ПОНЯТИЕ И ВИДЫ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ

CONCEPT AND TYPES OF CORRUPTION CRIMES COMMITTED BY POLICE OFFICERS

Основой правового государства является беспристрастное служение лиц, состоящих на государственной службе, законным интересам граждан и всего общества. Важным направлением уголовной политики России выступает уголовно-правовые меры борьбы с преступностью, а в частности и с коррупционной преступностью. Среди общей массы числа преступлений, совершаемых в органах внутренних дел особое место отводится коррупционной преступности, понятие которой в научной среде является достаточно обширным и неоднозначным.

Согласно официальным данным Генеральной прокуратурой Российской Федерации, за 2014 год зарегистрировано 32 060 тыс. преступлений коррупционной направленности, за 2015 года – 32 455 тыс. преступлений коррупционной направленности, за 2016 год – 32 924 тыс. преступлений, за 2017 год – 29 634 тыс. преступлений, за 2018 год – 30 495 тыс. преступлений, за период с января по октябрь 2019 года – 27 644 тыс. преступлений[7]. Таким образом, состояние и динамика коррупционной преступности характеризуется как повышением, так и понижением, но в конечном итоге нельзя упускать то обстоятельство, что в каждом году отмечаются случаи совершения коррупционных преступлений.

Легальное определение коррупции регламентируется в федеральном законе от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»[5]. Коррупция – это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, совершенные от имени или в интересах юридического лица. Такое определение содержит в себе смешанный характер, поскольку приведение примерного списка коррупционных уголовно-наказуемых деяний без отсылок к статьям Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)[10], сочетается с универсальными признаками, то есть незаконным использованием физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства).

В настоящее время существует две разные позиции относительно понимания сущности коррупции. Так, первая группа исследователей придерживается позиции, согласно которой «коррупцию» необходимо, в первую очередь, рассматривать в узком смысле. В данном случае речь идет о таких составляющих, как подкуп и взяточничество. Обоснование такого мнения связано с тем, термин «коррупция» латинского происхождения и означает «порчу», «подкуп». Вторая позиция сводится к широкому пониманию коррупции, в соответствии с которым коррупция в условиях рыночной экономики, свободной торговли и демократии не может сводиться исключительно к одному взяточничеству. Следовательно, в широком понимании коррупция – это любое корыстное злоупотребление должностными лицами своим служебным положением. Именно такое понимание коррупции, по нашему убеждению, является наиболее приемлемым и соответствующим объективной действительности и состоянию коррупционной преступности в России на данном этапе ее развития и существования.

Несмотря на то, что законодатель дает понятие «коррупции», определение «коррупционного преступления» отсутствует. Путем обобщения существующих позиций относительно общего понятия и содержания исследуемого термина можно дать следующее определение коррупционным преступлениям[8,С.97]. По нашему мнению, коррупционное преступление – это общественно опасное, противоправное, виновное и наказуемое умышленное деяние, совершенное должностным лицом либо лицом, заинтересованным в осуществлении определенных действий (или бездействий) должностным лицом, совершаемое с учетом корыстных мотивов и, соответственно, направленное на получение выгоды, имущества, услуг имущественного характера, имущественных прав или незаконного предоставления определенных преимуществ как для себя, так и для третьих лиц. Следовательно, те, составы преступлений, которые перечислены в определении, установленном федеральным законом «О противодействии коррупции», объединяются по специфическим признакам, которые присущи отдельным составам преступлений, закрепленных в УК РФ [1, С.18].

Как уже неоднократно отмечалось выше, проявление коррупции со стороны сотрудников полиции характеризуется повышенной общественной опасностью. В соответствии с федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ  «О полиции»[4], сотрудники полиции осуществляют служебные полномочия для жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, а также для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности. На основании этого можно констатировать, что отношение полицейских к коррупции должно быть выражено в крайне негативной форме. Но, тем не менее, данная категория сотрудников правоохранительных органов, часто совершает уголовно-наказуемые деяния коррупционной направленности. А.С. Черепанов приводит статистические данные отчетности ЦСИ ФКУ «ГИАЦ МВД России», доля сотрудников органов внутренних дел из общего количества лиц, привлеченных к уголовной ответственности за коррупционные преступления за 2013-2017 гг., составляет: в 2013 г. – 16 167/695 (4,3%), в 2014 г. – 15 893/737 (4,6%), в 2015 г. – 16 926/916 (5,4%), в 2016 г. – 12 916/1010 (7,8%), в 2017 г. – 10 584/630 (6,0%)[11,С.88].

По справедливому утверждению Э.И. Тамазова, корыстная мотивация коррупционных преступлений, которые совершаются сотрудниками полиции, нацеленность их на противоправное извлечение имущественной выгоды, явно расходятся с теми должностными обязанностями, которые возложены на сотрудников правоохранительных органов в соответствии с законом, причем нередко указанные деяния совершаются в совокупности с другими преступлениями[9,С.27]. Коррупционная преступность в органах внутренних дел представлена следующими составами преступлений:

  • Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ);
  • Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ);
  • Получение взятки (ст. 290 УК РФ);
  • Дача взятки (ст. 291 УК РФ);
  • Служебный подлог (ст. 292 УК РФ).

В соответствии со статистическими данными по фактам взяточничества (по ст. 290, 291, 291.1., 291.2 УК РФ) за прошедшие пять лет было зарегистрировано: в 2014 году - 12 261 тыс., из которых предварительно расследовано 11 826 тыс.; в 2015 году -  13 938  тыс., из которых предварительно расследовано 12 106 тыс.; в 2016 году - 10 758  тыс., из которых предварительно расследовано 10 285 тыс.; в 2017 году - 12 111 тыс., из которых предварительно расследовано 10 686 тыс.; в 2018 году - 12 527 тыс., из которых предварительно расследовано 11 489 тыс.; за период с января по октябрь 2019 года – 12 156 тыс., из которых предварительно расследовано 10 182 тыс.

Все вышеизложенные составы преступлений применительно к факту, что они совершаются сотрудниками полиции, имеют один родовой, видовой и непосредственный объект[2,С.64]. Так, в качестве родового объекта выступает общественные отношения, складывающиеся в сфере охраны государственной власти. Видовой объект – общественные отношения, охраняющие нормальное функционирование органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также обеспечение интересов службы в данных органах. Непосредственный объект – общественные отношения, охраняющие интересы государственной службы в органах государственной власти и обеспечения интересов службы. Сотрудники полиции также являются должностными лицами, определение которого регламентировано УК РФ, а также постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 № 19 [6].

В связи с тем, что коррупционная преступность сама по себе является достаточно латентным проявлениями преступлений, то применительно к коррупционной преступности, совершаемой в органах внутренних дел, характерна скрываемая латентность. Это связано с тем, что уже само обстоятельство совершения преступления сотрудником данного органа, исключает факт неизвестности криминального события.

Сокрытие правдивой и достоверной информации о совершенном преступлении сотрудником полиции объясняется стремлением показать отсутствие допущенных недочетов и изъянов в работе полиции, а также незаинтересованностью, чтобы престиж правоохранительных органов «упал» в глазах общественности, что повлечет под собой крайне нежелательные последствия.

В рамках нашего научного исследования стоит также отметить и формы коррупционного поведения сотрудников органов внутренних дел, которые представлены в виде стабильно устоявшимися отношениями. К таковым относятся:

  • стабильные традиционно сложившиеся коррупционные отношения;
  • многообразный коррупционный патернализм (система строгой субординации, в которой нижестоящие лица надеются на проявление защиты и заботы вышестоящего лица)[3,С.169];
  • получение взяток с отдельных лиц;
  • противоправная оперативно-поисковая деятельность;
  • коррупционно-поисковая деятельность в ходе осуществления функций общего административного надзора при поддержании общественного порядка;
  • получение взяток стороной в гражданско-правовых отношениях руководителями органов внутренних дел;
  • совершение иных преступлений корыстного характера с использованием служебного положения;
  • коррупционная зависимость.

Следовательно, коррупционная деятельность в системе органов внутренних дел представляется самыми разнообразными формами преступной деятельности, которые указывают на наиболее коррупциогенные сферы деятельности сотрудников органов внутренних дел.

Таким образом, коррупция в настоящее время выступает в качестве одной из самых серьезных угроз государству и обществу. Коррупционное поведение сотрудников полиции, призванных осуществлять правопорядок и соблюдать законодательство, негативно отражается на авторитете правоохранительных органов среди общества и граждан. Именно поэтому совершение таких коррупционных уголовно-наказуемых деяний, как злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки, дача взятки, служебный подлог, необходимо предупреждать и принимать все необходимые меры их профилактики.

Список литературы:

  1. Ищук Я.Г., Руденко А.С., Чистотина О.Н, Противодействие коррупции в органах внутренних : учебное пособие – Рязань, Издательство ИП Коняхин А.В. (Book Jet), 2017. – 86 с.
  2. Киракосян А.Г. К вопросу о понятии должностного лица // Апробация. – 2016. – № 12. – С. 63-65.
  3. Мухамедьярова Л.В. Патерналистские отношения как детерминанты коррупционных явлений // Социально-политические науки. – 2016. - № 3. – С. 167-170.
  4. О полиции: федер. закон [от 07.02.2011 № 3-ФЗ (ред. от 02.12.2019)] // Рос. газета. – 2011. – № 25.
  5. О противодействии коррупции: федер. закон [от 25.12.2019 (ред. от 26.07.2019)] // Рос. газета. – 2008. – № 266.
  6. О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий: постановление Пленума Верховного Суда РФ [от 16.10.2009 № 19] // Рос. газета. – 2009. – № 207.
  7. Официальные данные Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://genproc.gov.ru (15 ноября 2019 г.
  8. Степанов С.А. Понятие и признаки коррупционного преступления // Современные тенденции развития науки и технологии. – 2016. – № 1. –С. 96-98.
  9. Тамазов Э.И. Общая криминологическая характеристика коррупционных преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2016. - № 2. – С. 25-30.
  10. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон [от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 02.12.2019)] // Рос. газета. – 1996. – № 113.
  11. Черепанов А.С. Криминологическая характеристика коррупционных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел // Вопросы российского и международного права. – 2018. – № 5А. – С. 86-93.