«ЛОЖЬ ВО БЛАГО» В МЕДИЦИНЕ – ПЛОХО ИЛИ ХОРОШО?»

IS “A WHITE LIE” IN MEDICINE BAD OR GOOD?

«Ложь во благо», «святая ложь» - фразеологизмы, по своей сути являющиеся оксюморонами. Ложь – это грех, лжецов осуждают и презирают. И как порочная ложь может быть святой? Может.

Парадокс, но только для медицинских работников этика делает исключение в строгом правиле «не лги». Врач должен сообщать пациенту правду о его заболевании, лечении и возможных последствиях, но все ли так однозначно?

Обратимся к истории. Многие века «ложь во благо» считалась оправданной: нельзя отнимать у человека надежду, обрекать на тяжелые переживания, связанные с близостью смерти. Важнейшими заповедями этики Гиппократа были запрет на причинение вреда и осторожное информирование пациента, допускающее его дезинформирование [2]. Из этого следует, что уже в те времена больной представал перед врачом как сложный в психоэмоциональном плане организм, склонный к переживаниям и рефлексии.

На некоторое время обнадеживающие речи врача способны вдохнуть в пациента силы. Надежда на положительный исход течения болезни действительно может помочь пациенту вернуться к жизни, а отчаяние и чувство обреченности только ухудшит его состояние. Родным, осознающим скорую потерю близкого человека, приходится не легче. Да и самому врачу психологически проще солгать, нежели раскрыть истину о настоящем положении вещей и столкнуться с горем и безысходностью.

В времена Советского Союза «ложь во благо» являлась нормой, некоторые люди, например, лечились от рака, не зная своего настоящего диагноза. Основоположник отечественной онкологии Н.Н. Петров считал, что при информировании онкологических больных следует избегать терминов «рак», «саркома», заменяя их словами «опухоль», «язва», «сужение», «инфильтрат» и тому подобные.

В свою очередь, другой онколог, президент АМН, академик Н.Н. Блохин издал книгу «Деонтология в онкологии», в которой высказал свои взгляды и на нормы этики для медработников в области онкологии: «В медицинском коллективе следует завести такой порядок, чтобы все разговоры о больном с ним самим и его близкими родственниками вел только врач», и на информированность пациентов в зависимости от настроя и психологии больного: «…в отношениях врача и больного никогда не должно быть шаблонов и обязательное сообщение больному всей правды о его болезни столь же неоправданно, как и обязательное сообщение правды» [4].

Безусловно, у такого подхода есть положительные стороны, но и отрицательные также существуют. Например, пациент, чувствуя приближение неизбежного, слышит от врача, что с ним на самом деле все в порядке. Что в этом случае будет думать пациент? Зачем врач пытается его обмануть? Неужели все настолько плохо? И узнав правду, такой жест пациент расценит как предательство и возможный заговор родных и врача. При таком подходе пациент лишается права подготовиться к своей смерти, попрощаться с близкими и закончить важные для себя дела.

В конце ХХ века отношение к «святой лжи» изменилось. Общество считает, что больной имеет право знать всю правду о своем здоровье. Но несмотря на это, разговор с тяжелобольным требует от врача особого такта и сострадания. В некоторых клиниках даже работают психологи, которые помогают больным и их родственникам принять неизбежное. Появились специальные медицинские учреждения — хосписы, цель которых не лечить, а облегчать последние дни безнадежным больным. В российской медицине вопрос «лжи во благо» требует изменения в восприятии смерти не только со стороны врачей, но и со стороны всего общества. Еще в начале ХХ века известный российский юрист А.Ф. Кони настаивал, что врач должен информировать больного о предстоящей смерти, чтобы тот мог выполнить юридические и духовные обязанности. Сегодня это право закреплено законодательством [1].

На современном этапе развития медицины основополагающим принципом современной модели врачебной этики является принцип «гуманности и уважения автономии пациента», который предполагает самостоятельное добровольное принятие пациентом решения, касающегося его здоровья, на основе правдивой информации.

Исходя из принципа автономии, законодательство РФ утвердило обязанность медика предоставлять пациенту правдивую информацию. Однако следует заметить, что юридический максимум – это, как правило, только этический минимум [5].

«Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения», - гласят «Основы законодательства о здоровье граждан».

Вместе с тем тот же документ содержит существенную оговорку: "Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли. В случаях неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину и членам его семьи, если гражданин не запретил сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация". Таким образом, сам пациент решает: желает ли он знать о своем диагнозе, даже безнадежном, или нет.

Было проведено анкетирование 50 врачей различного профиля и 50 пациентов стационара. 75% опрошенных врачей считают, что пациент в праве знать полную информацию о своем здоровье и быть излишне деликатными в этом вопросе с ними нет необходимости. Кроме того, каждый из опрошенных специалистов сталкивался с негативной реакцией пациента на поставленный диагноз, но, даже несмотря на это, существование «лжи во благо» в медицине они считают невозможным.

Однако, согласно опросу, стоит отметить, что врачи - женщины старше 50 предпочитают скрыть от пациента правду, мужчины же в любом возрасте не видят смысла в обмане.

82% пациентов не желают знать подробностей о своей болезни, необходимых методах диагностики, возможных осложнениях и последствиях, достаточно поверхностной информации в корректной и понятной для них форме.

Качество лечения напрямую зависит от отношений между врачом и пациентом. Их улучшение ведет к лучшему соблюдению пациентом всех рекомендаций, более высокой степени его удовлетворенности и меньшему количеству судебных разбирательств. Доверительное общение между врачом и пациентом – залог физического и психического здоровья последнего [3].

Ложь, которой снабжают пациента врачи и близкие, не защищает его от правды о неутешительном диагнозе. Рано или поздно, но практически каждый онкологический и психиатрический больной, практически каждый умирающий узнает более или менее точно о своем диагнозе и неблагоприятном прогнозе.

Больной остается наедине со своей бедой, и «святая ложь» на самом деле оказывается равносильной отказу окружающих, включая врачей, от общения с пациентом на такую серьезную и болезненную тему. Отсюда следует, что проблема не в жалости и сострадании к больному, а в том нежелании и главное - в неумении общаться с ним и размышлять наедине с самим собой, "про себя" о смерти или безумии, которые характерны и для больных, и для их близких, и для медиков.

Хирургический скальпель не проводит сложные операции самостоятельно, только в руках профессионала – это спасительное средство при многих заболеваниях. То же относится и к слову. Им можно вызвать тяжелейшие психосоматические расстройства, а можно вернуть к жизни. Поэтому вопрос не в том, чтобы запретить или разрешить врачам сообщать правду пациентам‚ а в том, чтобы научить будущих врачей строить доверительные отношения с пациентами и пользоваться словами с наибольшей пользой для них.

 

Список литературы:

  1. Бикбов М. М., Абдрахманова Е. С. Медицинская этика и деонтология // Мир офтальмологии. 2013. №1.
  2. Дубровский Д. И. К вопросу о добродетельном обмане // Логос. 2018. № 5.
  3. Маккейб Р., Хейли П. Miscommunication in Doctor–Patient Communication // Topics in Cognitive Science. 2018. №10
  4. Старовойтова И. М. Этика и психология в онкологии // Материалы X Российского онкологического конгресса.
  5. Чашина Ж. В. Правило правдивости и «святая ложь» в современной медицине // Вестник Мордовского университета. 2016. Т. 26, № 2.

List of references:

  1. Bikbov M. M., Abdrahmanova E. S. Medicinskaja jetika i deontologija // Mir oftal'mologii. 2013. №1.
  2. Dubrovskiy D. I. K voprosu o dobrodetel'nom obmane// Logos. 2018. № 5.
  3. Rose McCabe, Patrick Healey. Miscommunication in Doctor–Patient Communication // Topics in Cognitive Science. 2018;
  4. Starovoytova I. M. Jetika i psihologija v onkologii // Materialy X Rossijskogo onkologicheskogo kongressa..
  5. Chashina Zh. V. Pravilo pravdivosti i «svjataja lozh'» v sovremennoj medicine // Vestnik Mordovskogo universiteta. 2016; 2(26).