ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ В ВОЗРАСТЕ ДО ЧЕТЫРНАДЦАТИ ЛЕТ

LIABILITY FOR DAMAGE CAUSED BY MINORS UNDER FOURTEEN YEARS

Дееспособность, являясь элементом правосубъектности, определяется как способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их [1, с.103]. Другими словами, субъект гражданского права осуществляет принадлежащие ему права и создает соответствующие обязанности, совершая определенные волевые действия. Для того, чтобы их совершать, законодатель предусматривает некий критерий, который способствует субъекту гражданского права осуществлять свои права и создавать тем самым гражданские обязанности. Речь идет о возрасте субъектов гражданского права. В зависимости от этого критерия выделяют дееспособность малолетних, то есть лиц, не достигших возраста четырнадцати лет, которая имеет свои особенности правового режима в силу уровня их интеллектуального, социального, эмоционального, а также психического развития. Во-первых, почти все сделки за них совершают их родители или законные представители, а также несут ответственность за вред, причиненный малолетними. Во-вторых, в соответствии с законодательством Российской Федерации они могут самостоятельно совершать ряд сделок, которые предусмотрены законом. Такие субъекты гражданского права в силу своих возрастных особенностей не могут быть признаны полноценными участниками гражданского оборота, то есть не могут в полной мере осуществлять права и своими действиями приобретать гражданские обязанности. Необходимость выделения положений об ответственности за вред, причиненный малолетними обусловлен тем, что в случае совершения противоправного действия у малолетнего отсутствует реальная возможность возмещения ущерба потерпевшему в силу его возраста, поэтому отсутствие деликтоспособности малолетнего компенсируется деликтоспособностью родителей (усыновителей) или законных представителей, которые отвечают за наступившие негативные последствия.

Гражданский кодекс Российской Федерации в статье 1073 устанавливает, что за вред, причиненный несовершеннолетними, не достигшими четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Важным является то, что родители несут ответственность за такой вред в любом случае, независимо от того состоят ли родители в браке или ребенок родился вне брака, брак расторгнут либо признан недействительным, проживают совместно или по раздельности. Что касается родителей, лишенных родительских прав, они несут ответственность в течение трех лет с момента такого лишения, в случае если вред, причиненный ребенком был следствием ненадлежащего исполнения родительских обязанностей. Исходя из вышесказанного можно выделить круг субъектов, подлежащих ответственности за вред, причиненный малолетним. Основанием разделения на 2 группы субъектов является возложение на них ответственности в связи с причинением вреда. К первой группе отнесем родителей (усыновителей) или опекунов, обязанностью которых является осуществлять родительские обязанности по воспитанию детей, включая родителей, лишенных родительских прав или ограниченных в таких правах, а также организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Ко второй группе отнесем образовательные, медицинские и иные организации, которые осуществляют надзор за малолетними, в связи с неисполнением обязанностей родителей (усыновителей) или опекунов по воспитанию и контролю за малолетними лицами, на которых законом возложена данная обязанность.

Гражданский кодекс Российской Федерации содержит в себе новеллу, которая выражена в абз.2 п.4 ст.1073. Её суть заключается в переложении ответственности с лиц, указанных ранее, если они умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, на самого причинителя вреда, ставшего полностью дееспособным и обладающего средствами, которые способны покрыть причиненный ущерб жизни или здоровью. Суд при решении вопроса о переложении обязанности по возмещению вреда полностью или частично на самого причинителя учитывает имущественное положение не только правонарушителя, но и потерпевшего, а также другие обстоятельства. Оценивая данную норму стоит отметить, что переложение ответственности на самого причинителя вреда, который во время совершения определенного действия, повлекшего причинение вреда, был неделиктоспособен позволяет утверждать, что в российском праве гражданско-правовая ответственность отражает в себе начала справедливости, и тем самым формирует новый этап развития в регулировании гражданско-правовых отношений [3, с.789].

Стоит отметить, что в науке ведутся дискуссии о том, является ли обязательство по возмещению вреда мерой гражданско-правовой ответственности или эта мера носит социальный характер в целях защиты интересов потерпевших. Первая позиция заключается в том, что обязательство по возмещению вреда является социальной мерой защиты интересов потерпевших. Данной позиции придерживаются такие ученые, как А.М. Рябец, Ю.К. Толстой, А.П. Сергеев, В.М. Кособродов. А.М. Рабец отмечает, что такое обязательство весьма успешно выполняет роль меры социальной защиты интересов потерпевшего. Такую функцию данное обстоятельство выполняет лишь при наличии условий, которые предусмотрены законом [4, с.78-79]. Соответственно, вторая позиция указывает обязательство по возмещению вреда как меру гражданско-правовой ответственности. Представителем такой позиции является В.С. Синенко. По его мнению в деянии непосредственного причинителя вреда можно усмотреть усеченный состав правонарушения, как то: наличие вреда, противоправности и причинно-следственной связи (но при отсутствии вины), что может быть расценено как безвиновная ответственность.  В данном случае следует исходить из положения о том, что является основанием возникновения деликтной ответственности и обязательства по возмещению вреда, не относимым к мерам ответственности. Так, в тех случаях, когда обязанность возмещения вреда является мерой ответственности, в ее основе лежит состав правонарушения (полный либо усеченный) [2, с.144].

Я отдаю предпочтение второй позиции, поскольку действия совершаемые неделиктоспособным лицом и последующая ответственность за них, подпадающая под действие ст.1073, являются деликтом, который содержит в себе все признаки (условия) состава правонарушения. К ним относятся в первую очередь противоправное поведение, то есть поведение, которое нарушает права и влечет негативные последствия для потерпевшего в виде ущерба.  Далее это наличие вреда, а также причинная связь между противоправным поведением и вредом. И последним немаловажным условием является вина правонарушителя, то есть психическое отношение лица к совершенному правонарушению. Здесь речь идет о собственном виновном поведении родителей или законных представителей, поскольку малолетний ребенок при совершении определенных действий не понимает значения своих действий и, соответственно, никак не может психически относиться к совершаемому правонарушению. Собственное виновное поведение выражается как неосуществление должного воспитания или надзора за малолетними, ставшее результатом неправильного поведения ребенка и повлекшего причинение вреда другим лицам.

Подводя итог, хочется отметить, что несмотря на кажущуюся очевидность в данном вопросе существует ряд актуальных на сегодняшний день проблем, которые имеют неоднозначный характер и нуждаются в дополнительном исследовании.

Список литературы:

  1. Гражданское право : учебное издание / Е.Н.Абрамова, Н.Н.Аверченко, Ю.А.Байгушева [и др.] ; 1 том : Изд-во «Проспект», 2018. – 1040 с.
  2. Синенко В. С. Правовая природа обязательств по возмещению вреда, причиненного малолетними и недееспособными гражданами / В. С. Синенко // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. – 2008. – N 4 (44). – С. 141-145.
  3. Козлова А. А. Проблемы ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними гражданами / А. А. Козлова // Аллея науки. – 2018. – N 5 (21). – С. 784-789.
  4. Рабец А.М. Обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью / А.М.Рабец; Федеральный фонд ОМС – Москва, 1998. – 296 с.