Макаров Иван Андреевич, Набок Игорь Леонтьевич 

 

В условиях политики, нацеленной на обеспечение экологической безопасности, успех любого экологического проекта определяется экологической культурой как частью общей культуры. Успех решения этой задачи определяет активная позиция не только гражданского общества, но и личное участие представителей широких слоев населения.

Экономическая активность человека в рамках отечественной экосистемы противоречива. С одной стороны, без материального производства не развивается общество как часть социоприродной экосистемы. С другой стороны, организовать экономику в природных условиях России очень не просто. И здесь неприемлемыми оказываются те приёмы и методы, которые эффективны в других регионах. Подтверждением тому служат наблюдения и исследования ученых [2], [4], [5].

Глобальный кризис во всех сферах жизни как никогда обнажил неотложность решения проблем в регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока. Экологические, недровые ресурсы данных регионов влияют на климат Земли, и экономику многих стран мира. В новых исторических условиях стало немыслимым решение комплексных проблем коренных малочисленных народов Севера и Арктики без опоры на научные знания [5].  Жизнеспособность национальной экосистемы в огромной степени зависит от состояния культуры народа. Сегодня ясно осознаётся потребность решения культурно-экологических проблем коренных народов Севера, сохранения традиционных систем жизнеобеспечения. Но в то же время всё более утрачивается бесценный опыт традиционных культур.

Экологические принципы являются важнейшей составляющей традиционного мировоззрения коренных народов. Например, по анимистическим представлениям нивхов (народа проживающего в России в Хабаровском крае на нижнем Амуре и на острове Сахалин), человека окружает живая природа с разумными обитателями. У нивхов сложилась норма бережно относиться к окружающей природе и разумно пользоваться её богатством. Традиционные природоохранные нормы были рациональными. Особенно ценными являются, по мнению Ч. М. Таксами,  накопленные веками трудовые навыки, народное прикладное искусство, фольклор, музыкальное и песенное творчество, знания о лекарственных травах и собирательстве[3]. Вклад народов Севера и Арктики, их бесценный опыт в освоении природы, созданные ими образцы экологической культуры, морально-эстетические взгляды, материальная и духовная культура должным образом не изучались как ценный опыт человечества. В практике освоения Арктических и Северных территорий, например, в России этот богатый опыт остался невостребованным в полной мере. Дмитрий Сергеевич Лихачёв писал: «У России, как у большого дерева, большая корневая система и большая лиственная крона, соприкасающаяся с кронами других деревьев. Мы не знаем о себе самых простых вещей. И не думаем об этих простых вещах»[1].

Учеными, исследующими экологические проблемы современного российского Севера и Арктики, выявлены следующие тенденции:

— для нормализации культурно-экологической ситуации предстоит согласовать общественные потребности с возможностями природы;

— для решения задачи оздоровления процесса воспроизводства жизни в данной экосистеме, необходима мобилизация нравственных, духовных, физических сил всех членов общества;

— необходима выработка и закрепление в сознании членов общества природосообразных нравственных норм [2].

— необходимость учитывать особенности ведения традиционного хозяйствования на тех территориях, где планируется строительство сооружений экономической отрасли. Это позволяет скорректировать методы отвода земель в экономический сектор пользования так, чтобы они приносили минимальный ущерб традиционным видам хозяйствования [4].

Особенно сложные проблемы возникают в оленеводческом хозяйстве. Так,  у оленеводства Российской Федерации существуют проблемы связанные с потерей пастбищ и сокращением численности домашних оленей, хотя ресурсы оленьих пастбищ, на большей части территории российского Севера, достаточны для устойчивого развития оленеводства. Однако в Ямало-Ненецком автономном округе, который на сегодняшний день является самым крупным оленеводческим регионом, пастбища перегружены. Это вызывает особенную тревогу, так как полуостров Ямал становится сейчас основным районом нефтегазового освоения в России. Промышленные отрасли экономики, вторгаясь на территории с традиционными видами хозяйствования и укладом жизни, не всегда учитывают опыт коренных народов в природопользовании и специфику ведения хозяйства.

Примером такого подхода к ведению традиционного вида хозяйствования как оленеводство можно привести коми-оленеводов, которые различают три типа пастбищ: летнее, зимнее, отельное место  и прогонный путь. При этом наиболее высокие требования предъявляются к отельным местам пастбищ. Фактически, единственные типы территории, пригодные для них – это большой и относительно ровный  участок, покрытый травой и ягелем. При этом важным считается наличие невдалеке холма, с вершины которого оленевод может наблюдать за ходом отела. Для зимних пастбищ рельеф считается менее важным, однако они не должны содержать частой высокой растительности. К летним пастбищам предъявляется единственное требование – отсутствие высоких кустов.  Наконец, проход, т. е. территория, используемая для перегона и выпаса оленей между указанными выше тремя типами пастбищ, может располагаться фактически везде, кроме мест покрытых лесом и, особенно, высокими кустами. Хороший проход не должен содержать кустистых участков и отвечать другим требованиям [4].

Всё же, на наш взгляд, решающую роль здесь играет нравственная сторона проблемы. Следует, очевидно, внимательней отнестись к традиционной этике коренных народов. Самой древней формой нравственности является табу. Примером табу могут служить установки и запреты в традициях ненцев, где в религиозно – мифологической картине мира кочевника земля есть плоть и тело матери всего сущего.  Вторжение человека в плоть Матери–земли равнозначно нарушению запрета. Поэтому у ненцев существовал строжайший запрет на  разрушение земного покрова, на насильственное и грубое вторжение в хтонические глубины мироздания. Такие запреты входят в традиционный морально-этический «кодекс» и многих других народов. [7].

Потеря пастбищ является, возможно, наиболее острой проблемой для всех оленеводческих народов. Это характерно и для оленеводов, проживающих на территории Норвегии, Швеции и Финляндии [6]. Северный олень – это единственное животное, которое может использовать запасы лишайников на удаленных территориях как пищевые ресурсы. Чтобы обеспечить оленей достаточным количеством пищи, оленеводческой отрасли необходим доступ к обширным не нарушенным территориям. Почти все оленеводы в Норвегии, Швеции, Финляндии указывают на это в качестве одного из условий самого существования оленеводства. Но доступность пастбищных территорий, удовлетворяющих всем этим условиям, является растущей проблемой.

Проблемой пастбищ озабочена и  норвежская  оленеводческая администрация. В одном из её отчетов говорится:  «Развитие инфраструктуры и другие виды антропогенных нарушений часто приводят к потере пастбищ или ограничению возможности их использования. Олени ослабевают в условиях, когда возрастает потребление энергии и сокращается пастбищная активность вследствие высокой плотности животных на ненарушенных территориях, сокращения времени выпаса или отсутствия оптимального времени выпаса»[6].

Учёными доказано [2], что деятельность современного человека по силе воздействия становится все более сопоставимой  с проявлениями естественных сил природы. Так, накопление углекислого газа в результате сжигания топлива идет более интенсивно, чем его поглощение растительностью и водами океанов и морей; загрязнение человеком атмосферы по количеству пыли и золы приближается к выбросам их вулканами; загрязнение морей только нефтью превысило объем её поступления в гидросферу через естественные разломы и трещины в земной коре.

Регионы России и Севера Скандинавии являются примерами территорий, где постоянный рост инфраструктуры, связанной с транспортом, нефтью, газом и добычей минеральных ресурсов всё более не совместим с требованиями к пастбищным территориям. Таким примером могут служить и прибрежные районы Финмарка (севера Норвегии), которые являются основными для саамского народа  в качестве  мест отела и летних пастбищ для их оленей. Однако, именно эти районы подверглись наибольшему развитию инфраструктуры: разработки минеральных ресурсов, строительство электростанций, дорог, курортов, которые угрожают оставшимся пастбищным территориям и биоразнообразию в регионе.

Причиной этому послужило то, что скандинавская система управления оленеводством не учитывает традиционных форм организации оленевладельцев и их семей. Такой формой традиционного управления у саамов была «сиида» (саамская община), концепция которой осталась невостребованной как часть системы управления ни в одной из трёх стран. Норвежская система управления в 1978 году внедрила в оленеводство концепцию «хозяйственной единицы». «Хозяйственная единица» — это разрешение, данное одному лицу на право законного владения оленями в пределах оленеводческого участка. Вследствие чего, за последние 30 лет права саамских семей были урезаны, а основой саамского оленеводства является семья, как социальная и экономическая единица, и, как следствие этого, сокращение их занятости в оленеводстве. И лишь небольшой процент саамского населения занимается оленеводством. Для саамского общества в Скандинавии оно остаётся как один из основных символов культуры, неотъемлемой частью истории саамов. О значимости оленя говорит его центральная роль во многих повествованиях и сказках. Оленеводческие занятия являются частью детских игр, а так же кожа, мех и рога оленя используются в народных промыслах и для шитья одежды. Таким образом, сохранение оказывается главным условием сохранения самого народа саами.

Формирование современной экологической культуры в регионах Севера и Арктики является условием эффективного экономического развития этих регионов, предполагает серьёзное исследование культурных традиций, традиционных способов природопользования и природосбережения, выработанных коренными народами, с целью их использования при разработке новых современных организационно-экономических инструментов хозяйствования на этих территориях. В конечном счете, решая эту проблему, государство должно проводить политику, направленную на рациональное использование природных богатств и защиты экологической системы.          

 

Список литературы:

  1. Кряжков В. А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве / В. А. Кряжков. – М. : Норма, 2010.
  2. Лихачев Д. С. Русская культура. СПб., 2000.
  3. Мазур И.И., Козлова О.Н., Глазачев С.Н. Путь к экологической культуре. – М.: Горизонт, 2001.
  4. Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 2000, с. 380-382
  5. Несанелис Д.А., Теребихин Н.М. Традиционная социальная экология европейских ненцев в сценариях мироустройства // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. Historical and cultural problems of northern countries and regions № 1, 2008 г.
  6. Роббек В.А. Гуманитарная наука о коренных малочисленных народах Севера: за диалог и сотрудничество. http://www-sbras.nsc.ru/HBC/about.php?lang=ru
  7. ​Устойчивое оленеводство. Йонни-Лео Л. Йернслеттен, К. Клоков. Арктический совет. Изд-во Центра саамских исследований Университета Тромсё, 2002-2003.
  8. Четкарева Р. П. Природа, здоровье и табу народа мари. – Йошкар-Ола, 1998.