Характеристика юридического дискурса.

Characteristics of legal discourse.

Н. Д. Арутюнова так осмысляет понятие дискурса: «Дискурс — это речь, погруженная в жизнь» [1]. Гаспаров Б. Г. определяет дискурс как «центральный момент человеческой жизни в языке», «языковое существование» [2].

Юридический дискурс отличает общественно значимая способность проявления власти, наделенность функциями принуждения и обязательности исполнения.

К тому же, юридический дискурс является одним из самых востребованных и актуальных дискурсов, в нем существуют все жанры профессионального общения как устной речи, так и юридических документов, в которых также возможно присутствие персонального общения и его смешения с институциональным.

Юридический дискурс — это язык, обладающий следующими свойствами:

а) область действия — правовое функционирование

б) cущность и мотивация — соответствие закону анализируемого события

в) коммуникативый вектор — координация отношений в обществе, базируемая на верховенстве закона.

Юридическому языку свойственна отличительная специфика, понимание которой поможет правильно осуществить перевод правовой документации.

Приведем некоторые общие характеристики юридического языка:

  1. Юридический язык осознает прецедент; является консервативным; шаблонным.

Основная идея правового дискурса в том, что закон является единой системой, которая из поколения в поколение органически развивается.

«В законе есть преемственность, он продолжает расти и развиваться последовательно на протяжении очень давней традиции. Юридический язык отражает эти концепции; острое сознание прецедента влияет на каждый выбор слова, каждый оборот фразы в юридическом дискурсе. По этой причине юридический язык имеет тенденцию быть довольно консервативным. Он медленно меняется и имеет тенденцию сохранять фразы и формулы, которые вышли из употребления в повседневном языке. Юридический язык в значительной степени опирается на стандартные формулы выражения» [3].

  1. Юридический язык является точным и определенным.

«Законодатель посылает свое сообщение через большие пространства, и он передает его в течение неопределенного промежутка времени. Учитывая данные факты, законодатель, прежде всего ораторы, должен передавать свое сообщение в форме, которая не может быть пропущена или потеряна» [4].

Сообщение должно быть передано на языке, который является чрезвычайно точным и конкретным. Слова должны применяться в неукоснительном соответствии с определениями, понятными для всех причастных к дискурсу сторон. Представители юридической профессии проводят тщательное различие между словами, которые для непрофессионала кажутся почти взаимозаменяемыми. Различие между местом жительства и местом проживания, решением и изречением, правом и привилегией, может иметь в повседневном языке незначительные последствия, но быть критичными в правовом контексте.

«Степень определенности (необходимая для правового дискурса) обычно может быть достигнута только с помощью юридических слов, значение которых было выявлено и зафиксировано благодаря многолетнему опыту и использованию», — объясняет Берк Шартел [4].

  1. Юридический язык излагает вещи с кропотливым вниманием к мельчайшим деталям.

Детали являются важной составляющей юридического дискурса. Юридический язык не допускает сокращений и опущений слов, так как повторения и длина — стилистические особенности юридического текста, играющие в нем значительную роль.

«На обычном языке мы обычно пытаемся оставить очевидное недосказанным; мы считаем само собой разумеющимся, что люди знают, о чем мы думаем и понимают, что мы имеем в виду. В юридическом дискурсе ничто не может быть воспринято как должное: каждая существенная деталь должна быть изложена в явном виде. Мы часто чувствуем, что юридический язык является излишним, и мы часто испытываем искушение при переводе попытаться уменьшить количество слов. Это может иметь опасные последствия, поскольку явная избыточность обычно выполняет важную функцию» [5].

  1. Юридический язык формален во всех его аспектах.

Формальность свойственна самому правовому делу, что предопределяет формальность юридического языка.

Берман и Грайнер выражают формальность следующим образом:

«В случаях, когда требуется юридическое решение проблем, необходимо время для обдуманных действий, для четкого определения вопроса, для решения, которое подлежит общественному рассмотрению и которое должно быть объективным, так как отражает личное суждение. Такие типы правовой деятельности как принятие законов (законодательства), издание нормативных актов в соответствии с законом (администрация), применение законов к спорам (судебные решения) и заключение частных соглашений … должны иметь юридическую силу» [6].

  1. Сложность некоторых правовых концепций в структуре предложений требует подобающей сложности.

«Может потребоваться большое количество уточняющих фраз и зависимых предложений, чтобы выразить концепцию с необходимой точностью» [3].

  1. В юридическом языке применяется немало иностранных выражений, особенно на латыни.

В юридической терминологии используются такие латинизмы как, например, de facto (фактически), de jure(юридически), mens rea (виновная доля, вина), так как исторически основой юриспруденции являлись дефиниции римского права.

Для того чтобы перевод или анализ юридического текста был успешным, требуется также уметь установить его стилевую ориентацию. Это может быть «язык закона, нормативных и процессуальных актов, предварительного расследования и судебного производства; это язык допроса во время предварительного и судебного расследования дела, устных выступлений прокурора и адвоката в судебном заседании» [7].

Подытоживая краткую характеристику юридического языка, отметим, что он является не только инструментом государственного руководства обществом, но и мерой поведения каждого человека в обществе.

Юридические тексты должны быть точными, изложенными с помощью точного и удобопонятного языка, отличающегося терминологической информированностью. «…Нарушение логики закона, неточность его формулировок, неопределенность использованных терминов порождают многочисленные запросы, толкования и разъяснения, вызывают непроизвольную трату времени, сил и энергии и вместе с тем являются питательной почвой для бюрократической волокиты, позволяют извращать смысл закона и неправильно его применять» [8].

Сознавая важность и ответственность использования терминов в юридическом дискурсе, доцент ЮФУ И. В. Тимошенко обосновывает актуальную для настоящего времени потребность обучения будущих правоведов такой дисциплине, как «юридическая терминология» [9].

Актуальной задачей во все времена, в современности особенно, является правовая компетентность будущих профессионалов в сфере юриспруденции и в правовой переводческой деятельности.

Итак, нами рассмотрены некоторые дефиниции юридического дискурса в общем.

Произведена характеристика юридического дискурса, его функций, особенностей юридического языка.

С расширением международных контрактов в разных областях деятельности особенно необходимо компетентное юридическое сопровождение документации на различных языках, что требует подготовки высококлассных специалистов. Понимание специфичности юридического дискурса настоятельно требуется для грамотного перевода юридических документов.

Список литературы:

  1. Арутюнова Н.Д. Дискурс. Лингвистический энциклопедический словарь, Москва: Советская энциклопедия, 1990.
  2. Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. Москва, 1996.
  3. Храмцова Н.Г. Теория правового дискурса: базовые идеи, проблемы, закономерности. Курган, 2010.
  4. Shartel, Burke W. Our Legal System and How It Operates. Michigan Legal Studies. Ann Arbor: University of Michigan Law School, 1951. 288 с.; 295 с.
  5. Туранин В.Ю. Юридическая терминология в современном российском законодательстве. Белгород, 2017.
  6. R. Greiner, H. J. Berman, Foundation Press, 1972. 26с.
  7. Косоногова О.В., Малащенко М.В. Специальный юридический язык как инструмент взаимодействия языка и права. UNIVERSUM: Филология и искусствоведение: электрон. научн. журн. 2014 №7 (9).
  8. Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. Москва, 1991.
  9. Тимошенко И.В. Юридическая терминология как учебная дисциплина инновационного типа: постановка проблемы. Известия ЮФУ: Технические науки, 2009.