СОВРЕМЕННЫЙ ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРОЕКТИРОВАНИЯ ЦЕНТРОВ ДЛЯ МЕСТНОГО СООБЩЕСТВА

MODERN INTERNATIONAL EXPERIENCE OF DESIGNING COMMUNITY CENTERS

На сегодняшний день в городах остро стоит вопрос по улучшению качества среды и повышению комфортности жизни горожан. Негативные тенденции, сопутствующие урбанизации, выразились в средоточие социальных проблем, сказываясь не только на современной городской структуре, но и на жителях городских пространств. Внутренняя культурная природа города изменялась с течением времени и теперь, в эпоху глобализации и технического прогресса, а также капиталистического подхода к организации городского пространства, основой развития городов является извлечение прибыли. Рей Ольденбург в своей книге о «третьих» местах писал: «Единственное предсказуемое социальное последствие технологического прогресса состоит в том, что люди будут еще больше отдаляться друг от друга.» [1]. Потребности и нужды потребителей среды остаются незамеченными во всеобщей гонке за материальными ценностями, что лишает их реализации: потребители среды не находят места для обретения контакта и переживания опыта общения.

         Одним из факторов, влияющих на уровень социальных взаимосвязей между людьми одной жилой единицы, выступает развитая инфраструктура. Возвращаясь к Ольденбургу и его характеристикам понятия «третьего» места, можно заметить, что проблема места, его чувства и духа, озадачила многих уже с середины 20 века. Несмотря на отсутствие подобной 21 веку технологизации, к концу 20 века в значительной мере проявились проблемы, вызванные средовым влиянием. Городская среда представляет собой компонент, влияющий на социальное и психологическое формирование человека [2]. Во многом окружающая среда диктует людям определенные условия их существования. В соответствии с теорией Роджера Баркера, основанной на связях между средой и человеческим поведением, социальная обстановка влияет на поведение человека и определяет его роль в той или иной среде. Факторы среды управляют человеком, позволяя ему ориентироваться в выборе поведенческого стиля, согласно чему, городское окружение имеет прямую взаимосвязь с поведением общества [3].  Тем не менее, существует лишь малая часть проектировщиков, выдвигающих данный фактор как один из основных средовых факторов, влияющих на социокультурное поведение человека в месте его постоянного проживания. Неразвитость инфраструктуры порождает значительные проблемы не только с обеспечением жителей и удовлетворением их потребностей, но и вызывает социальную апатию, отчуждение, криминальные проявления.

         Помимо интенсификации проблем городской среды существует тенденция замещения реального общения виртуальным, что порождает тревожность общества. Потребность в аффилиации возрастает у людей, находящихся в стрессовой среде; для большинства людей крупный город и его атмосфера выступают стрессовыми, следовательно, стремление к общению и обретению социальных связей становится актуальным для жителей крупных городов. Поскольку общество и среда являются элементами со взаимным влиянием, благоприятные социальные процессы могут значительно преобразовать среду [4]. Сегодня архитекторы в сотрудничестве с муниципалитетами заинтересованы в создании локальных пространств для местных жителей.

         Коммьюнити центр (англ. community – сообщество) выступает аналогом социально-ориентированного центра и центра для местного сообщества, то есть многофункциональным пространством для различных локальных возрастных групп. Центры для местного сообщества получили развитие на западе, в России это социокультурное явление возможно сравнить по типологии лишь с домами культуры советских времен. Ранее, в начале XX века, центры для местного сообщества располагались при церквях и школах, когда социальные активисты выявили необходимость использования свободных помещений для организации различных видов отдыха. Основной функцией в те времена выступало объединение людей по территориальному признаку, однако, зачастую оно основывалось на религиозных либо профессиональных факторах [5]. В настоящее время подобные центры также локальны, но базисный принцип их деятельности заключается в объединении различных возрастных групп по интересам, которые в современных реалиях никогда бы не пересеклись. В течении последнего десятилетия на Западе было спроектировано и построено достаточно большое количество уникальных зданий коммьюнити центров, что подтверждает потребность резидентов жилых единиц в удовлетворении социокультурных потребностей, возможности организации досуга и общении.  

         Одним из ярких примеров центров для местного сообщества выступает коммьюнити центр в жилом районе в Сан-Бернабе, Мексика. Он спроектирован интернациональной командой архитекторов Pich-Aguilera Arquitectos, базирующихся в нескольких странах, включая Мексику, и построен в 2014 году. Основной идеей послужило создание улицы, проходящей сквозь объемы разного функционала и связывающей их воедино (Рис. 1). Улица задумана как основа выражения личности и общества: соединяясь с другими пешеходными маршрутами, она передает гражданские ценности, присущие структуре района.

 

Рис. 1. Коммьюнити центр Сан-Бернабе (Сан-Бернабе, Мексика, 2014): экстерьер и интерьер

Источник: [https://www.archdaily.com/777108/community-center-san-bernabe-pich-aguilera-arquitectos]

 

                Квадратные уличные пространства, зонирующие территорию улицы, определяют зоны функциональных программ коммьюнити центра: спортивную, образовательную, досуговую (Рис. 2). Помимо прочего, архитекторам удалось создать климатическую инфраструктуру, основанную на местных природных ресурсах, что позволило обеспечить уровень комфорта внутри зданий и на протяжении всей улицы, минимизируя участки с прямым попаданием солнечных лучей.

 

Рис. 2. Коммьюнити центр Сан-Бернабе (Сан-Бернабе, Мексика, 2014): план 1 этажа, план 2 этажа, разрез секций D, E, F

Источник: [https://www.archdaily.com/777108/community-center-san-bernabe-pich-aguilera-arquitectos]

             Архитектура общественного центра призвана служить символом гражданского компромисса, а присутствие здания в городе должно способствовать распространению ценностей, управляющих им. Улица как типичный элемент городской застройки заводит местных жителей в пространство коммьюнити центра, а чувство свободной жизни внутри нее проецирует подобное ощущение на близлежащие территории.

         Подобным предыдущему примером с побочной транзитной функцией является центр для местного сообщества в Бийере, Франция, построенный французским бюро Bandapar architecture и открывшийся в 2015 году. Здесь задачи коммьюнити центра антонимичны: будучи ключевым элементом города, здание растворено в существующем ландшафте и удалено с глаз соседей; место встречи городского уровня также представляет собой транзит между парковой зоной и городским пространством (Рис. 3). Архитектурное решение центра обусловлено двумя особенностями, решающими данные задачи. Большая пешеходная дорожка отделяет объект от соседней застройки и позволяет достаточному количеству света попадать на цокольный этаж, а центральное лобби простирается на всю длину коммьюнити центра от города до парка и предоставляет доступ ко всему функционалу.

 

Рис. 3. Коммьюнити центр (Бийер, Франция, 2015): экстерьер

Источник: [https://www.archdaily.com/774237/community-centre-in-billere-bandapar-architecture]

            Разнообразие функциональной структуры, окружающее центральное лобби, делает центр не только притягательным для разных поколений, но и помогает им взаимодействовать друг с другом. Несмотря на обособленность помещений, все они находятся в непосредственном взаимодействии ввиду особенностей планировочной структуры.  Оболочка здания многогранна, что позволяет соответствовать планировочным условиям и максимизировать вид на улицу (Рис. 4). Результатом является визуально незаметное здания, которое имеет многочисленные связи с парком и городом.

 

         Рис. 4. Коммьюнити центр (Бийер, Франция, 2015): план цоколя, план 1 этажа, поперечный разрез

Источник: [https://www.archdaily.com/774237/community-centre-in-billere-bandapar-architecture]

 

            Схожее по типологическим признакам с коммьюнити центром здание, но с иным обозначением появилось в 2016 году в Дании при сотрудничестве датских архитекторов ADEPT и голландских MVRDV. Дом культуры был ответом на запрос муниципалитета о здании, которое объединит людей и улучшит качество жизни (Рис. 5). Архитекторы создали особую философию пространства, в которой, по их мнению, тело и разум активизируются, чтобы способствовать более здоровой жизни для всех, независимо от возраста, способностей или интересов, где также создаются связи между людьми, которые иначе не связались бы друг с другом.

           

Рис. 5. Дом культуры (Фредериксберг, Дания, 2016): экстерьер и интерьер

Источник: [https://www.archdaily.com/794532/ke-house-of-culture-in-movement-mvrdv-plus-adept]

 

            Шесть объемов, заключенных в оболочку из параллелепипеда, определяют основное предназначение помещений: большие пространства созданы для проведения публичных встреч и спектаклей, меньшие-для выставок, проходные залы подходят для танцев и паркура, а небольшие комнаты для йоги и медитации. Между этими помещениями расположены пространства «с намеком на использование», то есть использование пространства определяется посетителями (Рис. 6). Маршрут по зданию поощряет альтернативные способы передвижения: различные лабиринты, горки, столбы превращают передвижение внутри здания из бездумного в исследовательское. Однако, в доме культуры присутствуют и упрощенные исследовательские и стандартные пути коммуникации, удовлетворяющие желания посетителей открыть для себя здание независимо от возраста и способностей.

 

Рис. 6. Дом культуры (Фредериксберг, Дания, 2016): планы этажей, разрез

Источник: [https://www.archdaily.com/794532/ke-house-of-culture-in-movement-mvrdv-plus-adept]

 

            Дом культуры формирует городскую среду и движение, становясь продолжением городского ландшафта и «инкубатором» для дальнейшего развития окрестностей. Здание становится особым объектом в структуре современного обслуживания, удовлетворяя не только социокультурные потребности жителей, но и качественно преобразуя локальную инфраструктуру, благодаря своему современному и многопрофильному воплощению.

         Новый проект в районе Оргеваль города Реймс, Франция создан по запросу муниципалитета не только как центр для местного сообщества, но и как пространство для мероприятий, французским архитектурным бюро f+f architectes в 2016 году (Рис. 7). Здание расположено в центре районной жилой застройки 60-х годов прошлого века, но, несмотря на проблемы старой застройки, имеет большую площадь перед главным входом.

 

Рис. 7. Коммьюнити центр (Реймс, Франция, 2016): экстерьер, генплан

Источник: [https://www.archdaily.com/797926/orgeval-community-center-and-event-space-f-plus-f-architectes]

 

            Центр разделен на два основных компонента соответственно функционалу: первый компонент представляет собой многофункциональное пространство для проведения мероприятий, второй компонент предлагает жителям района пространство для занятий спортом, мастерскими и комнатами для различных видов деятельности, а также помещения для мероприятий молодежи и социальных служб (Рис. 8). Первый объем спроектирован с наилучшим обеспечением акустических характеристик за счет искажения элементов стен. Мастерские и спортивные пространства заглублены под землю так, что лента освещения проходит в этих помещениях по верху, позволяя наблюдать жизнь обитателей района, которым посвящено это здание. Пространства для детей и детских садов наоборот приподняты и изолированы от площади, однако, они организованы и раскрыты во внутренний двор для игр.

 

Рис. 8. Коммьюнити центр (Реймс, Франция, 2016): планы этажей, разрез

Источник: [https://www.archdaily.com/797926/orgeval-community-center-and-event-space-f-plus-f-architectes]

 

            Организация функционального наполнения в данном центре органична, несмотря на дифференцированность. Здание отличается от окружающей застройки, что позволяет ему задавать тенденцию на обновление района.

         Коммьюнити центр Сопун-Гиль, построенный корейским бюро UnSangDong Architects в 2018 году в Сеуле, Корея, является частью городской программы реновации, организованной не правительством или местной администрацией, а местными жителями, желающими улучшить среду своими силами (Рис. 9). Основной идеей было создание пространства без границ, предлагающее платформу для интерактивной связи с различными пользователями. Именно по этой причине решение нашло свое отражение в пандусе, тянущемся от первого этажа до крыши третьего этажа. Многоцелевой рамповый путь обеспечивает не только коммуникации традиционного ядра, разделяя пространство между этажами, но и формирует пространство для отдыха и места для выступлений, тем самым превращая пандус в общественное пространство.

 

Рис. 9 Коммьюнити центр (Сеул, Корея, 2018): экстерьер, интерьер

Источник: [https://www.archdaily.com/910628/sopoong-gil-community-unsangdong-architects]

 

            Компактное в плане здание содержит необходимые местному сообществу функциональные элементы: галереи, книжные кафе, пространство для выступлений и работы. Зонирование пространства осуществляется за счет книжных полок, очерчивая центровое вертикальное ядро функционального наполнения, окольцованное рампой (Рис. 10).  Значимость объекта раскрывается не в его архитектурном облике, а во внутреннем содержании, лаконично удовлетворяющем потребности всех групп населения.

Рис. 10. Коммьюнити центр (Сеул, Корея, 2018): схема пандуса, план 1 этажа, план 2 этажа

Источник: [https://www.archdaily.com/910628/sopoong-gil-community-unsangdong-architects]

 

            Типология центров для местного сообщества основывается на функциональном наполнении данного типа объектах, общими принципами формирования которых можно выделить:

  • Локальность
  • Многофункциональность
  • Композиционное «притяжение» пространства
  • Разновозрастность

         Функциональная структура представлена такими типами помещений как: спортивные, культурно-просветительские, образовательные, мастерские, зоны отдыха. Однако, основу планировочной структуры современных коммьюнити центров составляют свободные помещения либо пространства, которым пользователи сами находят наиболее подходящее применение, изменяя его по необходимости. Подобная свобода в использовании помещений и многообразии функционального содержания порождает не только интерес, но и инициативу местных жителей: вместе они организуют мероприятия, ярмарки, киновечера и пр.

            Объемно-планировочное решение зависит от функционального наполнения объекта, однако, общими принципами объемно-планировочного формирования центров для местного сообщества можно назвать: малоэтажность, простое формообразование, завязанное с местностью, обилие оконных проемов для лучшей инсоляции и обеспечения визуального контакта со средой, пространства холлов или лобби. Внутренняя структура сосредотачивается вокруг ядра-общественного пространства, будь то часть улицы, холл или внутренний двор.

         На основании сравнительного анализа представленных объектов выявлен средовой фактор: центры организуют особую инфраструктуру в сфере общественного обслуживания, выступая зоной притяжения разновозрастных групп населения.  Важно отметить, что на сегодняшний день коммьюнити центры располагаются преимущественно в жилой застройке, отдавая приоритет возможности шаговой доступности. Также они поощряют развитие пешеходных путей путем интеграции в существующую ткань города и задают тенденцию на обновление районов и преобразование локальной инфраструктуры. Градостроительным детерминантом определяется обязательное благоустройство прилежащей территории и ее разработка с учетом социальных потребностей жителей.

         Коммьюнити центры построены по инициативе местных сообществ, что определяет их социальную значимость. Ввиду потребности сообществ в локальных пространствах для объединения по интересам и решения общественных вопросов, муниципалитеты выступают посредником между сообществом и проектирующей организацией, максимизируя социальную интеграцию в процесс разработки проекта и гуманизируя межличностные отношения. Таким образом, растет процент социальной вовлеченности, стимулируются соседские взаимоотношения, модернизируется городская среда. Центры для местного сообщества развивают межличностные связи в пределах сообщества, укрепляя укоренение в месте постоянного проживания и способствуя аффилиации.

           

           

Библиографический список

 

  1. Ольденбург Р. Третье место: кафе, кофейни, книжные магазины, бары, салоны красоты и другие места «тусовок» как фундамент сообщества / пер. с англ. А. Широкановой. – М.: Новое лит. обозрение, 2014. – 456 с.
  2. Штейнбах Х. Э. Психология жизненного пространства / Х. Э. Штейнбах, В. И. Еленский. – СПб: Речь, 2004 – 239 с.
  3. Barker R. One boy’s day. – New York: Harper, 1951 – 435 p.
  4. Степанов, А. В. Архитектура и психология: учеб. пособие для вузов /А. В.Степанов, Г. И. Иванова, Н. Н. Нечаев. – М.: Стройиздат, 1993 – С. 295.
  5. Мадатов Т. Центры для местного сообщества. URL: https://socfaqtor.wordpress.com/2009/05/27/центры-для-местного-сообщества/ (дата обращения: 16. 12. 2018)