ОСОБЕННОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ АКЦИЙ ПРИ УЧРЕЖДЕНИИ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА

Так, первым и наиболее распространенным способом размещения акций является их распределение среди учредителей. Так, в соответствии со Стандартами эмиссии распределение акций среди учредителей акционерного общества является единственным способом размещения, который допускается до момента государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Согласно Положениям о стандартах эмиссии, а именно главе 12: «Размещение акций при учреждении акционерного общества осуществляется путем их распределения среди учредителей этого акционерного общества, а в случае учреждения акционерного общества одним лицом – путем их приобретения единственным учредителем. При этом акции считаются распределенными среди учредителей (приобретенными единственным учредителем) акционерного общества в день государственной регистрации акционерного общества до государственной регистрации их выпуска»[1].

Такой способ размещения акций как распределение их между учредителями обладает рядом особенностей:

1) применение данного способа определяет не воля ил желание учредителей, а положения нормативно-правовых актов;

2) данный способ можно применять для размещения акций только в процессе учреждения  акционерного общества на этапе формирования уставного капитала. Увеличить или уменьшить размер уставного капитала общества нельзя с помощью распределения акций между учредителями;

3) по общему правилу размещение акций между учредителями следует непосредственно за государственной регистрацией их выпуска.

Отдельного внимания заслуживает порядок приобретения акций в акционерном обществе, который урегулирован нормами гл. XI.1 Федерального закона «Об акционерных обществах». Корпоративный контроль позволяет акционерам определять стратегию, политику, направления деятельности общества. Представляется, что корпоративный контроль тесно связан с управлением внутри акционерного общества, эффективное осуществление которого напрямую зависит именно от контрольных полномочий компетентных органов управления. Фактически контроль выступает в роли барьера, который препятствует возможным злоупотреблениям и позволяет принимать своевременные и полноценные решения, определяющие стратегию развития  акционерного общества. Подтверждение своим рассуждениям находим в трудах О.А. Романенко: «корпоративный контроль – это представленная субъектам корпоративных отношений возможность опосредовано или непосредственно формулировать и принимать решения, связанные с дальнейшей деятельностью общества»[2]

Автор полагает, что корпоративный контроль не является особой функцией субъекта корпоративных правоотношений, поскольку он регулярно осуществляется в рамках деятельности акционерного общества, но в различном объеме. Мы поддерживаем мнение, высказанное О.А. Терновой, которая указывает, что «корпоративный контроль – это сложная категория, позволяющая решающим образом влиять на деятельность акционерного общества, а также определять перспективные цели развития»[3].

Корпоративный контроль по-разному определяется в существующих правовых системах мира. Так, в континентальном праве корпоративный контроль, по утверждению В.Г. Крылова, определяется уровнем господства, установленным внутри компании. В немецких акционерных обществах корпоративный контроль напрямую связан с экономической зависимостью компаний. В экономически связанных обществах корпоративный контроль сосредоточен в руках одной из компаний в случаях, если:

– контрольный пакет акций находится в руках одной компании;

– общества выступают в качестве управляющей и управляемой компании;

– существует взаимное участие обществ в уставных капиталах;

– заключенный договор подчинения[4]

В странах англо-саксонского права, корпоративный контроль – это результат распределения возможностей, сил и позиций между субъектами корпоративных отношений. В практике Европейского суда справедливости выработана презумпция контроля, которая возникает при наличии одного признака, например, концентрации акций (долей) в руках какого-либо участника правоотношений. Однако названную презумпцию можно опровергнуть, если будет доказано, что при совокупности юридических, экономических и организационных условий акционер обладает достаточной самостоятельностью. Соответственно, корпоративный контроль определяется уже не через процент владения акций, а через положение акционера и его решения. Фактически необходима индивидуальная оценка каждой ситуации для выявления признаков корпоративного контроля и определения степени влияния того или иного акционера на принятие решений внутри общества.

Многогранность корпоративного контроля обусловлена объемом и масштабностью корпоративных отношений. Акционеры общества могут устанавливать прямой или косвенный корпоративный контроль. В частности, мажоритарные акционеры воплощают в себе прямой контроль, при этом миноритарные акционеры могут, хотя и косвенно влиять на принятие решений, но блокировать действия мажоритарных акционеров.

Н.Д. Савицкая поясняет, что «корпоративный контроль может иметь административные признаки, то есть контролирующие функции сосредотачиваются в руках не только акционеров, но и менеджеров»[5]. Возможность осуществления корпоративного контроля исполнительными органами общества подтверждается позицией Европейского Суда по правам человека, сформулированной в ряде решений[6].

Согласно п. 1 ст. 47 Федерального закона «Об акционерных обществах», высшим органом управления в акционерном обществе является общее собрание акционеров, общая компетенция которого закреплена в п. 2 ст. 67.1 ГК РФ. Специальные нормы, определяющие круг вопросов, которые отнесены к компетенции общего собрания, содержатся в гл. 7 Федерального закона «Об акционерных обществах».

В литературе отмечается, что «властные полномочия участников основаны на факте владения определенным размером доли в уставном капитале, а корпоративный контроль выступает как функция управления»[7].

Выделим несколько механизмов приобретения управления в акционерном обществе: а) приобретение акций; б) покупка голосов; в) приобретение активов; г) реорганизация. Например, механизм приобретения корпоративного контроля в акционерном обществе путем покупки голосов, на первый взгляд, представляется наиболее быстрым, простым и действенным способом получения контроля над компанией. Установление корпоративного контроля при купле-продаже акций происходит посредством борьбы двух групп – контролирующих акционеров и менеджеров с одной стороны, и миноритариев с другой стороны. В такой борьбе миноритарии хотят установить контроль над советом директоров акционерного общества. Цель покупки голосов направлена не на смену акционеров общества, а на смену членов совета директоров.

Размещение акций при учреждении акционерных обществ осуществляется на основании договора о его создании, а в случае учреждения одним лицом – решения об учреждении, принятого единственным учредителем. В соответствии с законодательством Российской Федерации акции, учреждаемого общества, подлежат полной оплате в течение года с момента государственной регистрации общества, меньший, срок не предусмотрен договором о создании данного общества. В течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества оплате подлежат не менее пятидесяти процентов акций общества. Учредитель, имея акцию, не имеет право голоса до момента полной оплаты акции, если иное не предусмотрено уставом общества.

Неоплаченные в установленный срок акции, распределенные при учреждении общества, переходят к обществу. Также договором о создании общества может быть предусмотрено взыскание неустойки (штрафа, пени) за неисполнение обязанности по оплате акций. Акции, право собственности на которые перешло к обществу, не дают право голоса, соответственно, не учитываются при подсчете голосов, и не дают право на получение дивидендов.

Таким образом, размещение акций между учредителями основывается на соответствующем решении уполномоченного органа управления, например, учредительного собрания, которое не признается законодателем в качестве органа управления юридического лица. При учреждении акционерного общества двумя и более лицами распределение акций между ними осуществляется согласно заключенному договору о создании общества.

 

Библиографический список

  1. Положение о стандартах эмиссии ценных бумаг, порядке государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, государственной регистрации отчетов об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утв. Банком России 11.08.2014 г. № 428-П (ред. от 18.12.2018 г.) // Вестник Банка России. 2014. № 89-90.
  2. Решение ЕСПЧ по делу «Савенко против России» от 14.06.2007 г. № 28639/03 // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Крылов В.Г. Доктрина снятия корпоративной вуали в Германии // Гражданское право. 2014. № 1. С. 20.
  4. Романенко О.А. Направления трансформации корпоративного контроля // Экономика, социология и право. 2014. № 4. С. 110.
  5. Савицкая Н.Д. Восстановление корпоративного контроля // Закон и право. 2018. № 8. С. 77.
  6. Терновая О.А. Ответственность юридических лиц в корпоративном праве: проблемы и перспективы // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2017. № 5. С. 17.
  7. Тумаков А.В. Ответственность и разрешение конфликтов в корпоративных отношениях // Алтайский юридический вестник. 2015. № 3 (11). С. 46.

 

[1] Положение о стандартах эмиссии ценных бумаг, порядке государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, государственной регистрации отчетов об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утв. Банком России 11.08.2014 г. № 428-П (ред. от 18.12.2018 г.) // Вестник Банка России. 2014. № 89-90.

[2] Романенко О.А. Направления трансформации корпоративного контроля // Экономика, социология и право. 2014. № 4. С. 110.

[3] Терновая О.А. Ответственность юридических лиц в корпоративном праве: проблемы и перспективы // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2017. № 5. С. 17.

[4] Крылов В.Г. Доктрина снятия корпоративной вуали в Германии // Гражданское право. 2014. № 1. С. 20.

[5] Савицкая Н.Д. Восстановление корпоративного контроля // Закон и право. 2018. № 8. С. 77.

[6] См., напр.: Решение ЕСПЧ по делу «Савенко против России» от 14.06.2007 г. № 28639/03 // СПС «КонсультантПлюс».

[7] См., напр.: Тумаков А.В. Ответственность и разрешение конфликтов в корпоративных отношениях // Алтайский юридический вестник. 2015. № 3 (11). С. 46.