КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЦ, ЗЛОУПОТРЕБЛЯЮЩИХ НАРКОТИКАМИ

CRIMINOLOGICAL CHARACTERISTICS OF DRUG ABUSERS

Проблема борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ вышла за границы отдельно взятых государств и в настоящее время представляет собой серьезную опасность для мирового сообщества. В Российской Федерации отмечаются опасные тенденции распространения наркомании, прежде всего среди лиц молодого возраста, и роста преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Ситуация с наркотиками  в России всегда была объектом особого внимания со стороны государства и общества. Потребление наркотических средств и токсических веществ в молодежной среде продолжает оставаться одной из важнейших проблем, стоящих перед современным обществом. Анализ состояния криминогенной ситуации по линии незаконного оборота наркотиков свидетельствует о дальнейшем обострении проблемы, связанной с распространением наркотиков, ростом числа потребителей, возрастанием смертельных исходов от употребления наркотических средств и психотропных веществ. Одновременно с распространением эпидемии наркомании меняется отношение общества к наркотикам: наркоман воспринимается людьми не как определенного рода отклонение от нормы, не как белая ворона человеческого общежития, а как относительно допустимое или даже нормальное состояние человека.

       Но общество и в целом государство не должно допускать такого восприятия наркомании, ведь важно обращать внимание на медико-социальные последствия наркомании (то есть личностные изменения: снижение памяти, интеллекта, морально-эстетических качеств, разрушение нравственного облика личности), во многом определяющие большую социальную опасность наркоманов и будущую возможную деградацию самого общества.

Наркомания и преступность явления взаимосвязанные, представляющие и угрозу, и проблему одновременно. Есть необходимость рассмотреть одну из проблем распространения наркотических средств.

           Существует мнение, что наркотики распространяются в основном на дискотеках, в дискобарах и увеселительные заведения. Из за причины этого у многие люди  предлагают закрыть данные увеселительные заведения. В подобном случае общество будет подвергнуто еще большему наплыву наркомании подростков, которым негде будет проводить свой отдых и досуг. Нет никакой гарантии, что молодежь вместо «отобранных» у них дискотек займет себя полезным занятием (спортом, учебой, трудом). На самом деле решение проблемы именно таким образом возможно приведет к еще худшим последствиям. Результаты анонимных исследований о местах потребления наркотических средств и психотропных веществ показали, что на первом месте (чаще всего встречающиеся) - собственные квартиры наркоманов (54,2%), на втором - иные помещения (квартиры, дома родственников, знакомых и т.п.) (18,4%) и лишь третье место отводится дискотекам и другим увеселительным заведениям (14,5%).

         Наркомания относится к болезни совсем юных. По последним данным первичный прием наркотиков приходится на возрастной период от 12 до 16 лет, в общей структуре подростковой и юношеской наркомании 12 - 15 летние составляют 6-7%. Среди лиц, начавших употреблять наркотические средства с 12 лет, хотят лечиться 56,3%, с 14 лет- 57%, с 16 лет - 58,1% лиц.

          От числа всех больных наркоманией, состоящих на учете в органах внутренних дел, 23 -25 % нуждаются в принудительном лечении. В части второй статьи 99 Уголовного кодекса Российской Федерации говорится о том, что к лицам, осужденным за совершенные преступления, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, может быть применена лишь одна из мер -амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Следует сказать, что в данном случае несколько искусственно объединены довольно разнородные меры.

             Если лицо приговорено к наказанию, не связанному с лишением свободы, то его принудительное лечение может быть организовано так же, как это описано в комментарии к настоящей статье (направление под наблюдение учреждения, осуществляющего амбулаторную психиатрическую помощь по месту жительства больного). Если же лицо находится в местах лишения свободы, то лечение должно быть организовано их администрацией, для чего будут созданы специальные лечебно-исправительные учреждения, где будут сосредоточены лица, которым назначена принудительная мера медицинского характера, соединенная с исполнением наказания. Неясно, однако, каким образом в отношении этих лиц удастся обеспечить проведение лечения в случае отказа от него, ибо в соответствии с Законом о психиатрической помощи лечение без согласия пациента может осуществляться лишь при наличии тяжелых психических расстройств, которыми заведомо не страдают рассматриваемые лица.

      Следует обратить внимание, что термин «психиатр» в данном контексте дается в широком смысле как наименование врачебной специальности, включающей и компетенцию в области заболеваний наркологического профиля, поскольку в официальной номенклатуре Минздрава значится специальность: психиатр-нарколог.

      Законодатель ввел новый институт, ранее не известный отечественному уголовному и уголовно-исполнительному законодательству, - обязательное лечение. Часть четвертая статьи 18 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предписывает обязательное лечение в отношении осужденных к ограничению свободы, аресту, лишению свободы, больных токсикоманией, ВИЧ-инфицированных осужденных, осужденных, больных открытой формой туберкулеза, а также тех, которые не прошли полного курса лечения венерического заболевания.

        Обязательное лечение в отношении указанных категорий осужденных применяется учреждением, исполняющим наказание: в отношении лишенных свободы - медицинскими частями исправительных учреждений, туберкулезными больницами, лечебными исправительными учреждениями; в отношении осужденных к ограничению свободы - исправительными центрами, в которых могут создаваться медицинские учреждения для амбулаторного медицинского обслуживания осужденных, а стационарное медицинское обслуживание в них осуществляется учреждениями органов здравоохранения; осужденных к аресту - арестными домами, медицинское обслуживание которых осуществляется по аналогии с местами лишения свободы. Законодатель в данной части говорит лишь о применении таких мер медицинского характера к осужденным и указывает их принципиальную разницу.

              Обязательное лечение отличается от применения принудительных мер медицинского характера тем, что оно в обязательном порядке применяется к осужденным, указанным в данной статье, по решению медицинской комиссии, а не по решению суда. Обязательное лечение может применяться как в рамках обычных исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы (где есть амбулаторные и стационарные медицинские учреждения), так и в лечебных исправительных учреждениях, специально создаваемых для содержания и амбулаторного лечения осужденных, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом, наркоманией, ВИЧ-инфицированных.

            Понятие «обязательного лечения», амбулаторного принудительного наблюдения у психиатра необходимо закрепить в соответствующем законе.

           В одну группу можно отнести лиц, употребляющих наркотики, но не представляющих общественной опасности (не совершающих противоправных действий), которые еще подвержены влиянию семьи, друзей. К другой группе следует отнести наркоманов как не желающих добровольно лечиться, так и злостно уклоняющихся от обязательного лечения. Эта категория не поддается воздействию со стороны близких, родственников, знакомых и других людей и представляет повышенную общественную опасность. Третья группа представлена лицами, ранее проходившими курс лечения в наркологических и исправительных учреждениях, но продолжающими совершать на почве наркомании противоправные деяния.

    Общество вынуждено «ждать», когда наркоман совершит административное правонарушение или даже преступление для того, чтобы суд смог применить к нему принудительное лечение в местах лишения свободы. И как ни парадоксально, но в российском законодательстве по данному вопросу остается пробел. В Российской Федерации нет правовой основы применения к больным наркоманией каких-либо принудительных мер, ожидается, когда сегодняшний наркоман превратится в завтрашнего преступника.

            Говоря о наличии заболевания наркоманией и преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, следует отметить, что из числа лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, большинство (68,2%) являются наркоманами. Значительная их доля (38,7%), к которым применена такая принудительная мера медицинского характера, как принудительное наблюдение и лечение у врача психиатра, больными себя не признают.

           Анализ применения принудительных мер медицинского характера показал следующее: до совершения преступления 29,1% больных наркоманией проходили курс лечения в наркологических учреждениях органов здравоохранения; 3,4% в психоневрологических диспансерах; 1,7% в исправительных колониях; 7,3% в иных наркологических учреждениях. Большинство (65,8%) курса лечения от наркомании не проходили, хотя оно им было назначено приговором суда.

              В заключение следует отметить, что довольно значительная доля лиц, совершающих преступление, находится в состоянии наркотического опьянения (48,0%). Отсюда напрашивается естественный вывод: состояние наркотического опьянения - путь к совершению преступления. Поэтому, профилактируя употребление наркотиков, тем самым мы предупреждаем совершение наркоманами преступлений.

Литература

  1. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности по наркомании в 2018 году [Текст]. - М., 2018.
  2. Выявление и предупреждение незаконного оборота наркотиков [Текст] : учебное пособие / Под ред. В.А. Кудина. - Белгород, 2017.
  3. Основы профилактики наркомании [Текст] : учебное пособие / Под ред. В.А. Кудина. - Белгород, 2017.