.ru/regular/doc/7Z7p6PayEImZ/, дата обращения: 27.11.2019.
  7. Приговор Самарского областного суда № 22-6902/2017 от 2 ноября 2017 г. по делу № 22-6902/2017 // Судебные и нормативные акты РФ. Электронный ресурс: url: https://sudact.ru/regular/doc/uC7Af6SwuhVx/, дата обращения: 27.11.2019.