УДК 070:778.5

Как известно, средства массовой информации имеют огромное значение в современном обществе. Большую часть информации про события, которые происходят вне нашего окружения, мы получаем через средства массовой информации. Однако получаемая информация может в значительной степени отличаться от действительности, так как адресант может использовать информацию в качестве инструмента воздействия.

В становлении современного общества особую актуальность приобретает изучение дискретных единиц медиапотока. Основной же единицей медиапотока признается медиатекст. Появление термина медиатекст в отечественной науке связано с исследованием Т.Г. Добросклонской «Теория и методы медиалингвистики (на материале английского языка)».[1]

Т.Г. Добросклонская считает, что медиатекст является объёмным многоуровневым явлением, которое дополняется устойчивой системой параметров.[2] Зарубежный исследователь Алан Белл в своей книге «Approaches to Media Discourse» пишет: «определение медиатекста выходит за рамки традиционного взгляда на текст как на последовательность слов, напечатанных или написанных на бумаге. Понятие медиатекста гораздо шире: оно включает голосовые качества, музыку и звуковые эффекты, визуальные образы – иначе говоря, медиатексты фактически отражают технологии, используемые для их производства и распространения».[3]

В рамках нашего исследования мы рассматриваем один из основных типов медиатекста — новостной текст. Характерной особенностью новостных текстов является устойчивая структура, позволяющая максимально коротко и ясно передать определенную информацию. Новостные тексты (печатные, так и распространяемые через Интернет) строятся по принципу перевернутой пирамиды, когда вся важная информация подается в самом начале, а последующие абзацы служат для более полной расшифровки информации. Несмотря на стремление новостного текста к передаче объективной информации, авторская интенция может проглядываться в интерпретирующих планах текста и в языково-стилистическом оформлении. Воздействие, в свою очередь, является одним из основных функций публицистического стиля, кроме того воздействие находится в функциональном единстве с функцией сообщения (информирования).

Видеоряд в новостных текстах является одним из множества каналов реализуемых в Интернете. Практически к каждой статье в новостных Интернет-сайтах прилагается короткая видеозапись. В рассматриваемых нами сайтах видеоряд сопровождается всплывающими короткими текстами, голосом диктора, субтитрами. Как и телевидение, видеоряд опирается на триаду «речь-звук-изображение». Визуализация новостного сюжета позволяет более наглядно показать объект повествования.[4] Звуковые средства выразительности также помогают «оживить» новостной текст в Интернете: «Звуковые кадры, так же как и немые кадры, монтируются на равных основаниях, могут монтажно совпадать, могут монтажно не совпадать и переплетаться друг с другом в разных необходимых сочетаниях».[5]

Воздействие осуществляется тремя способами: вербальным, визуальным и акустическим. В совокупности, эти способы могут усилить языковое воздействие, но в некоторых случаях могут нести самостоятельную воздействующую нагрузку.[6] Более того, видеоряд обращается к одному из самых главных объектов для манипуляции – чувству.

С развитием интернета новые информационные технологии создают другой менталитет человека: свободомыслящего, творческого, свободного от стереотипов. Однако создаются более ухищренные методы манипулирования. Мнимая достоверность Интернет-коммуникации загружает человека нужной и ненужной информацией, в результате человек теряет возможность адекватно анализировать большой поток информации.

В этой связи, интересно проанализировать видеоряд в новостном тексте с точки зрения способов воздействия на сознание реципиентов. В качестве материала исследования выступают видеофайлы с новостных сайтов New York Times и Los Angeles Times. Для проведения анализа нами была использована классификация российского ученого, политолога, социолога и публициста С.Г. Кара-Мурзы, согласно которому манипулятивные приемы делятся на следующие типы:

  • Фабрикация фактов
  • Отбор для материала событий реальности
  • Серая и черная информация
  • Большие психозы
  • Утверждение и повторение
  • Дробление и срочность
  • Упрощение, стереотипизация
  • Сенсационность
  • Изменение смысла слова и понятий[7]

В данной статье проводится анализ двух видеорядов с новостных Интернет-сайтов New York Times и Los Angeles Times.

В новостной статье «U.S.-Led Force Reduces Attacks on ISIS in Syria After Airstrike» от 9 апреля 2017 года (New York Times)[8] сообщается, что после удара крылатыми ракетами по сирийской авиабазе «Эш-Шайрат» провинции Хомс, целевая группа под руководством США резко сократила количество авиаударов по боевикам в Сирии.

Прикрепленный видеоряд начинается с кадров разрушенной после ракетных ударов авиабазы «Эш-Шайрат» (0:00 – 0:15). Видеоряд сопровождается текстом «В четверг, Соединенные Штаты произвели удар крылатыми ракетами по авиабазе в Сирии. Удар был нацелен на инфраструктуру базы и самолеты» (The United States launched a missile attack on an air base in Syria on Thursday. The attack hit the base’s infrastructure and aircraft.) Авторами подмечается, что атака была нацелена не на уничтожение живой силы, а на уничтожение военной техники.

Следующий фрагмент 0:15 – 0:26 состоит из кадров последствий химической атаки в районе города Хан-Шейхун, которое произошло 4 апреля 2017 года. Люди суетливо грузят раненых людей в грузовик, слышится плач женщин и детей. Авторы видеоряда таким образом создают контраст между этим и предыдущим фрагментом. Текст на экране также усиливает контраст «Президент Трамп сообщил, что это было ответным действием на химическую атаку несколькими днями ранее, в результате которой погибли более 80 мирных жителей.» (President Trump said it was in retaliation for a chemical weapons attack days earlier that killed more than 80 civilians.) Президент Трамп в данном случае предстает для мира, как решительный руководитель и борец за справедливость. Доказательством служит то, что многие страны НАТО и Евросоюза одобрили это решение. Более того, Трамп сделал это максимально гуманным образом, не уподобляясь режиму Асада (the Assad government). Также не исключается, что информация об ударе по военной базе кажется незначительной на фоне трагедии, которая произошла несколькими днями ранее. Таким образом авторы «смягчают» новость о ракетном ударе США по военной базе.

В фрагменте 0:27 – 0:35 мы видим запуск ракет с американского эсминца Porter по авиабазе Эш-Айрат — «Пентагон обнародовал видеозапись, где, по их словам, происходит запуск ракет “Томагавк” по сирийской авиабазе.» (The Pentagon released video of what it said were Tomahawk missiles being launched toward the air base.) Данный фрагмент также создает контраст между действиями сторон США и Сирии, т.к. акцент на обнародованные Пентагоном кадры создает эффект «прозрачности» и достоверности информации.

Далее в промежутке 0:49 – 0:58 мы видим карту Сирии с отмеченными городами, а также спутниковый снимок авиабазы – «Авиабаза Эш-Шайрат находится в 145 километрах от Хан-Шейхуна, место где была проведена химическая атака.» (Al Shayrat air base is about 90 miles from Khan Sheikhoun, site of the chemical attack.) В данном промежутке повторно упоминается химическая атака в городе Хан-Шейхун.

В следующем фрагменте мы видим выступление Дональда Трампа (0:55 – 1:10) — «Предотвращение распространения смертельного химического оружия отвечает жизненно важным интересам национальной безопасности США.» (It is in the vital national security interest of the United States to prevent and deter the spread and use of deadly chemical weapons.) Д. Трамп в этой речи также ссылается на химическую атаку в провинции Идлиб – «deadly chemical weapons». Слово «deadly» (смертельный) носит отрицательную оценочную коннотацию, тем самым усиливает речь Трампа.

В промежутке 1:11 – 1:18 приводится карта Сирии с отслеженным маршрутом ракет с химической боеголовкой – «Власти Пентагона сообщили, что они использовали радар для отслеживания сирийских самолетов, причастных к химической атаке.» (The Pentagon said it used radar to track the Syrian aircraft involved in the chemical attack.) В данном фрагменте манипулятивный эффект достигается путем фабрикации фактов (преподносятся факты, которые не могут быть верифицированы), т.е. эти данные невозможно проверить обычному зрителю.

В следующем фрагменте мы видим выступление официального представителя Министерства обороны РФ Игоря Коношенкова с английскими субтитрами. Здесь мы обнаруживаем, что субтитры и речь Коношенкова совершенно не совпадают по смыслу. Субтитры на английском языке выглядят следующим образом – «Мы считаем действия американской стороны грубым нарушением меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, подписанном в 2015 году. В рамках этого меморандума, Министерство обороны Российской Федерации прекращает сотрудничество с Пентагоном.» (We consider actions by the American side to be a gross violation of the memorandum on incident prevention and ensuring safety in Syrian air space signed in 2015. The Defense Ministry of the Russian Federation is halting all cooperation with the Pentagon within the framework of this memorandum.). Однако речь в видеоряде звучит следующим образом – «Обращаю ваше внимание, что сразу после нанесения массированного ракетного удара по сирийской авиабазе началось широкомасштабное наступление бандформирований ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра на позиции сирийских войск. Надеемся, что эти действия боевиков не носят согласованный с американской стороной характер.»

Как можно заметить, текст субтитров и настоящая речь Игоря Коношенкова совершенно не совпадают по содержанию, это может говорить о том, что авторы статей в издательстве могут изменять и по своему интерпретировать смысл речи иностранцев. Нельзя сказать, что информация в субтитрах является ложной, т.к. Игорь Коношенков действительно сообщил, что Министерство обороны РФ приостанавливает сотрудничество с американскими военными в рамках меморандума о предотвращении инцидентов в небе над Сирией. Однако в данном конкретном случае эта информация может ввести в заблуждение людей, которые не знают русский язык.

Стоит отметить, что английская версия субтитров носит отрицательный характер, идет прямое обвинение американской стороны с использованием таких выражений как «a gross violation» (грубое нарушение) и «halting all cooperation» (прекращает сотрудничество), которые создают отрицательный образ России. Однако в своей речи Игорь Коношенков, напротив, не делает попыток обвинить американскую сторону. Если обратиться к классификации С.Г. Кара-Мурзы, в данном случае происходит изменение смысла слов и понятий, данный прием подразумевает вольную интерпретацию слов любого человека с искажениями первоначального смысла текста.

В новостной статье «U.S. accuses Syria of mass executions and burning the bodies in a crematorium»(LA Times)[9] от 15 мая 2017 года сообщается, что Администрация Трампа обвиняет Сирийское правительство в казни политических заключенных и сжигании их тел в военной тюрьме около Дамаска.

Видеоряд, прикрепленный к данной статье, в промежутке 0:00-0:05 показывает нам стилизованную карту мира с арабскими словами, а внизу мы видим текст «Международная Амнистия обвинила Сирию в массовой казни заключенных через повешение» (Amnesty International has accused Syria of killing prisoners in mass hangings during its civil war). Слова с отрицательной коннотацией «killing» и «mass hanging» являются обвинительными в отношении Сирийского правительства. Авторы ссылаются на авторитетную организацию — Международную Амнистию, также можно заметить такие английские слова, как «United Nations», «Armed conflict», «Discrimination». Весь видеоряд, кроме одного момента, сопровождается грустной классической музыкой.

В следующем промежутке 0:06-0:20 мы видим два текста «В новом отчете, по оценкам правозащитной группы, с марта 2011 по декабрь 2015 года было убито от 5000 до 13000 заключенных.» (In a new report, the human rights group estimated 5000 to 13000 prisoners were killed from March 2011 to December 2015) и «по данным этой организации, Сирийское правительство будет “спокойно убивать” до 50 заключенных один или два раза в неделю путем массовых повешений» (The Syrian government, according to the organization, would «quietly slaughter» up to 50 prisoners at a time in mass hangings, once or twice a week.). Как и в первом тексте, авторы ссылаются на разные источники «in a new report», «according to the organization». Подобные отсылки снимают ответственность авторов статьи и всего издательства в целом, кроме того авторы могут цитировать определенные, чаще с оценочной коннотацией, слова для придания экспрессивности тексту. Например, словосочетание «quietly slaughter», которое переводится как «тихо зарезать» имеет ярко выраженную отрицательную коннотацию. Текст сопровождается иллюстрированием моделированной тюрьмы, где видны темные силуэты тех самых заключенных. Видеоряд выполнен в серых тонах, что вместе с звуковым сопровождением дает сильный эмоциональный эффект.

На промежутке 0:22 – 0:27 приводится следующий текст «Согласно данным 48-страничного доклада, тела были сброшены в засекреченную общую могилу около Дамаска» (Bodies were dumped in mass graves in secret locations outside Damascus, according to the 48-page report.) Авторы снова ссылаются на источник «according to the 48-page report», более того указано количество страниц доклада. Таким образом авторы косвенным образом дают понять о том, что это ещё не вся информация и возможно есть еще больше шокирующих деталей происшествия.

Следующий отрывок 0:28 – 0:45 содержит текст «Ежегодное расследование Амнистии включает показания 84 человек, в том числе 31 бывших заключенных и 14 человек тюремного персонала, врачей, юристов и судей.» (Amnesty’s year-long investigation included the testimonies of 84 people, including 31 former detainees and 14 prison officials, doctors, lawyers and judges). В данном тексте, также ссылаясь на внешний источник, приводятся цифры количества опрошенных людей. Конкретные цифры создают эффект достоверности информации. Наверно именно поэтому цифры часто фигурируют в новостных статьях. Видеоряд в данном отрезке показывает работающих людей, которые предположительно занимаются этой ситуацией.

В этом же отрывке есть также текст «Свидетельские показания получены от тех, кто работал в тюрьме Сейдная или от знающих о казнях не понаслышке.» (Testimonies came from those who worked in the Saydnaya prison, or who had firsthand knowledge of the executions.) В данном фрагменте авторы берут во внимание свидетельские показания, достоверность которых проверить трудно.

На промежутке 0:53-1:03 приводится цитата непосредственно автора доклада «Человеческая скотобойня» (Human slaughterhouse) Николетт Валдман – «Нет причин думать, что казни прекратились. Есть ещё тысячи других убитых.» (There is no reason to think the executions have stopped. There are thousands more who have been killed.) Подобное предостережение Николетт Валдман указывает на продолжающиеся до сих пор казни.

В следующем отрывке 1:05 – 1:10 мы видим президента Сирии Башара Асада, и в этот момент музыкальное сопровождение сменяется на более тревожное. Также мы видим текст крупного шрифта: «Сирийское правительство не сразу прокомментировала отчет» (The Syrian government did not immediately comment on the report). Резкая смена музыкального сопровождения создает негативные ассоциации с Башаром Асадом. Подобный эффект часто используется в кинематографе. Что касается текста, этим авторы скорее всего указывали на безразличие правительства Сирии или на неготовность прокомментировать ситуацию.

В последнем отрывке оператор снял развалины города после боевых действий и до конца видеоряд сопровождается текстом «Начавшаяся в 2011 году гражданская война в стране унесла жизни 400000 тысяч человек и вынудила покинуть свои дома/ оставила без крова миллионы людей.» (The country’s civil war, which began in 2011, has left more than 400000 people dead and millions displaced.)

Таким образом, были выявлены следующие часто встречающиеся способы воздействия через видеоряд:

  • Изменение смысла слов и понятий. Часто слова политиков или простых граждан могут быть вольно интерпретированы издательством. Более того, смысл субтитров и речь иностранца могут быть изменены для создания вокруг персоны негативных ассоциаций. Например, слова представителя Министерства Обороны РФ Игоря Конашенкова были самовольно интерпретированы авторами издательства The New York Times.
  • Фабрикация фактов. Авторы статей стараются подбирать ту информацию, которую невозможно проверить рядовому пользователю. В дополнение к этому, чтобы создать мнимую достоверность информации, авторы часто ссылаются на некие авторитетные источники
  • Подбор звукового сопровождения. Аудиальный компонент видеоряда также может являться эффективным способом воздействия на зрителя. Например, музыкальное сопровождение может нагнетаться в определенные моменты для создания эффекта устрашения. Подобный прием часто используется в кинематографе.
  • Воздействие зачастую реализуется на уровне коннотативного значения слова, состоящего из эмоционального, оценочного, экспрессивного и стилистического компонентов. Например, в видеоряде военной тематики мы часто можем встречать военную лексику (attack, strike, airbase, airstrike и т.д), которая изначально имеет экспрессивную коннотацию. Издательства также могут откровенно высмеивать людей. Например, того же Игоря Коношенкова, по неизвестным причинам, называют Ignorances Konoshenkov.[10]

В заключении можно сделать вывод о том, что видеоряд может являться эффективным способом воздействия на сознание людей, поскольку аудиовизуальная информация с текстовым сопровождением предоставляет совершенно иные средства воздействия по сравнению с простым текстом. Анализ новостей сайтов изданий Los Angeles Times и The New York Times показывает, что примененные способы воздействия не только искажают реальную картину событий, но и способны создавать у зрителя «правильное» восприятие информации с точки зрения манипулирующего. Например, посыл американских СМИ будто США совершают исключительно правильные решения, на фоне действий России или Сирии, кажутся более значимыми и взвешенными. Среди проанализированных способов воздействия, наиболее сильный эмоциональный отклик на наш взгляд достигается путем подбора видеоряда негативного характера: кадры с боевых действий, кадры с мест трагедий и т.п.

 Литература

  1. Данилова, А.А. Манипулирование словом в средствах массовой информации. 2-е изд. – М.: «Добросвет», «Издательство “КДУ”», 2011. – 232 с.
  2. Добросклонская, Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь / Т. Г. Добросклонская. – М.: Наука, 2008. – 264 с.
  3. Добросклонская, Т.Г. Теория и методы медиа лингвистики (на материале английского языка) : дис. … д-ра филол. наук / Т.Г. Добросклонская. – Москва, 2000. – 368 с
  4. Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием. — М.: Изд-во: Эксмо, 2005. — 832 с.
  5. Малышев, Д.А. Воздействующий потенциал новостных телевизионных текстов на раннем этапе избирательной кампании // Медиаскоп. 2016. Вып. 1. Режим доступа: http://mediascope.ru/?q=node/2076
  6. Светана-Толстая, С.В. Русская речь в массмедийном пространстве / под ред. Я.Н. Засурского. М.: МедиаМир, 2007. – 341 с.
  7. Approaches to Media Discourse. Edited By Bell A., Garrett P. – Blackwell, 1998 – 287.
  8. Syrians report 15 dead in U.S. airstrike [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.latimes.com/world/middleeast/la-fg-syria-airstrike-20170406-story.html — Загл. с экрана.
  9. S. accuses Syria of mass executions and burning the bodies in a crematorium [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.latimes.com/world/la-fg-syria-mass-executions-trump-20170515-story.html — Загл. с экрана.
  10. S.-Led Force Reduces Attacks on ISIS in Syria After Airstrike – Режим доступа: https://www.nytimes.com/2017/04/08/us/politics/us-islamic-state-syria.html?rref=collection%2Fsectioncollection%2Fmiddleeast&_r=0 – Загл. с экрана.

References

  1. Danilova, A.A. Manipulirovanie slovom v sredstvah massovoj informacii. 2-e izd. – M.: «Dobrosvet», «Izdatel’stvo “KDU”», 2011. – 232 s.
  2. Dobrosklonskaja, T. G. Medialingvistika: sistemnyj podhod k izucheniju jazyka SMI: sovremennaja anglijskaja mediarech’ / T. G. Dobrosklonskaja. – M.: Nauka, 2008. – 264 s.
  3. Dobrosklonskaja, T.G. Teorija i metody media lingvistiki (na materiale anglijskogo jazyka) : dis. … d-ra filol. nauk / T.G. Dobrosklonskaja. – Moskva, 2000. – 368 s
  4. Kara-Murza, S.G. Manipuljacija soznaniem. — M.: Izd-vo: Jeksmo, 2005. — 832 s.
  5. Malyshev, D.A. Vozdejstvujushhij potencial novostnyh televizionnyh tekstov na rannem jetape izbiratel’noj kampanii // Mediaskop. 2016. Vyp. 1. Rezhim dostupa: http://mediascope.ru/?q=node/2076
  6. Svetana-Tolstaja, S.V. Russkaja rech’ v massmedijnom prostranstve / pod red. Ja.N. Zasurskogo. M.: MediaMir, 2007. – 341 s.
  7. Approaches to Media Discourse. Edited By Bell A., Garrett P. – Blackwell, 1998 – 287.
  8. Syrians report 15 dead in U.S. airstrike [Jelektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: http://www.latimes.com/world/middleeast/la-fg-syria-airstrike-20170406-story.html — Zagl. s jekrana.
  9. U.S. accuses Syria of mass executions and burning the bodies in a crematorium [Jelektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: http://www.latimes.com/world/la-fg-syria-mass-executions-trump-20170515-story.html — Zagl. s jekrana.
  10. U.S.-Led Force Reduces Attacks on ISIS in Syria After Airstrike – Rezhim dostupa: https://www.nytimes.com/2017/04/08/us/politics/us-islamic-state-syria.html?rref=collection%2Fsectioncollection%2Fmiddleeast&_r=0 – Zagl. s jekrana.