ПРОКУРОР КАК СУБЪЕКТ СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ДОСУДЕБНОМ УГОЛОВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В науке уголовного процесса и судебно-следственной практике отсутствует единый подход к вопросу о понятии, структуре и субъектах доказывания. Трактовка и такого элемента доказывания, как собирание доказательств, а также субъектов, осуществляющих доказательственную деятельность, на законодательном уровне по-прежнему остается дискуссионной.

В специальных исследованиях неоднократно отмечалось, что доказательство будет допустимым лишь в том случае, если оно получено лицом (субъектом), занимающим процессуальное положение, дающее ему право на собирание доказательств, и если совершенные им действия не выходят за пределы его полномочий. Собирание доказательств как первичный элемент и как самостоятельный этап процесса доказывания не только имеет важное значение для установления события преступления при расследовании уголовного дела, но и служит предпосылкой для принятия законного и справедливого судебного решения.  

Так, по мнению С. А. Шейфера, «собирание доказательств — это комплекс осуществляемых субъектом доказывания операций, дающих ему возможность выявить носителей искомой информации, воспринять ее и преобразовать в надлежащую процессуальную форму, т.е. в форму показаний, заключений эксперта и т.д.

Вышеприведенные дискуссионные вопросы приводят процессуалистов к сомнению в том, что прокурор в досудебных стадиях является субъектом собирания доказательств.  Вместе с тем  от правильного разрешения данного вопроса зависит не только определение статуса прокурора в уголовном процессе, но и правильное рассмотрение уголовных дел. Судя по публикациям в юридической литературе, законопроектам, поступавшим в органы законодательной власти, проблемы места и роли прокурора в уголовном процессе постоянно находятся в поле зрения отечественного законодателя и ученых. Их острота во многом обусловлена отсутствием в уголовно-процессуальном законе четких критериев разграничения процессуальных полномочий прокурора, особенно при собирании доказательств.

На основе суждений, изложенных в юридической литературе, можно условно разделить участников собирания доказательств в досудебном производстве на две группы: 1) субъекты, представляющие интересы государства в целях раскрытия, расследования и разрешения уголовного дела (дознаватель, начальник органа дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор и суд); 2) субъекты, представляющие свои законные интересы либо интересы других лиц в целях защиты от незаконного и необоснованного обвинения (подозреваемый, обвиняемый, защитник или их законные представители). 

Представляется, что прокурор является субъектом, реализующим свои полномочия и в части обеспечения интересов государства по успешному раскрытию и расследованию преступлений. Достижение вышеуказанной цели на досудебных стадиях во многом обусловливается  деятельностью прокурора при осуществлении уголовного преследования (ч. 2 ст. 21 УПК РФ).

 Согласно главе 6 УПК РФ прокурор отнесен к участникам со стороны обвинения. Из всех участников данной группы субъектов уголовного процесса только применительно к прокурору законодатель раскрывает функциональную направленность его деятельности, прокурор уполномочен: а) осуществлять в пределах компетенции уголовное преследование; б) осуществлять надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

В связи  с этим большинство исследователей содержание самого уголовного преследования определяют как обвинительную деятельность, включающую в себе комплекс действий, направленных в том числе и на собирание доказательств.

В качестве одного из элементов уголовного преследования А. Г. Халиулин выделяет производство следственных действий, направленных на собирание в отношении конкретного лица обвинительных доказательств.

По мнению А. А. Джонакова, «уголовное преследование в стадии предварительного расследования осуществляется путем доказывания, то есть собирания, закрепления, исследования, оценки и использования доказательств.

Однако перечень способов установления прокурором события преступления и осуществления доказывания причастности лица к совершению преступления в УПК РФ четко не регламентируется, что порождает научную дискуссию.

Согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ «собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Если исходить из содержания данной нормы, то можно сделать вывод о том, что законодатель регламентирует два способа собирания доказательств: следственными и иными процессуальными действиями. В связи с этим возникает вопрос: «Какой из перечисленных способов, предусмотренных УПК РФ, использует прокурор в досудебном производстве, собирая доказательства?».

Так, А. Н. Кузнецов считает, что следственные действия являются основным и приоритетным способом собирания доказательств, который осуществляет в том числе и прокурор. А что касается иных процессуальных действий, то, по мнению автора, это вторичные способы собирания доказательств.

А. О. Бестаев полагает, что  дознаватель, следователь, прокурор и суд собирают доказательства только путем проведения следственных и процессуальных действий, а подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и защитник — путем иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом».

В. Л. Шапошников придерживается позиции, что прокурор является одним из субъектов, осуществляющих следственные действия в целях получения новых или проверки уже имеющихся доказательств. Рассматривая сущность и правовую регламентацию следственных действий, С. А. Шейфер указывает на то, что субъектами проведения следственных действий могут быть только следователь, руководитель следственного органа, дознаватель и начальник подразделения дознания.  С точки зрения А. К. Маслова, прокурор в досудебном производстве не имеет права участвовать в проведении следственных действий, а также принять дело к своему производству. Поэтому он собирает доказательства посредством иных процессуальных действий, точнее, путем дачи письменных указаний дознавателю о необходимости производства процессуальных действий. В связи с этим автор предлагает изложить  ч.1 ст. 86 УПК РФ в следующей редакции: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства: ... 2) прокурором путем производства процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Сложно согласиться с мнением автора, поскольку предложенные им изменения ч. 1 ст. 86 УПК РФ, по сути, не соответствуют его же суждениям. Сначала А. К. Маслов указывает, что прокурор правомочен собирать доказательства в ходе досудебного производства путем проведения иных процессуальных действий, а потом в целях совершенствования норм УПК РФ предлагает предусмотреть возможность совершения им «процессуальных действий». 

Стоит обратить внимание и на то, что процессуальное действие включает в себя не только иные процессуальные действия, но и следственные и судебные действия (п. 32 ст. 5 УПК РФ). На наш взгляд, рассматриваемое предложение не будет способствовать совершенствованию норм УПК РФ, а, наоборот, усложнит правоприменительную практику.

Таким образом, наиболее обоснованной представляется  позиция тех авторов, которые считают прокурора субъектом иных процессуальных, а не следственных действий. Однако в УПК РФ не содержится толкования понятия «иные процессуальные действия» и указания на процессуальный порядок их реализации в ходе раскрытия и расследования преступлений. Потому многие исследователи в качестве «иных процессуальных действий» рассматривают требования, поручения и запросы следователя, дознавателя и прокурора, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями и гражданами.  Иные процессуальные действия в досудебном производстве, по мнению Т. П. Сазоновой, это и есть способы собирания доказательств, заключающиеся в истребовании или получении прокурором различных предметов и документов, не обеспеченные уголовно-процессуальным принуждением и не ограничивающие права и свободы граждан, осуществляемые в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования».

Схожую позицию занимает и Л. Г. Демурчева, полагающая, что иные процессуальные действия должны представлять собой предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством действия следователя, дознавателя, руководителя следственного органа, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, органа дознания, прокурора и суда при участии иных участников процесса, а также иных лиц, направленные на собирание доказательств путём их представления, истребования, требования производства документальных проверок, ревизий и исследований.

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 144 УПК РФ прокурор является косвенным субъектом проверки сообщения о преступлении. В случае обнаружения признаков преступления в сообщении, опубликованном в СМИ, прокурор имеет право истребовать от редакции и главного редактора документы или материалы, подтверждающие сообщение о преступлении.

Также прокурор правомочен дать поручение органу дознания проводить доследственную проверку по сообщениям о преступлениях, распространным в СМИ. Следовательно, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор в ходе досудебного производства имеет право давать дознавателю письменные указания о производстве процессуальных действий.  

Таким образом, в результате анализа ряда норм УПК РФ, а также имеющихся в теории точек зрения о правовом статусе прокурора в досудебном производстве предпринята попытка сформулировать некоторые выводы и предложения. В частности: 

  1. Предлагается изложить ч. 1 ст. 86 УПК РФ в следующей редакции: «1. Собирание доказательств как система поисковой деятельности дознавателя (начальника подразделения дознания), следователя (руководителя следственного органа), прокурора и суда осуществляется в целях обнаружения, фиксации, изъятия и закрепления сведений, определяющих обстоятельства, имеющие значение для расследования и установления объективной истины по уголовному делу, путем проведения следственных, судебных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».
  2. Устранить коллизию норм УПК РФ путем следующего дополнения ст. 86 УПК РФ: «1.1. Прокурор в ходе досудебного производства в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, собирает доказательства путем иных процессуальных действий».
  3. Для единообразного толкования понятия «иные процессуальные действия» предлагается внести дополнения в ст. 5 УПК РФ следующего содержания: «32.1. Иные процессуальные действия — это способы собирания доказательств в ходе досудебного и судебного производства путем требования, запроса и поручения в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также других обстоятельств, имеющих значение по уголовным делам».

Процессуальные полномочия прокурора должны позволять ему влиять на сбор, проверку и оценку доказательств по уголовным делам, квалификацию содеянного, результаты расследования. Следует также учитывать исторический опыт России, систему и структуру органов предварительного расследования, уровень профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов и правовой грамотности населения .  Все это позволяет констатировать: надзорная деятельность прокурора в досудебном производстве призвана быть действенным средством выявления и пресечения нарушений закона. Решение же законодателя о полном, по сути, отстранении прокурора от формирования обвинения в ходе предварительного расследования, по нашему мнению, было ошибочным.

Список литературы:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.07.2018) // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921.
  2. Бестаев А. О. Способы собирания доказательств в уголовном процессе России : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2007. — 28 с.
  3. Картохина О. А. Начало и прекращение уголовного преследования следователями органов внутренних дел : дис. …канд. юрид. наук. — СПб., 2003. — 244 с.
  4. Капинус О. С. К вопросу о процессуальном положении прокурора в уголовном судопроизводстве // Прокурор. — 2013. — № 2. — С. 50—58.
  5. Кузнецов А. Н. Следственные и иные процессуальные действия как способы собирания доказательств в уголовном процессе : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2005. — 27 с.
  6. Лушкин С. А. Собирание доказательств как способ проверки доказательств // Бизнес в законе. — 2013. — № 4. — С. 70—72.
  7. Маслов А. К. Субъекты собирания доказательств в уголовном процессе // Общество и право. — 2009. — № 2 (24). — С.192—195.
  8. Рыжков А. П. Собирание (проверка) доказательств. Показания как средство доказывания : научно-практическое руководство. — М. : Директ-Медиа, 2013. — 185 с.
  9. Сазонова Т. П. Иные процессуальные действия как способы собирания доказательств в досудебном производстве : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 2009. — 35 с.
  10. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / под общ. ред. А. В. Смирнова. — 4-е изд., доп. и перер. // Система «Гарант», 2007.
  11. Толмосов В. И. Собирание доказательств правомочным субъектом — гарантия признания полученного доказательства допустимым // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. — 2007. — № 1. — С. 146—151.
  12. Уголовный процесс : учебник для вузов / под общ. ред. В. И. Радченко. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Юридический дом, 2006.
  13. Халиулин А. Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры РФ (проблемы осуществления правовой реформы) : дис. ... д-ра юрид. наук. — Москва, 1997. — 261 с.
  14. Халиулин А. Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. — Кемерово : Кузбассвузиздат, 1997. — 223 с.
  15. Шапошников В. Л. Проблемы собирания доказательств стороной обвинения в уголовном процессе России : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2005. — 24 с.
  16. Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам : проблемы теории и правового регулирования. — М. : Норма, 2009. — 125 с.
  17. Шейфер С. А. Собирание доказательств по уголовному делу : проблемы законодательства, теории и практики. — М. : Норма, 2015. — 112 с.
  18. Ягофаров Ф. М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции : дис. ... канд. юрид. наук. — Оренбург, 2003. — 149 с.