Цель исследования состоит в определении специфики и механизма формирования устойчивости комплексного развития городов Арктики в условиях климатических изменений и социально-экономических трансформаций

Методы исследования. В настоящее время тема устойчивости городского развития исследуется в двух основных (пока несмыкающихся) направлениях. С одной стороны, это тема изучения собственно феномена городского развития в Арктике, которая активно разрабатывается как российскими, так и зарубежными учеными. С другой стороны – изучение устойчивости, с переходом от концепции устойчивого развития (sustainable development) к концепции жизнеспособности (resilience) переживает в последние годы исследовательский бум. При этом, если судить по статистике публикаций Google Scholar, если число публикаций по теме собственно жизнеспособности пошло на спад, начиная с 2014 года, то тема жизнеспособности в Арктике (запрос “Arctic resilience”), напротив, находится на пике исследовательской популярности (около 5000 публикаций ежегодно в 2015—2017 годах). Однако, как уже отмечалось, тема устойчивости арктических территорий разрабатывается преимущественно на материале природных территорий или небольших поселений (яркий пример: доклад об устойчивости в Арктике Арктического Совета, более того, недостаток знаний именно по городскому развитию в Арктике прямо отмечается в недавних работах [4].

Одно из немногих исключений – это исследование международной исследовательской группы на базе Университета Джорджа Вашингтона (США) [5]. Индекс, разрабатываемый данной группой основан на общих, универсальных представлениях об устойчивости развития местных сообществ – естественно, в традициях аглосаксонской школы социальных наук, не всегда совпадающей с наиболее актуальными проблемами развития арктических городов России и тем более не обеспеченных должными статистическими данными. Так, в частности, в число изучаемых параметров включены гендерный паритет, этническая сегрегация, степень участия сообщества в разработке стратегических планов развития – однако практически не учитывается, например, ресурсная составляющая местной экономики.

Описание исследования. Предварительный анализ проблемы показывает, что целый ряд традиционно используемых показателей устойчивости городского развития не подходит для изучения явления в условиях Арктики. Так, показатели дохода (как персональных доходов, так и городской экономики в целом) в условиях Арктики отражают чаще всего фазу освоения природных ресурсов: города, экономика которых увязана с освоением молодых месторождений, демонстрируют исключительно высокие показатели финансового благополучия, однако это ни в коей мере не свидетельствует об их устойчивом благополучии в будущем – на следующей стадии освоения ресурсов прилегающего региона. Аналогично, непригодны показатели миграции: характерные для большинства городов АЗРФ высокие значения как входящей, так и исходящей миграции, по-видимому, следует признать нормой (введя понятие «промывного миграционного режима», по аналогии с почвоведческим термином, как характерного для арктических городов). При этом в некоторых случаях спад численности населения может приводить к снижению нагрузки на жилой сектор и социальную инфраструктуру, а быстрый рост численности населения – к распространению барачного и иного жилья низкого уровня комфортности.

Необходима разработка нового подхода к определению устойчивости Арктики, основанного на глубоком учете арктической специфики, и в первую очередь – трех основных положений: В первую очередь, это отдаленность большинства арктических поселений от основной зоны расселения страны и центров принятия решений (экономическая, институциональная, транспортная), риски безальтернативности транспортных схем; необходимость самообеспечения. Второй важный аспект – это сезонность и изменчивость: очевидно, что почти любое равновесие в Арктике является динамическим, и формируется как баланс разнонаправленных потоков. Наконец, третий аспект – это стадийный характер многих процессов и явлений в экономике и социально-культурной сфере: в районах нового освоения современные показатели зачастую отражают лишь определенную стадию фронтирного цикла, и в будущем неизбежно изменение ситуации. Данные три особенности не специфически арктические – однако в Арктике они являются определяющими для социально-экономического и культурного развития многих территорий, и должны учитываться как исходная «матрица» более детальных исследований.

 

Литература

  1. Замятина Н. Ю. Пульсирующие города и фронтирная урбанизация Российской Арктики // Пути России. Север — Юг : Сборник статей. Том XXIII. —Москва; Санкт-Петербург, 2017. — С. 22–30.
  2. Замятина Н. Ю., Пилясов А. Н. Новое междисциплинарное научное направление: арктическая региональная наука // Регион: экономика и социология. — 2017. — № 3. — С. 3–30
  3. Arctic Resilience Report. M. Carson and G. Peterson (eds). Arctic Council. Stockholm Environment Institute and Stockholm Resilience Centre, Stockholm. 2016. URL: http://www. arctic-council.org/arr.
  4. Petrov Andrey N., BurnSilver Shauna at all. Arctic sustainability research: toward a new agenda, Polar Geography, 2016, № 39:3, pp. 165-178
  5. Sustaining Russia’s Arctic Cities: Resource Politics, Migration, and Climate Change / Ed. by R. Orttung. Berghahn Books, 2016. 274 p.