УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВОВЛЕЧЕНИЯ В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА ИЛИ ИНОЕ СОДЕЙСТВИЕ ИХ СОВЕРШЕНИЮ

Начиная рассмотрение такой глобальной проблемы необходимо отметить, что в нынешний промежуток времени «терроризм» можно назвать  наиопаснейшим явлением для современности. Терроризм является сложносоставным явлением социального характера. Для сохранения себя, данная деятельность вовлекает в себя самых разнообразных людей, которые выполняют разнообразные полномочия. На терроризм работают его истинные «хозяева» - идеологи, пропагандисты, боевики, вербовщики, инструкторы, разработчики средств совершения терактов, террористы-смертники. [1]

Способы вовлечения могут быть дифференцированными. Включение в диспозицию ч. 1 ст. 205.1 УК РФ каждого из терминов описания способствует лучшему уяснению содержания статьи: понятие «вербовка» обеспечивает терминологическое соответствие между ч. 1 ст. 205.1 УК РФ и ст. 6 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма 2005 г., [3] а «склонение» указывает на то, что вовлечение является подстрекательством.

Рассматривая статистические данные, в период с 2015 по 2019 г. число  зарегистрированных преступлений террористического характера в России выросло почти в три раза (с 581 до 1 538). [4] Именно поэтому, вполне закономерно, что борьба с терроризмом выступает одним из основных направлений уголовно-правовой политики и в нашей стране. Угрозе терроризма посвящены положения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, [5] а также Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года. В ней, по большей степени, сделан акцент на источниках идеологии терроризма. В п. 19 данного документа обращено пристальное внимание на серьезную опасность склонения лиц к совершению террористических актов. Данные специальных исследований также свидетельствуют о невозможности фактического осуществления террористической деятельности без предварительной вербовки исполнителей.[6]

Со времен возникновения ст. 205.1 УК РФ, она стала объектом непрекращающихся дискуссий среди представителей юридической науки. За короткий срок существования нормы в УК РФ в нее вносились многочисленные изменения (в 2009, 2010, 2014 и 2016 гг.), которые усложнили ее понимание и в результате лишь усилили критику со стороны теоретиков права.

На сегодняшний день, рассматривая с одной стороны, сконцентрировались доктринальные и правоприменительные позиции относительно содержания понятий «склонение», «вербовка» и «вовлечение», используемых в ч. 1 ст. 205.1 УК РФ. С другой — эти позиции зачастую не соответствуют, а иногда и прямо противоречат друг другу.

С введением ст. 205.1 в УК РФ основное направление критики законодателя связано с тем, что новая норма, по мнению исследователей, нарушила систему взаимодействия положений Общей и Особенной частей уголовного закона.

Общепринятой стало мнение, согласно которому в ст. 205.1 УК РФ предусмотрена ответственность традиционно понимаемого подстрекателя, регламентируемая в ч. 4 ст. 33 УК РФ, но уже в качестве исполнителя содействия террористической деятельности по ст. 205.1 УК РФ, что в результате привело к деструктуризации УК.

Основываясь на вышесказанном, в научной литературе большое распространение получили предложения полностью вывести ст. 205.1 из УК РФ [6] или же даже убрать из нее признаки, которые повторяют положения ст. 33 УК.

 Однако, для обоснованного выводу, стоит раскрыть содержание признаков ст. 205.1 УК РФ и соотнести его с подстрекательством, предусмотренным ч. 4 ст. 33 УК РФ.

Анализируя судебную практику, стоит отметить, что в подавляющем большинстве случаев, вовлечение происходит при помощи воздействия на религиозные чувства вовлекаемого. [2]

Во многих зарубежных исследованиях указывается, прежде всего, на идеологическое, а, в основном, религиозное, воздействие на лицо при его вербовке, а главным средством вовлечения авторы называют Интернет.

Анализ данных понятий показывает, что «склонение» и «вовлечение» близки к синонимичным категориям, которые обозначают такие действия, которые направлены на возбуждение у другого лица активного желания совершить одно из преступлений, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 205.1 УК РФ. В судебных решениях понятия «склонение» и «вовлечение» также достаточно часто используются как синонимы. [5]

Итак, подводя итоги, стоит отметить, что понятия «склонение», «вербовка» и «вовлечение» — это не три и не два альтернативных признака объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 УК РФ, как уверяют некоторые авторы, а один.

В таких ситуациях, когда законодатель перечисляет ряд понятий, одни из которых полностью поглощаются другим, в науке принято говорить о наличии описания признака.

Признаком в рассматриваемом случае предлагается признать именно вовлечение. Ситуация, когда описание полностью раскрывает признак, не является типичной.

Однако, вполне ясно, что законодатель объединяет склонение и вербовку категорией «вовлечение», говоря о «склонении, вербовке и ином», т.е. любом другом, кроме предыдущих, вовлечении. К аналогичному выводу приходят и другие авторы в результате анализа диспозиции ч. 1 ст. 205.1 УК РФ.

Список использованной литературы и источников

Нормативно-правовые акты

  1. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации : указ Президента РФ от 31 дек. 2015 г. № 683 // Собрание законодательства РФ. 2016. № 1, ч. 2. Ст. 212

Статьи в научных журналах и сборниках

  1. А.Г. Караваев. Молодежь и антитеррор. Москва. 2013. С.12.
  2. Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма (Варшава, 16 мая 2005 г.) // Национальный антитеррористический комитет. URL: http://nac.gov.ru/zakonodatelstvo/mezhdunarodnye-pravovye-akty/konvenciya-soveta-evropy-o.html (дата обращения: 19.12.2019).
  3. Антонова Е.Ю. Преступления террористического характера и экстремистской направленности: вопросы криминализации и пенализации // Российский следователь. 2016. № 13. С. 21-25.
  4. Серебряков А.В. К вопросу о квалификации содействия террористической деятельности // Общество и право.   № 4.  С. 191-194.
  5. Аминов Д.И. Современные проблемы борьбы с финансированием терроризма в России // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2007. № 1. С. 20-23.

Диссертации и авторефераты диссертаций

  1. Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.08. М., 2006. 49 с.
  2. Серебряков А.В. Содействие террористической деятельности: проблемы квалификации и соотношения со смежными составами преступлений : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. Краснодар, 2012. 28 с.