Одним из важных геополитических факторов устойчивого развития Севера, Сибири, Дальнего Востока и Арктики является этническая безопасность ее коренного населения. Это касается как сохранения стратегически важных для физического выживания малочисленных народов основ традиционных видов хозяйствования (оленеводство, охота, рыболовство, морской промысел, собирательство), так и трансляции молодому поколению достояния духовной культуры – родных языков, народных знаний, литературы, образования и этнокультурных достижений в целом.

Об истории изучения народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России, в данном случае – малочисленных тунгусо-маньчжурских, палеоазиатских, самодийских и угорских народов, представляющих собой уникальные этносы, создавшие самобытную культуру освоения суровых в климатическом отношении регионов Евразии : Европейский Север (саами, ненцы), Западная, Восточная и Южная Сибирь (ханты, манси, ненцы, энцы, селькупы, нганасаны, долганы, кеты, тувинцы, шорцы),  Север и Арктика (чукчи, эскимосы, алеуты, эвены, ительмены, эвенки). Своеобразную субкультуру на юге Дальнего Востока России представляют нанайцы, ульчи, ороки, орочи, негидальцы, удэгейцы. Особняком стоит древняя история и культура чжурчженей, маньчжуров и солонов, вызывающая интерес историков, этнографов, лингвистов.

В настоящее время, к сожалению, нет специальных монографических исследований и обзорных работ, освещающих так или иначе вопросы состояния и научного анализа современного состояния, истории изучения языков, фольклора и литературы народов Севера. До сих пор специалистам была известны, ставшие теперь библиографической редкостью, брошюры В.А.Горцевской «Очерк истории изучения тунгусо-маньчжурских языков»; И.С.Вдовин., Н.М.Терещенко. «Очерк истории изучения палеоазиатских и самодийских языков», изданные “Учпедгизом” в конце 1950-х годов в Ленинграде.

Не подвергались комплексному описанию, анализу и научные работы, учебно-методическая, художественная и переводная литература советского, постсоветского периода и начала XXI века.

В условиях угрозы исчезновения тунгусо-маньчжурских языков, занесенных в “Красную книгу языков народов России”  (М., Academia, 1994), представляется особенно актуальным знакомство учащихся школ, ССУЗов и ВУЗов, а также всех интересующихся вопросами истории, культуры, языка коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, с историей изучения  языков народов Севера России.

Нами предпринята попытка восполнить этот пробел и написан и опубликован “История изучения тунгусо-маньчжурских языков в России” ( в издательстве “Алмаз-Граф” в СПб-ге). Хронологические рамки материалов исследуемой темы охватывают довольно обширный период времени с конца XVII в. по начало XXI века. Такой широкий обзор источников и опубликованных работ позволит, на наш взгляд, объективно оценить вклад исследователей-ученых «всех времен и народов» в историю изучения тунгусо-маньчжурских языков, а также проследить процесс зарождения, формирования и развития современных языков и литератур  народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Даже только краткая социолингвистическая

выборка сведений о тунгусо-маньчжурских народах России и их письменности, владению своими родными языками по итогам Переписи населения России 2010 года показывает, насколько человеский фактор Севера и Арктики приблизился к грани этнической катастрофы в этой области жизнедеятельности, утрачивая тот потенциал, который был достигнут в советский период развития нашего государства, особенно в начале и середине XX века.

В стенограмме Парламентских слушаний «О мерах по реализации целей второго Международного десятилетия коренных народов мира в сферах народного образования и сохранения родных языков в районах проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» от 2 октября 2008 г., участником которых нам пришлось быть, имеются записи глубоко символического характера, отражающиеся истинное положение народов Севера в этой области: 1) из выступления Михаила Ефимовича Николаева, зам. Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ — «…Кто-то обвиняет ту систему, от которой мы пытаемся уйти, но именно эта система родила нам и Рытхэу, и Семена Курилова и Владимира Санги. Я не знаю, будет эта система таких ребят рождать. Это пока неизвестно. Извиняться мы не собираемся, поскольку это наша история, мы пережили это» (с.99); 2) из выступления Екатерины Алексеевны Королевой, нач. отдела коренных народов Севера администрации Сахалинской области – «29 июня 2009 г. будем отмечать праздник 30-летия введения в действие нивхского алфавита В.М.Санги, замечательное событие, но на сегодня из представителей носителей сахалинского диалекта осталось 9 человек» (с.61); 3) из выступления Валентины Григорьевны Шабельниковой, консультанта отдела по делам малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (Министерство природных ресурсов Хабаровского края) – «Сегодня обучать орочскому языку не можем — у нас умер последний учитель, владеющий родным языком. Все! И в течение 10 лет, если мы эту проблему не решим, в Хабаровском крае, кроме нанайцев, изучать родной язык никто больше не будет» (с.87).

По полевым данным исследователя юкагирского языка Маргариты Петровны Лукиной в 2011 г. из 300 юкагиров Нижнеколымского улуса Республики Саха(Якутия) знают родной язык около 40 человек, а из 200
(Якутия) знают родной язык около 40 человек, а из 200 юкагиров Верхнеколымского улуса владеют родным языком меньше 10 человек [1].

В этом весь драматизм, даже трагизм ситуации, сложившей в сфере образования народов Севера: с одной стороны колоссальные успехи в период социалистического строительства общества в СССР, а с другой – прогрессирующие ассимиляционные процессы во всех регионах России, массовый «исход» северян от истоков родной культуры и языка.

На сегодняшний день в сфере высшего образования реальная ситуация такова: ИПМНС СО РАН объединен с Институтом гуманитарных исследований РС (Якутия), который в свое время в период «парада суверенитетов» вышел из состава РАН, а теперь стал именоваться ИГИи ПМНС СО РАН; кафедра северной филологии передана в состав вновь созданного Института языков и культур народов Северо-Востока РФ при Северо-Восточном федеральном университете им.М.К.Аммосова; в Югорском университете идет процесс свертывания преподавания хантыйского и мансийского языков. В Хабаровске закрыт факультет народов Севера. В Улан-Удэ имеется лишь кафедра по отдельным языкам региона.

Все граждане России являются свидетелями того, что в новых паспортах нет графы «национальность», в школах введена система ЕГЭ, в вузах – многоуровневая система образования (прекращен прием на специалитет, ведется подготовка бакалавров и магистров при сохранении аспирантуры и докторанты).

Учитывая вышеизложенные факты, можно сделать вывод о том, что сегодня на передний план выходит задача сбора, научной обработки, классификации и консервации всех доступных устных и письменных материалов по исчезающим языкам народов Севера. Это необходимо не только для науки и истории, но нужно и для потомков северян. Вместе с тем, у тех народов, которые устойчиво сохраняют родной язык и традиционную культуру – например, ненцев, долган, чукчей – задача бережного отношения к реалиям своей духовной культуры приобретает особую актуальность. Совершенно очевидно, что здесь северянам никак не обойтись без помощи государства и других народов России. Тем более ценным предстает опыт работы советского государства в отношении малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, особенно в первые годы после установления Советской власти в России. Дальнейшие испытания, которым подверглись северяне, как и все народы России, оставили, к сожалению,  неизгладимый печальный опыт, приведший к утрате национальной идентичности, забвению родного языка и культуры.

Вместе с тем, начиная с 1990-х годов, в североведческих филологических исследованиях начало свое развитие такое специализированиие направление языкознания как этнолингвистика, теоретические основы которой в наше время обосновал академик РАН Н.И.Толстой на материале славянских и балканских языков.  “Этнолингвистика — есть раздел языкознания или — шире — направление в языкознании, ориентирующее исследователя на рассмотрение соотношения и связи языка и духовной культуры, языка и народного менталитета, языка и народного творчества, их взаимозависимости и разных видов их корреспонденции” [2]. При этом он подчеркивает, что этнолигвистика изучает язык в аспекте его соотношения с этносом ( язык : этнос ), подобно тому как психолингвистика рассматривает язык в общем аспекте язык : человеческая психика, прикладная лингвистика — язык : практическая деятельность человека, социолингвистика — язык : человеческое общество (социум).

Этнолингвистика в целом как дисциплина, которая изучает язык сквозь призму человеческого сознания, менталитета, бытового и обрядового поведения, мифологических представлений и мифопоэтического творчества, может принести неоценимую пользу в практике преподавания языков и литературы при изучении таких важных тем как “Язык и духовная культура”, “Искусство народов Севера (песни, танцы, декоративно-прикладное искусство”, “Обрядовая лексика жизненного цикла: рождение ребенка, свадьба, похороны”, “Промысловые обряды и обычаи: охота, рыболовство, морской промысел”, “Культ медведя: табу и эвфемизмы”; “Народные знания: метрология, космология, ориентация в пространстве, медицина, питание” и т.д. Использование этнолингвистических методов и включение соотвествующих разделов в учебные пособия, словари различных типов способствуют сохранению и развитию основ традиционной национальной культуры.

В этой общественно-политической и социолингвистической ситуации роль ИНСа РГПУ им.А.И.Герцена и других научно-образовательных центров регионов России значительно возрастает и их деятельность на новом витке истории становится судьбоносной и как никогда актуальной для народов Севера России.

Новые задачи и перспективы сохранения и развития языков, фольклора, литературы и истории народов Севера ставит  «Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 4 февраля 2009 г. № 132-р. и подписанная В.В.Путиным.

В этом плане изучение языков и культур народов Севера и Арктики представляются весьма актуальными.

 

  1. Лукина М.П. Наречие в юкагирском языке. АКД.-СПб., 2011.- 23 с.
  2. Толстой Н.И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике.-М.:Индрик,1995.- 509 с.