СПЕЦИФИКА ВЫДЕЛЕНИЯ ФИНАНСОВОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ВИДА ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ

SPECIFICITY OF THE ALLOCATION OF FINANCIAL RESPONSIBILITY AS AN INDEPENDANT TYPE OF LEGAL RESPONSIBILITY

В связи с относительно недавним становлением и законодательным закреплением отрасли финансового права, многие вопросы, связанные с системой функционирования данной отрасли, остаются спорными. Например, Н.И.  Химичева  подчеркивает, что финансовое право как публичная отрасль права является социально значимой отраслью по причине того, что отражает уровень жизнедеятельности общества и материальной обеспеченности населения[4]. Наиболее актуальным и неизученным является вопрос о финансовой ответственности, её тесной связи с иными, более статичными и обширными видами юридической ответственности, на основе чего возникает спор о самом факте существования и выделения финансовой ответственности в качестве самостоятельного вида юридической ответственности.

Следовательно, для наиболее точного установления причастности финансовой ответственности к самостоятельным видам юридической  ответственности, необходимо выявить её соответствие следующим признакам, сформулированным С.Ю. Наумовым:

- опирается на государственное принуждение;

- реализуется в установленной процессуальной форме;

- наказание происходит от имени государства уполномоченными компетентными органами и должностными лицами; 

- предусмотрена действующим законодательством;

- наступает за фактическое правонарушение, предусмотренное законодательством;

- выражается в определенных неблагоприятных последствиях[3].

Вопросы о соответствии возникают касаемо последних трёх указанных признаков, в силу следующих причин: отсутствия закрепления такого вида ответственности как «финансовая ответственность», а также понятия «финансовое правонарушение» действующим законодательством, в связи с чем отсутствует и указание конкретных санкций, которые следуют при наступлении финансовой ответственности. Отсюда напрашивается вывод о том, что основная проблематика рассматриваемого вопроса в отсутствии единого акта, кодифицирующего финансовые нормы и правоотношения, в силу особенности их регулирования, вытекающей из комплексности данной отрасли права: финансово-правовые нормы распределены не только по нескольким кодексам, но и федеральным законам.

Например, Бюджетный кодекс РФ содержит лишь понятие бюджетного нарушения, его виды и применяемые меры принуждения; налоговое законодательство более полно регулирует вопрос ответственности: глава 15 Налогового кодекса РФ включает понятие налогового правонарушения, определяет формы вины и оперирует непосредственно термином «ответственность» в части установления конкретных условий привлечения к ней. К тому же из-за включения данных норм в налоговое законодательство, юридическая наука выделяет существование налоговой ответственности, что также осложняет понимание финансовой ответственности (более подробно о правовой природе институтов налогового права см. сноска [2], [1]). Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает не валютные правонарушения, а нарушения валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования, а также нарушения законодательства о банках и банковской деятельности; глава 15 посвящена видам административных правонарушений в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг. В статье 25 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» говорится об ответственности за нарушение актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования, которая наступает в соответствии с законодательством Российской Федерации, то есть самостоятельный вид ответственности не выделяется. Гражданский кодекс РФ и Уголовный кодекс РФ никак не касаются финансовой ответственности в своих статьях, устанавливая санкции в рамках собственно гражданской и уголовной ответственности. 
Важно отметить, что аналогично названной причине санкциям финансовой ответственности также не присуща самостоятельность, конкретизированность и общность: кроме специфических бюджетных мер принуждения и налоговых санкций, многие финансовые правонарушения наказываются в порядке административного, уголовного и гражданского принуждения.

Особого внимания заслуживает  вопрос о целесообразности выделения финансово-правовой ответственности в качестве самостоятельного вида юридической ответственности.

Установлено, что финансовое право регулирует обособленную группу общественных отношений, имеющих свои специфические черты. Карасева М.В. отмечает наличие специальных характеристик для данных правоотношений, обуславливая это особенным предметом и методом[7]. Горбунова О.Н. называет три отличительные черты финансовых правоотношений: 1) возникают в процессе финансовой деятельности государства; 2) одним из субъектов всегда является уполномоченный орган государства или местного самоуправления; 3) всегда возникает по поводу денег[6]. Согласно Алексееву В.Б. - это общественные отношения, складывающиеся в процессе деятельности государства по планомерному образованию, распределению и использованию денежных средств с целью выполнения его задач[5]. Комплексность данной отрасли просматривается в процессах, происходящих при осуществлении финансовых правоотношений: формирование фондов государства происходит в большей степени за счёт налоговых поступлений; распределение и следующее за ним использование средств регулируется бюджетными нормами и выражается в составлении планов бюджетов всех уровней, их последующей реализацией и контролем за законностью их использования. Валютные и кредитно-денежные отношения являются неотъемлемой частью циркуляции денежных средств, непременно влияющих на остальные составляющие финансовых отношений: бюджетную и налоговую деятельность.

Из-за такого комплексного характера финансовых правоотношений, присущие им правонарушения, а как следствие и финансовая ответственность будут также обладать комплексностью и, соответственно, базироваться на нескольких нормативно-правовых актах, которые регулируют обособленные нормы.

Поэтому можно сделать вывод, что финансовая ответственность выделяется как самостоятельный вид юридической ответственности в силу наличия специфического предмета регуляции, который в свою очередь имеет особенность в виде наличия комплекса включённых в него отношений 

Таким образом, финансовую ответственность можно рассматривать как синтез основных видов юридической ответственности, выделяемых правовой наукой, использующую их санкции, но имеющую уникальную природу, вытекающую из норм, регулирующих отношения в сфере формирования, распределения и использования финансовых ресурсов государства.

Библиографический список использованных источников:

  1. Arhireeva A.S., Belousov Ju.A. /Sootnoshenie grazhdanskogo i nalogovogo prava/Jepomen. 2018. – s. 10-17
  2. Krutova Ja.A., Ochakovskij V.A., Samsonenko Ju.A. /K voprosu o sootnoshenii institutov grazhdanskogo i nalogovogo prava//Obshhestvo i pravo. 2018. – s.151-155
  3. Obshhaja teorija gosudarstva i prava : uchebnik / red. S.Ju. Naumova, A.S. Mordovca, T.V. Kasaevoj. – Saratov : Saratovskij social'no-jekonomicheskij institut (filial) RJeU im. G.V. Plehanova. 2018. – 231 s.
  4. Himicheva, N. I. Problemy finansovogo prava na novom jetape razvitija Rossijskogo gosudarstva /N. I. Himicheva.//Finansovoe pravo. 2006. – 11 s.
  5. Finansovoe pravo Rossijskoj Federacii: ucheb. posobie/ red. V. B. Alekseeva. - M. Volters Kluver. 2010. – 1 s.
  6. Finansovoe pravo: uchebnik /red. prof. O.N. Gorbunovoj. - M. Jurist#, 1996. – 25 s.
  7. Finansovoe pravo Rossijskoj Federacii: uchebnik/redakciej M.V. Karasevoj – M. 2004. – 122 s.