К проблеме признания доказательств недопустимыми

«Доказательства - любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном процессуальным законодательством, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Доказательствами являются не сами по себе обстоятельства (фактические данные), а сведения о них, содержащиеся в предусмотренных законом источниках»[1].

Как уже отмечалось в ранних трудах, активизировалась деятельность адвокатов ходатайствующих о признании доказательств недопустимыми. На уголовных процессах участились случаи заявления таких ходатайств.

На практике все остро встает вопрос о качестве доказательств, об их пригодности для установления обстоятельств общественно опасного деяния. Как следствие от надлежащей оценки доказательств, зависит законность и обоснованность принимаемых процессуальных решений. Нельзя сделать вывод и внести его в обвинительное заключение (постановление, акт) и тем более в обвинительный вердикт, если доказательства не отвечают таким свойствам как достоверность, относимость и допустимость. Доказательствами неф могут быть сведения, полученные с нарушением способов и установленного порядка их получения, обнаружения и фиксации. А также сведения зафиксированные в непредусмотренных законом источниках.

Последствия решения о признании доказательств недопустимыми, согласно Уголовно-процессуального кодекса Российский Федерации (далее - УПК РФ), эти доказательства подлежат исключению из перечня доказательств, подлежащих изучению и оценке[2]. И если в уголовном деле нет других «совершенных» т.е. допустимых, полученных с соблюдением закона доказательств, последствием будет оправдательный приговор, даже по очевидным преступлениям. Причиной признания доказательств недопустимыми могут быть, доказательства собранные по ошибке, по невнимательности, в спешке, с незначительными процессуальными нарушениями. То есть даже формальное, упущение в формировании доказательства, означает отсутствие свойства допустимости. В связи с этим автором высказано мнение, «… нужно подчеркнуть, что последствия нарушения закона регламентирующего ОРД допущенные при её производстве, архи сложно компенсировать или нейтрализовать»[3].

По этой причине ряд авторов предлагают разделить понятие трактовки недопустимости на относительную и абсолютную. Придерживаются дифференцированного подхода к последствиям недопустимости, И.В. Абросимов, Е.П. Гришина, С.А. Саушкин которые указывали, что «абсолютная недопустимость доказательств означает, что допущенные нарушения закона являются существенными, невосполнимыми, свидетельствующими о невозможности сохранения, реабилитации или восстановления доказательств. Изъятие из дела абсолютно недопустимых доказательств является категоричным требованием, не допускающим двойственной трактовки. Относительная недопустимость означает возможность сохранения доказательств, указывает на незначительный, восполнимый характер и устранимую природу нарушений уголовно-процессуальной формы»[4]. По нашему мнению на практике такой подход усложнит задачи уголовного судопроизводства и приведет к путанице.

Множество авторов придерживаются другой позиции, позиции жесткого исключения сомнительных доказательств, теория «беспощадного исключения доказательств».

Сторонники «беспощадного исключения доказательств» выступают за безоговорочное исключение доказательств, которые были получены с нарушением уголовно-процессуальных норм, не смотря на степень и характер этих нарушении, даже если они не затрагивают конституционных прав и свобод участников уголовного процесса.

В.В. Золотых один из идеалистов теории «беспощадного исключения доказательств» утверждал, что устранение недопустимых доказательств «может воспрепятствовать противоправному поведению сотрудников правоохранительных органов и помешать судам стать пособниками преднамеренного нарушения Конституции»[5]. С таким утверждением мы не согласимся, так как она отбирает возможность разграничивать допущенные нарушения, следовательно, возможность компенсации доказательств, признанных недопустимыми.

Позиции «двойного исключения» придерживаются сторонники теории «плодов отравленного дерева». Так С.А. Шейфер называет ее «постулатом доказательственного права: отравленное дерево дает ядовитые плоды. Это высказывание по его мнению, означает: если доказательство получено незаконным способом и вследствие этого вызывает сомнение в своей достоверности, сомнительными, а значит, недопустимыми, станут и другие доказательства, полученные в результате исследования первого»[6].

Для примера приведем такую ситуацию: в ходе обыска по делу об ограблении обнаружили записную книжку, где подробно указывалось место, где спрятаны денежные средства и оружие грабежа. Позже суд признал обыск незаконным, притом, что в указанном месте были обнаружены оружие преступления и ограбленные ценности. В соответствии с указанной теорией выемка и ее результаты не могут быть использованы в процессе, так как «зародились» в результате незаконного обыска.

С такой позицией мы тоже не можем согласиться, так как это нарушит права потерпевших от преступлений гарантированные Конституцией РФ. Приведем авторитетное мнение. Так бывший Председатель Верховного Суда РФ А.Е. Меркушов отметил: «исключительно по формальным основаниям доказательство признавалось судом недопустимым и не выяснялось, в чем же конкретно выразилось нарушение. В результате ущемлялись конституционные права граждан, потерпевших от преступлений»[7].

Подходя к решению данной проблемы, мы предлагаем внести в уголовно-процессуальный закон понятие восстановимое доказательство. Такое понятие позволило бы в сложных ситуациях дифференцировать доказательства на допустимые и не недопустимые, и таким образом исключать только те, которые получены с нарушением уголовно-процессуального закона. Что положительно сказалось бы на правоприменительной практике.

Список использованной литературы

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ (в ред. от 02.08.2019) // Собрание законодательства РФ; 24.12.2001; №52 (ч. I); Ст. 4321.
  2. Абросимов И.В., Гришина Е.П., Саушкин С.А. Дискуссионные проблемы допустимости доказательств в науке уголовно-процессуального права (теории «беспощадного исключения доказательств», «плодов отравленного дерева» и «асимметрии правил допустимости») // Мировой судья. – М. Юрист. – 2008. – №1. – 28 с.
  3. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. // Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. – 288 с.
  4. Карлов В.Я. Криминалистика: тезаурус-словарь и схемы: Учебное пособие. М.: Альфа-Пресс, 2011. – 272 с.
  5. Меркушов А.Е. Некоторые вопросы практики применения судами уголовно-процессуальных норм при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ; 2004; № 8.
  6. Шейфер С.А. Законность способа получения предметов и документов как фактор их допустимости // Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Материалы всероссийской науч. - практич. конф. – Ростов-на-Дону; 2000; – 96 c.
  7. Хузин М.М. К проблеме оценки доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности // Молодой ученый. – 2019; – №35; – 87 с.

References

  1. Ugolovno-processual'nyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 02.08.2019) // Sobranie zakonodatel'stva RF 24.12.2001; № 52 (ch.I); St. 4921.
  2. Abrosimov I.V., Grishina E.P., Saushkin S.A. Diskussionnye problemy dopustimosti dokazatel'stv v nauke ugolovno-processual'nogo prava (teorii «besposhhadnogo iskljuchenija dokazatel'stv», «plodov otravlennogo dereva» i «asimmetrii pravil dopustimosti») // Mirovoj sud'ja. – M. Jurist. – 2008. – №1. – 28 s.
  3. Zolotyh V.V. Proverka dopustimosti dokazatel'stv v ugolovnom processe. // Rostov-na-Donu: Feniks, 1999. – 288 s.
  4. Karlov V.Ja. Kriminalistika: tezaurus-slovar' i shemy: Uchebnoe posobie. M.: – Al'fa-Press, 2011. – 272
  5. Merkushov A.E. Nekotorye voprosy praktiki primenenija sudami Ugolovno-processual’nyh norm pri osushhestvlenii pravosudia // Bjulleten' Verhovnogo Suda RF; 2004; № 8
  6. Shejfer S.A. Zakonnost' sposoba poluchenija predmetov i dokumentov kak faktor ih dopustimosti // Dopustimost' dokazatel'stv v rossijskom ugolovnom processe: Materialy vserossijskoj nauch. - praktich. konf. – Rostov-na-Donu; 2000; – 96 s.
  7. Huzin M.M. K probleme ocenki dokazatel’stv, poluchennyh v rezul’tate operativno-rozysknoj dejatel’nosti // Molodoj uchenyj. – 2019; – №35; – 87 s.

 

[1] Карлов В.Я. Криминалистика: тезаурус-словарь и схемы: Учебное пособие. М.: Альфа-Пресс, 2011 – С. 181

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001; № 174-ФЗ (ред. от 02.08.2019) // Собрание законодательства РФ; 24.12.2001, № 52 (ч.I); ст. 4921.

[3] Хузин М.М. К проблеме оценки доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности // Молодой ученый. – 2019 – №35. – С. 85-87

[4] Абросимов И.В., Гришина Е.П., Саушкин С.А. Дискуссионные проблемы допустимости доказательств в науке уголовно-процессуального права (теории «беспощадного исключения доказательств», «плодов отравленного дерева» и «асимметрии правил допустимости») // Мировой судья. – М. Юрист. – 2008. – №1. – С. 7-11

[5] Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. // Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. – С. 68.

[6] Шейфер С.А. Законность способа получения предметов и документов как фактор их допустимости // Допустимость доказательств в российском уголовном процессе: Материалы всероссийской науч. - практич. конф. – Ростов-на-Дону; 2000; – С. 40.

[7] Меркушов А.Е. Некоторые вопросы практики применения судами уголовно-процессуальных норм при осуществлении правосудия // Бюллетень Верховного Суда РФ; 2004; №8. – С. 27.