С.И. Шарина

 

Нижнеколымский говор распространен среди эвенов, проживающих в Нижнеколымском районе Якутии. В существующих классификациях как отдельная единица данный говор был выделен А. А. Бурыкиным только в 2004 году [1, с. 79]. Отчасти это объясняется тем, что Нижнеколымский район не был обследован эвеноведами-диалектологами. Некоторые лексические особенности данного говора в сравнении с аллаиховским рассматривались в работе Х. И. Дуткина [3, с. 85-92]. Материалы по нижнеколымскому говору в исследованиях по эвенскому языку почти отсутствуют, за исключением нескольких необъемных текстов – образцов бытовой речи, приведенных А. А. Даниловой [2, с. 79-83] и Х. И. Дуткиным [3, с.126].

В 2013, 2015 годах в составе экспедиции Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (Якутск), автору статьи удалось работать в Нижнеколымском улусе Республики Саха (Якутия). Основной целью экспедиции был сбор материалов по нижнеколымскому говору эвенского языка, по возможности запись эвенского фольклора из этого района Якутии.

В ходе экспедиции были зафиксированы образцы бытовой речи, повествовательных текстов, некоторые фольклорные материалы разных жанров, произведена запись лексических единиц и фразовых примеров к ним, уточнение значений отдельных словоформ.

Информанты, с которыми работала экспедиция, – люди старшего и пожилого возраста: самому молодому из исполнителей около 40 лет, самому старшему – более 70. Эвенская молодежь родным языком владеет частично, в большинстве понимает, но не говорит.

Материалы, собранные участниками экспедиции, позволили сделать вывод об основных признаках, характерных для нижнеколымского говора [4].

В данной статье рассматриваются основные синтаксические особенности нижнеколымского говора.

Для порядка слов в нижнеколымском говоре характерно типичное расположение: подлежащее – субъект действия, представленное в именительном падеже, обычно стоит в начале предложения; сказуемое выражается глаголом, располагается в конце предложения; прямой объект, оформляемый суффиксом винительного падежа, занимает место перед сказуемым; определение – перед определяемым. В распространенном предложении дополнения и обстоятельства находятся между главными членами предложения, обстоятельство времени обычно располагается перед подлежащим.

Синтаксические связи между словами осуществляются посредством сочинения и подчинения.

Сочинительная связь, связывающая однородные члены предложения, выражается интонацией перечисления, с помощью частиц и союзных слов. Например: Илкэдит, һэйэкэкчит, юкагирды куӈалбу таткаткарарам. `На эвенском, чукотском, юкагирском обучаю детей.` Өмэн анӈанив д’уптэрэ тавор Черскай хребетли ундөп гирканикаһал, орондоникаһал. `На протяжении одного года через хребет Черского волокли на себе, на оленях`. Аманти, эн’энти ибгоч иргэтчэл гөникэн оттон д’омкаткараром. `Отец, мать хорошо воспитали, говорю, думаю всегда.`

Подчинение достигается управлением, согласованием и примыканием.

Управление выражается в падежном оформлении именных или причастных членов предложения и посредством служебных слов. Управляющим словом может быть глагол, деепричастие, причастие, отрицательное имя, наречие. Например: Би мэнкэн орондула д’уллэ д’алн’умутту чачаһӈид’ит, олдов бэйчирит. `Я сам, когда с родителями раньше кочевал, охотились на песца, рыбачили`. Һунӈи инэӈи бичэ, мут боллар ярангала биһөп, илкэн унэндулэн. `Был вьюжный день, а мы жили в яранге, в эвенской юрте`. Адукутта абдучалби гача, нолимала төгөһйэччэ. `Взяла несколько вещей, села на нарту.` Ноӈон боллар д’апканмяр тунӈан анӈанилай истала орон’ йэсчимэткэрэн. `Он до восьмидесяти пяти лет участвовал в гонках на оленях.` Тарак мину инэӈив ичэлэв мину көлэкэву чикича. `Когда я увидела свет, та отрезала мне пуповину`. Орал дэссидэӈнэтэн тэгэттивур, бөдэлэлбур тала н’амулакаӈнарап. `Олени где лежали, садились и грели там свои ноги.`

Согласование состоит в уподоблении определения формам числа и падежа определяемого. В описываемом говоре утверждение об отсутствии согласования с определяемым в падеже и в числе выдерживается не всегда. Но все-таки в основном фиксируется отсутствие согласования определения с определяемым в числе и падеже, например: Би эрэв иниӈив унидэктук һутана урбакав унимэттэм. `Я сегодня в магазине красное платье купила.` (1) Мундукан н’обати имандала эһни ичур. `Зайца на белом снегу не видно`. (2) һутан’а книгэлэ һойа дэгил, дэлгэнкэнкэл ичэл: н’обати киаҕалӈа, һуһинд’а, кидык, хал’арха. `В Красную книгу много птиц и зверей вошли: белый медведь, лебедь, стерх, розовая чайка.` (3) Эдук hунтэ туру илэ-дэ эдэй иттэ hу. `Лучшей этой другую землю нигде вы не увидите`. (4) Таров Албайла экспедиция бакча биһин илон анӈанив орид’и. `Потом на Албае экспедиция обнаружила, спустя три года.` (5) Обча схемала hу ирвэчин таӈурал бичӈэ биhивэн дукчиӈаhан. `На сделанной схеме вы должны так же дописать числительные, которые здесь должны быть.` (6) Бэкэчэн эгд’эн бэйэлбу гуд’элдэ, куӈалбу гуд’элдэ. `Всех старших людей уважайте, детей берегите`. (7) Тарак каналалдула боллар районал бэкэчэн биһө. `На тех каналах все районы находятся.`(8) Эчин бивэчэдникэн эрэк буйи икэмнэву, амарла д’омкоттай гөникэн. `Подумала, что напишу песню, чтобы вспоминать те места`. (9) Тарак оролби икэдэӈу. `Про тех оленей (своих) спела.` (10)

В приведенных примерах, где зависимое слово выражено прилагательным (предложения 1, 2, 3, 4), числительным (5), причастием (6), определительным местоимением (7) и указательным местоимением (8, 9, 10), согласование в падеже и числе не отмечается.

В нижнеколымском говоре в речи разных информантов отмечаются и случаи согласования с определяемым в падеже и в числе, например: Упэ котиӈич нандач этэн һаӈанда. `Бабушка не шьет из пересохшей шкуры.` (11) Д’ɵрбу анӈанив таттид’и каникулла эмдив. `Проучившись два года, приехала на каникулы (я).` (12) Кутлэкэкэр чукичар чипалда ойливу hэбд’эн’hич дэввэттэ. `Маленькие птички щебечут, веселясь, летают надо мной`. (13) «Эрэв нярив этэм бɵрɵ»,-гɵнчэ, — «Гэлэ, эрэв аhив гали», -гɵнчэ. `«Этого парня не отдам» — сказала, — «Давай, эту женщину забирай», — сказала.` (14)

В примере 11 прилагательное и существительное оформлены суффиксом творительного падежа –ч. В примере 12 числительное и существительное — в винительном падеже. В предложении 13 зависимое прилагательное согласуется с существительным в форме множественного числа, в примере 14 указательные местоимения вместе с существительными оформляются суффиксом винительного падежа.

Примыкание грамматически выражается порядком слов и интонацией. Зависимый член словосочетания стоит в неизменяемой форме. В роли примыкающего слова могут быть наречия и некоторые деепричастия вместе с относящимися к ним словами.

Примеры примыкания в нижнеколымском говоре: Алыс бадич ичулчэ биһим, ол иһин мину гэрбуврэтэн илкэдит «Бад`и». `Очень рано на свет появилась, поэтому по-эвенски меня называли «Бади».`(1) Өмнэкэн өмэн турлэ н`улгэрэп. `Однажды перекочевали на одно место.`(2) Эрэгэр тала һовноггарарап. `Всегда там работала.` (3) Адалла бивэткэрэрэп д`өрид`ур. `Вдвоем ездим проверять сети.` (4) Ач hиатла эд`иӈэh тустах ӈэнур. `Без ветки тальника нельзя относить`. (5) Тадур бэкэччэн тарав тэвкэвми илан тыһынча бид`ин оран. `Если всех там посчитать, то будет три тысячи оленей.` (6) Бэгэһэлти боллар ирулду морали, окатли бивэткэрэр итнэми, моторач. `Начальники наши летом по морю, по реке на моторке проверять приезжают.` (7) Тундарала би балдарив, тавар ялдувун самай туттаhын оддыкын. `В тундре я родилась, когда стояли самые морозы`. (8) Як гэпэн`эдук бэкэттукун дэримэттэкэн оралбу явчиврарап. `От всего, что темнело, шарахаясь, оленей ночью пасли.` (9) Упэ имнин чайу уӈкэчэлбэн. `Бабушка, как только зашла, начала разливать чай.` (10)

В примерах 1, 2, 3 примыкающим словом являются наречия места и времени; в примере 4 – числительное; в предложении 5 – отрицание ач примыкает к главному слову hиат; в примерах 6 и 7 примыкающим словом является условно-временное деепричастие на –ми; в предложениях 8 и 9– деепричастие предела с суффиксом -кан/-кэн; в примере 10 — последовательное деепричастие с суффиксом –мнин.

Итак, рассмотренное выше дает основание считать, что синтаксические нормы нижнеколымского говора не имеют отличий от литературного языка и говоров восточного наречия. Особенностью говора является отсутствие уподобления определения формам числа и падежа определяемого. Однако данное положение выдерживается не всегда.

 

Список литературы

 

  1. Бурыкин А.А. Язык малочисленного народа в его письменной форме (на материале эвенского языка). СПб: Петербургское Востоковедение, 2004. — 384 с.
  2. Данилова А.А. Бытовая лексика эвенского языка. Якутск: Якутский научный центр СО РАН, 1991. 113 с.
  3. Дуткин Х.И., Белянская М.Х. Тундренный диалект западного наречия эвенского языка. СПб.: Бельведер, 2009. -166 с.
  4. Шарина С.И. Некоторые особенности языка нижнеколымских эвенов // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. №8, Ч.II. С. 191-193.