ПРОБЛЕМЫ КОРРЕКТНОГО ТОЛКОВАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ Ч. 3 СТ. 20.1 КОАП РФ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ.

PROBLEMS OF CORRECT INTERPRITATION AND APPLICATION PART 3 OF ART. 20.1 CODE OF ADMINISTRATIVE OFFENSES OF THE RUSSIAN FEDERATION AND THE WAYS OF THEIR DECISION.

Нератификация Российской Федерацией статьи 20 Конвенции ООН против коррупции является распространенным доводом при дискредитации российского антикоррупционного законодательства. Тем не менее, данный факт имеет вполне обоснованные причины и не может являться индикатором изъянов в законодательстве.

Некоторые вопросы данного исследования уже были  затронуты в научной литературе. Например, в статье Конджакуляна К.М. «Некоторые институциональные аспекты государственного управления: проблемы и пути совершенствования (сравнительное исследование)». [1]

Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок, по распространенности занимают второе место (на первом стабильно находятся правонарушения, затрагивающие безопасность дорожного движения) среди правонарушений, отнесенных к подведомственности органов внутренних дел. Основная причина столь выраженной массовости данного несоблюдения -- правовые проблемы квалификации и производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность. [2]. Данная причина напрямую затрагивает и введённую в 2019 году ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ, которая гласит: «Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети "Интернет", информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 20.3.1 настоящего Кодекса, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до ста тысяч рублей.»

После приведенного выше цитирования, мы можем выделить конкретные фундаментальные недостатки пункта статьи:

- избыточность вводимых ограничений свободы слова и мнений;

- несоразмерность вводимых ограничений свободы слова и мнений;

- правовая неопределенность понятия “выражение явного неуважения в неприличной форме”;

- неопределенность формулировки, состоящей из субъективных оценочных понятий;

Все эти недостатки ярко проявились в ходе рассмотрения первых же дел (на момент 12.10.2019 было рассмотрено более 52 дел и в 24 случаях суды назначили штрафы в размере 30 тыс. руб., в одном случае 15 тыс. руб., а в двух – 40 тыс. руб.). [3]

Вследствие данных событий было решено, что нововведение требует серьезных поправок и корректировок. Так, документ об «Алгоритме действий сотрудников полиции при обнаружении информации, содержащей признаки неуважения к власти» был разработан и прописан в методических рекомендациях МВД России для выполнения поручения Президента РФ о принятии мер по недопущению необоснованного привлечения к административной ответственности по ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП.

Основные уточнения и разъяснения были представлены в виде алгоритма действий органов. Сотрудники полиции должны выявить:

- источник распространения информации;

-распространяющее ее лицо;

-место и время совершения правонарушения. Устанавливается следующая совокупность критериев для признания исследуемых сведений незаконными:

  • предназначена для неопределенного круга лиц, а не используется в личной переписке интернет-пользователей;
  • содержит оскорбления в адрес вышеуказанных ценностей или субъектов;
  • изложена в грубой форме с использованием нецензурной лексики (бранные и матерные слова, а также производные от них), изображений порнографического или иного непристойного содержания, не приемлемого обществом, сравнительных образов и других оскорбительных выражений;
  • лицо противопоставляет себя окружающим, демонстрирует надменность, цинизм, унизительное отношение к обществу, государству и его символам.

Отмечено, что в случае отсутствия хотя бы одного из перечисленных условий выносится определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. При наличии всех этих условий информация направляется в экспертно-криминалистическое подразделение.

Данные методические рекомендации, несомненно, имеют ряд плюсов: исключение частной переписки; закрытый перечень “объектов оскорбления”; учет контекста при оценке противоправности деяния; принцип “четырех глаз” через обязательность получения заключения эксперта. Но такие пункты как, отсутствие конкретных примеров из практики; непубличный характер документа; возможность частых ошибок в определении времени составления акта осмотра интернет-страницы являются существенными недостатками.

Рассматривая работу над введением и конкретизацией ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ в целом, стоит отметить положительное направление в усовершенствовании данной части статьи, но нужно учитывать, что практическая и техническая части исполнения рекомендации сильно отстает в сравнении с исполнением наказаний, что является «брешью» и недоработкой и требует улучшений как со стороны законодательства, так и со стороны контроля исполнения. [4]

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[1]

К. М. Конджакулян, "Некоторые институциональные аспекты государственного управления: проблемы и пути совершенствования (сравнительное исследование)," Государственная власть и местное самоуправление, no. № 1, 2015.

[2]

"Тен А.Л. Нецензурная брань как объект административно-правового регулирования и правосознания // Административное право и процесс. 2011. N 3," [Online]. Available: http://docs.cntd.ru/document/901922914.

[3]

""Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 12.11.2019)," [Online]. Available: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/74754240d170cc049cd7b313852fd5985eb0aafc/.

[4]

"Методические указания МВД," [Online]. Available: https://www.advgazeta.ru/upload/medialibrary/ec3/Metodichka_MVD_o_neuvazhenii_po_KOAP.pdf.