Криминологическая характеристика женщин, совершающие наркопреступления

CRIMINOLOGICAL CHARACTERISTICS OF WOMEN WHO COMMIT DRUG CRIMES

Обычно при изучении личности преступника в криминологии анализу подвергаются три основных группы свойств и качеств преступника: 1) социально-демографические, 2) нравственно-психологические, 3) уголовно-правовые. Не занижая роль социально-демографических свойств и качеств преступника, в рамках данной статьи остановимся именно на нравственно-психологических и уголовно-правовых свойствах и качествах, в частности, такой категории преступников, как женщины, совершающие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (наркопреступления).

         К нравственно-психологическим свойствам и качествам относятся те, которые определяют потребности, интересы, увлечения жизненные цели и ориентации преступницы, ее психический мир. Нравственные - это те свойства и качества, которые, как отмечают психологи, «являются основными, конституирующими (образующими) единицами сознания личности, определяют главные и относительно постоянные отношения человека к основным сферам жизни - к миру, к другим людям, к самому себе» . Иными словами, это те идеи, принципы, взгляды, убеждения личности, которые влияют на формирование и реализацию ее образа мышления и характера поведения .

            Психологические свойства и качества личности преступника определяют ее способности, характер, темперамент, составляют основание любой человеческой личности и ее психологический облик. Таким образом, нравственно-психологические свойства и качества преступника в криминологическом плане, на наш взгляд, являются наиболее значимыми, т.к. именно они, в частности, определяют его преступное поведение, его направленность, мотивацию. А в целом, именно эти свойства и качества характеризуют внутренний мир преступника, его отношение к обществу, закону, другим лицам и к самому себе.

    Многочисленные криминологические исследования преступников фиксируют у них:

1) существенные пробелы в нравственном сознании;

2) искажения, ведущие к нравственному конфликту с общепринятыми в обществе нормами морали, морали разных групп, двойной морали .

          Как отмечают авторы монографии «Личность преступника», преступники отличаются от законопослушных граждан негативным содержанием ценностно-нормативной системы и устойчивыми психологическими особенностями, сочетание которых имеет криминогенное значение и специфично именно для преступников.

     Многие научные исследования показывают, что женщины намного законопослушнее мужчин, но, как и все преступники в целом, женщины-преступницы в основной своей массе характеризуются негативными нравственно-психологическими свойствами и качествами. Прежде всего, следует отметить, что у основной массы преступниц (75,2%) преобладают корыстные устремления. Смысл своей жизни они видят в том, чтобы «хорошо жить» в материальном плане, иметь престижную квартиру, машину, красиво одеваться. Лишь незначительная часть опрошенных (7,1%) отметили, что хотят получить высшее образование, 6,7% смысл жизни видят в создании крепкой, дружной и материально обеспеченной семьи, 5,9% - в воспитании детей, 4,1% - в занятии любимой профессией или любимым делом.

               Характерно, что значительная часть преступниц (45,3%), совершивших уголовно наказуемые деяния с наркотиками, сами употребляли наркотики, тем не менее, 32,3% из них наркоманами себя не признают. Эти данные подтверждаются и другими исследованиями. Так, А.Я. Гришко отмечает, что у лиц, совершающих наркопреступления, эти показатели у мужчин и женщин составляют соответственно 68 и 39% [6, с. 88]. Не случайно значительная доля преступлений, совершенных женщинами, а именно 8,3%, были совершены в состоянии наркотического опьянения. Для сравнения можно отметить, что в 2017 г. по всем преступлениям этот показатель составил всего 4,3% [7, с. 39].

            У женщин пик наркозависимости выпадает на возраст 18-20 лет, а пик наркопреступности - на возраст 20-24 года, у мужчин же, соответственно, на возраст 18-19 и 19-20 лет. Таким образом, к моменту совершения наркопреступлений женщины, как и мужчины, уже имели некоторый «стаж» употребления наркотиков. У женщин он составляет примерно полтора-два года, а у мужчин - год-полтора.

           Некоторое «отставание» женщин по этим показателям объясняется их большей осторожностью, повышенной чувствительностью к опасности, которая таится в употреблении наркотиков и в совершении наркопреступлений. Эти обстоятельства сдерживают женщину лишь в первое время употребления наркотических средств или психотропных веществ.

         Во всех изученных случаях приобщение к употреблению наркотиков произошло у женщин еще в молодом возрасте (в 20% случаев - в несовершеннолетнем).

       Установлено, что деградация у лиц, употребляющих наркотики, происходит примерно в 20 раз быстрее, чем у лиц, употребляющих спиртные напитки [8, с. 3]. Если лицо, употребляющее алкоголь, спивается примерно через 5-7 лет, то лицо, употребляющее наркотики, становится наркозависимым намного раньше. Если алкоголик в среднем живет 15-20 лет (после начала употребления спиртных напитков), то наркоман - в лучшем случае 5-7 лет, а зачастую смерть наступает (от «передозировки», «некачественного» наркотика и т.п.) уже в течение года. Поэтому наркоманы в возрасте старше 50 лет составляют в общей массе наркоманов только 1% .

           Ученые отмечают, что женщины до совершения наркопреступления допускали всевозможные правонарушения, вели антиобщественный образ жизни. Прежде всего, это правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений: ссоры, скандалы (более 50% всех случаев); половая распущенность, занятие проституцией (свыше одной трети всех случаев); кражи, мошенничество и другие подобные преступления (25% случаев); иждивенчество (паразитизм) и бродяжничество (15% случаев).

    Женщины-наркопреступницы нередко отличаются артистизмом, находчивостью и изобретательностью. Они порой склонны к изменению внешности для того, чтобы не попасть в поле зрения сотрудников правоохранительных органов, основательнее укрывают совершенные преступления, более внимательны при уничтожении орудий и средств совершения преступлений, уличающих их документов, обстоятельнее прячут предметы, добытые преступным путем. Они «убедительнее» вводят в заблуждение оперативных работников, следователей, судей и адвокатов. Их заведомо ложные показания на предварительном следствии и в суде труднее изобличать, они основательнее «запираются» и «отпираются», категоричнее отказываются от дачи показаний, ссылаясь на то, что им «ничего по делу не известно», что им «нечего сказать», что они «ничего не знают».

      В безвыходных ситуациях, когда улики неопровержимы, наркопреступницы часто пускают в ход «слезы», преследующие цель разжалобить сотрудника, заставить его «снизойти», «пожалеть бедную и несчастную женщину», «сострадать» и т.д. И это нередко им удается, особенно если «слезы» подкрепляются готовностью к интимной близости, «ласковыми и нежными» словами, жестами, действиями.

         В случае же выявления наркопреступления совершившие его женщины легко идут на коррупционные взаимоотношения с сотрудниками правоохранительных органов, даже при меньшем уровне «криминализации», чем это обнаруживается у мужчин. К тому же «откупаться» от уголовной ответственности им удается, как правило, посредством меньших денежных сумм.

          Характерно, что значительная доля преступниц (51,7%) полностью признают свою вину в совершенном преступлении, треть их (33,1%) признают вину частично, и шестая часть (15,2%) отрицают вину. При этом лишь 24,3% отбывающих наказание винят в случившемся саму себя, 35,2% - своих друзей, приятелей, знакомых, 40,5% - жизненные обстоятельства. То есть основная масса (59,5%) вину за совершенное преступление возлагают на других лиц или стечение жизненных обстоятельств, но только не на себя.

        Выделяются  некоторые негативные нравственные свойства и качества женщин-наркопреступниц. Так, по 5,7% дел суды констатируются  ненадлежащее отношение женщин к воспитанию своих детей. В 83,3% случаев в делах на осужденных имеются характеристики с места работы, учебы или (и) проживания, 80% которых положительных, 15% - отрицательных, 5% - двойственных.

          Со своими родственниками поддерживали отношения 52,3% женщин, 5,3% у которых отсутствуют родственники, 17,1% поддерживают отношения только со знакомыми, 15,3% ни с кем никаких отношений не поддерживают. Характерно, что, только 9,5% осужденных женщин за период отбывания наказания характеризуются отрицательно, основная же масса положительно или нейтрально. У осужденных мужчин, как правило, показатели иные, среди них больше отрицательно характеризующихся лиц [4, с. 867].

        К уголовно-правовым свойствам и качествам личности преступника следует относить характер совершенного преступления, их количество, групповой или одиночный характер совершенного преступления, наличие или отсутствие рецидива.

         Основная масса преступлений, а именно 84,7%, женщинами совершались в одиночку, а 15,3% - в составе группы лиц. Групповой характер преступления повышает его общественную опасность. Как отмечает А.В. Шеслер, групповое преступление опаснее преступления, совершенного в одиночку, т.к. разделение функций и согласование усилий совместно действующих лиц повышает результативность преступления, а следовательно, усугубляет его приспособительные и преобразовательные социально-негативные последствия [10, с. 22-23].

         В основной массе соучастниками женщин являются  мужчины.

    Средний срок лишения свободы, назначенного судами женщинам-наркопреступницам, составил 5,4 года.

        Рецидив преступления также повышает опасность личности преступника. На протяжении длительного времени уровень рецидива у женщин намного ниже, чем у мужчин, и составляет около 15% [11, с. 21]. Иными словами, в сравнении с мужским рецидивом, рецидив женский выражен менее отчетливо, но если сопоставить рецидив наркоманов и рецидив наркоманок, то грань здесь практически не обнаруживается.

       При изучении личности любого преступника, в том числе и совершающего преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, невозможно обойти вопрос о мотивах преступления. Как отмечает Ю.М. Антонян, мотивы выражают наиболее важные черты и свойства, потребности и стремления личности [5, с. 102]. По мнению Г.А. Аванесова, мотив - это внутренний, субъективный смысл поведения, то, ради чего оно реализуется [12, с. 22].

   Основной побудительный мотив совершения женщинами наркопреступленийи -это стремление к «легкой и быстрой наживе». Иными словами, корыстный мотив. Он присутствовал в 68,7% случаев совершения женщинами наркопреступлений. При этом следует отметить, что многие из женщин отмечают не какой-то один, единственный мотив их преступного поведения, а порой несколько.

        Так, для женщин, страдающих наркозависимостью, мотивом совершения преступления является стремление любой ценой, любым способом получить от наркодиллера очередную дозу наркотика (12,1%).

8,3% женщин совершают наркопреступление, в частности хранение наркотических средств, из-за того, что хотели «попробовать» наркотики, «испытать» эйфорию, которую они приносят.

          5,6% женщин совершают наркопреступление из-за «сострадания», «жалости» к своим близким (детям, супругам), для которых они приобретали наркотики. 3,3% женщин, а это были прежде всего молодые лица, что пробовали наркотики, хранили их, чтобы не «отрываться от компании друзей», не портить с ними отношений, быть такими же, как они. То есть присутствовали так называемые «конформистские» [13, с. 411] мотивы.

             В заключении можно сказать, что наиболее характерные  нравственно-психологические и уголовно-правовые свойства и качества женщин, совершающих наркопреступления. Их знание необходимо правоохранительным органам для организации предупредительной работы по указанным преступлениям, в частности для успешной индивидуально-профилактической работы с женщинами, склонными к совершению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Литература:

  1. Аванесов Г.А. Криминология: учеб. М., 2017.
  2. Криминология: учеб. / под ред. А. И. Долговой. М, 2016.
  3. Гришко А.Я. О незаконном обороте наркотиков // Российский криминологический взгляд. 2017. № 3.
  4. Состояние преступности в России : стат. сб. М., 2016.
  5. Шеслер А. В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты. Саратов, 2016.
  6. Морозов А.Ю. Рецидив преступлений и рецидивная преступность женщин: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2015.
  7. Аванесов Г. А. 10 глав о мотивации и мотивах. Через призму науки криминологии. М., 2017.