УДК 398.42


Сорокина С
офья Александровна, кандидат культурологии

доцент кафедры этнокультурологии

института народов Севера РГПУ им. А.И. Герцена

г. Санкт-Петербург

В ходе реализации проекта «Современный необрядовый фольклор как форма сохранения культурного наследия эвенков» осуществлены сбор и систематизация массового фольклорного материала, представляющего собой автобиографические рассказы эвенков Якутии и Амурской области о встрече со сверхъестественными явлениями. Полевое исследование показало, что среди эвенков широко распространены рассказы о духах природы, духах умерших, привидении бальбука, достоверные с точки зрения носителей культуры.

Опрошенные  информанты рассказали о достоверных с точки зрения носителей культуры случаях общения людей с привидением бальбука и духами умерших, произошедших либо конкретно сними, либо со слов родственников или знакомых.Собрано более 130 рассказов (в том числе на эвенкийском языке), уточнены эвенкийские термины, связанные с темой исследования. Бытование и содержание таких рассказов свидетельствует о том, что духовные основы мировоззрения эвенков сохранились, несмотря на то, что другие жанры фольклора практически исчезли из обыденной жизни.

Проведенное в с.Иенгра исследование показало, что среди местного населения хорошо сохранились представления об эвенкийской мифологии, в частности, о трехчастном строении Вселенной, душах нерожденных детей оми, о мире мертвых и душах умерших, о жителях Нижнего мира Бальбука иАвахи, о духах-хозяевах рек, перевалов, огня. Соблюдаются обычаи Одё, запреты Ӈолӧмо, основанные на анимистическом и шаманском мировоззрении. Эвенки сохранили знания и священных местах и священных животных.  Распространены здесь и рассказы о шаманах, об их деяниях и чудесах. Собранная информация позволила описать необрядовый фольклор эвенков в его современной форме и подтвердить огромное значение рассказов о встрече человека со сверхъестественными явлениями в сохранении эвенкийской культуры.

Содержание большинства собранных рассказов связано с неблагоприятными приметами эруду и знаками, подаваемыми духами умерших и привидением бальбука. В ходе исследования были зафиксированы термины, употребляющиеся эвенками при описании событий мистического характера. Мы попросили информантов разъяснить их значение. Наиболее частое явление, описанное рассказчиками, называется в народе бальбука.Описание мифологического персонажа бальбука, связанного с нижним миром, дано в книге А.И. Мазина «Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов». Автор сообщает, что бальбука – это наиболее близкий помощник Харги – его правая рука с человеческой головой вместо кисти: «Харги может высунуть ее из земли в любом месте. Человек пугается, а Харги хватает его когтем  левой руки и выпивает из него кровь. Человек после этого долго болеет, и если ему не поможет шаман, в конце концов умирает. Если человек не пугался, то Харги не мог его тронуть. По некоторым рассказам эвенков, Харги мог придавать бальбука любой образ…Образы представителей нижнего мира – Харги и его помощников бальбука и кандыках, судя по наскальным рисункам зародились не менее трех тысяч лет назад». (Мазин А. И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. — Новосибирск, 1981, с. 18-19) По сути, это все, что известно о бальбука из имеющихся письменных источников по этнографии эвенков.

Г.И. Валамова (Кэптукэ) в своих трудах также приводит краткое описание представлений эвенков о духе бальбука: «Дух бальбукэ— недоброжелательный лесной дух и встреча с ним ведет либо к большим неприятностям, либо к беде, болезни или умопомешательству. Он может принимать разные внешности, эвенки представляют ею по-разному. Одни рассказчики описыва­ют ею наподобие русского лешего с бородой, только очень ма­ленькою. Он может обернуться собакой, может быть невидимым, лишь издавать какие-тoзвуки, кричать, плакать, отзываться эхом и т.д.» Исследовательница отмечает, что с бальбука связан ряд запретов: «1. Не ходить ночью без головного убора, так как, по древним воззрениям эвенков, головной убор скрывает и защищает волосы, а волосы связаны с душой, т.е. головной убор предохраняет от возможности бальбукэ украсть и унести душу. 2. Не откликаться в лесу на незнакомый голос, а выстрелить в ответ и таким образом дать о себе знать, если это действительно люди. 3. Не шуметь вечером в тайге, не петь песен. 4. Не высовывать голову из палатки даже днем, лучше выйти совсем. 5. Не произносить самого слова бальбукэ, не использовать его как ругательство (иногда оно служит эвенкам как бранное слово по отношению к людям, которые имеют привычку бродить неиз­вестно где, бесцельно). 6. Молодым матерям строго запрещается ругать в сердцах сво­их детей этим словом, ибо ребенок тогда может встретить этого недоброжелательного и зловредного духа, и у него «испортится голова», как говорят эвенки, т.е. станет слабоумным». [Варламова (Кэптукэ) Г.И. Эпические и обрядовые жанры эвенкийского фолькло­ра. Новосибирск: Наука 2002].

Проведенное полевое исследование существенно дополнило имеющиеся сведения, позволило дать полную характеристику этого мифологического персонажа и его места в ряду других персонажей эвенкийского пантеона духов. По сообщениям эвенков, в дословном переводе это слово означает привидение. Оно может проявлять себя в виде звуков (звон бубенцов, звук приближающегося оленьего стада, хорканье оленей, человеческих крик, смех, плач, разговор, песня, рев медведя, звук передвигаемых предметов (звон посуды, тазов, стук в дверь, скрип двери), образов людей или животных, огня вдали. Все это исчезает при приближении к объекту, привидевшиеся люди и животные не оставляют следов на земле.

Директор этнографического музея Т.П. Семенова уточняет, что слово это употребляется в форме бальбукавдерен: бальбука – привидение, дерен –кажется.Явиться бальбука может и днем, и в сумерках, но чаще ночью: «Раньше все время говорила, мама, старушки: как солнце упадет, все тишина, никаких криков, а то разбудите бальбука, не даст спать. Раньше мы вообще не кричали, сейчас О-о-о! кричат, так плохо слышать крики ночью все время крики. Раньше строго было, мы слушали, боялись. Как по-русски – разбудите дьявола. А у нас бальбука» (Маркова З.М., пенсионерка)

С.Н. Захарова (зверовод, соцработник, с.Иенгра) связывает явление бальбука с подземным миром, и это единственное описание, близкое по значению к приведенному в книге А.И. Мазина: «Эти, бальбука которые. В детстве проезжали по мари, родители всегда нас пугали, чтобы мы не отставали, говорили: быстрее, не отставайте далеко. Будешь отставать, «балбукадукюдиӈансинэвэигадян» бальбука выйдет из мха и тебя заберет. И у меня такое представление всегда было, я боялась по мху на оленях ехать. Думала, куда не наступит нога оленя,там везде бальбука. Описания их не было, родители говорили: Эмальмудясбальбукасинэвэгадян. Надо скорее не отставать, ехать за ними. Про авахи я слышала, но в основном говорили про бальбука».

Часто в сознании людей привидение бальбука и привидение умершего человека представляются одним и тем же явлением. Приведем сообщение А.В. Максимовой, учителя русского языка и литературы Золотинской школы-интерната: «Бальбука по рассказам моей прабабушки – это видение, ели кто-то померещился, показался, появился, но ты этого человека совсем не знаешь, но в некоторых случаях они узнавали его. Это в основном могут быть давно потерянные люди, которых не похоронили, духи как бы гуляют. Тех людей, которые пропали, но это редко бывает. Иногда говорили прадедушки, прабабушки — я видел того-то, который давно пропал. Но это в редких случаях бывает. В основном это посторонние,  незнакомые люди бывают, говорят бальбука. Это могут животные быть, или голоса, четко слышат некоторые люди. Голоса, которые зовут куда-то, или где-то кто-то далеко кричит, и откликаются, начинают  некоторые люди искать. Если видишь бальбука, говорят — это к плохому, эруду. В основном это белый олень – бальбука. Слышала, что являлся».

Описание бальбука в образе оленя приводится также А.И. Мазиным: «По некоторым рассказам эвенков, харги мог придавать своему помощнику бальбука любой образ. К.В. Григорьев рассказывал автору, что однажды на охоте, во время гона он спал у костра. Вдруг он проснулся от чьего-то тяжелого взгляда и открыл глаза. Перед ним стоял огромный изюбрь. Он схватил винтовку, выстрелил. Изюбрь не сдвинулся с места. Он выстрелил второй раз. Смотрит – никого нет. К.В. Григорьев считает, что это харги пугал его своим бальбука».(Мазин А. И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. — Новосибирск, 1981, с. 18)

В сообщении В.Е. Васильева (охотник, оленевод) образ бальбука также совпадает с образом духов умерших: «Бабушка моя говорила: если человек умрет, то его дух все равно живой. В этом доме, например, я бабку схоронил свою три года назад. Бабушка моя как говорила, если человек умрет, его дух живет в доме год. Он снится. У меня тоже так было. Год прошел, она уходит уже в тот мир навсегда. В течение года свою жену я видел во сне. Сейчас она ушла далеко. Редко появляется во сне. Бальбука – это нечистый дух. Он ходит так просто, как если человек ушел недовольный своей смертью, начинает его дух ходить по домам, беспокоить людей. Но редко так бывает. Если хороший человек, жил хорошо, все нормально, у него все на месте – он спокойно уходит в тот мир, не тревожит никого».

По объяснениям Т. Е.Глебовой (сотрудник администрации п. Иенгра)бальбука бывают зрительные и слуховые: «Есть же бальбука видимый, когда я видела эту бабушку. Она видимая. А в то время, когда я училась, там бальбука вот именно невидимый, чай пьет, ложкой бьет, звуки издает. Потом случаются смерти, болезни».

В одном из рассказов бальбукасоотнесен с духом природы: «Бальбукавум – бальбука – это видеть привидение, или что-то кажется. Например, мне отец рассказывал, еще я в школу не ходила. Мы ехали, в тайге кочевали. Это было зимой. Помню, что мы остановились, перед ним… Мы ехали по дороге. И он говорит: вдруг передо мной женщина белая остановилась и не пускает дальше. А я откуда знаю, мне лет 6 было. Я вылезла с нарт, побежала, в снег провалилась, глубокий снег был. Отец говорит: садись, никуда не ходи, нас пока не пускают. Как не пускают, кто? Передо мной стоит женщина. Я не вижу никакой женщины. Мама с сестренками в нартах сидит, а мы с отцом впереди ехали. Минут пять он что-то говорил, я не помню, что он говорил, что просил, потом он говорит: все, поехали. Это бальбука был. Бальбука и дух леса. Отец говорил: если ты зимой едешь и посреди дороги костер разведешь, то обязательно… Ну нельзя.Ӈолӧмо. Дух природы, дух леса тебе что-то сделает. Дуӈнэбольбукаль». (Игнатенко Л.Р., пенсионерка)

Результаты опроса информантов показали, что бальбука часто путают с еще одним персонажем мифологии эвенков – авахи. По-видимому, это слово пришло к эвенкам от якутов. Абасы, абаасы, в якутской транскрипции абааhы — объединённое название множества злых божеств и духов верхнего, среднего и нижнего миров в якутской мифологии. Само слово происходит из корня “аба” – зло. Наше предположение подтверждается тем, что авахи фигурирует в рассказах наряду с верховным божеством якутов Айыхыт: «Старики говорят: абаасы, привидение, раньше ходил как человек. Айыхыт его сюда ударил по башке: Ты к людям больше так не ходи. Под землей ходи! С тех пор не стало его». (Анатольев М. И., каюр-проводник, пенсионер). «Бальбука – это дух нехорошего. Который, когда живой был, всегда недружно жил с людьми. Он бальбука становится. Если человек умер с хорошей душой, от него бальбука не выходит. Просто дух ходит его, не тревожит никого, спокойно, сам по себе. Авахи – это черт. «Ночь перед рождеством» видели же фильм? Вот авахи – это нечистая сила. Они берутся от нехороших людей. Когда умирали, они предвещали так: я умру, никому не дам спокойно жить. Вот «Ночь перед рождеством», вот такой же он и ходил, с пятачком и рогами. Но у нас тут не ходят такие». (Васильев В.Е., охотник, оленевод)

Супруги Яков и Марина Лехановы считают близкими понятия авахи и бальбука, их иногда применяют в качестве ругательств: «Авахи – это одинаково с бальбука. Это черти по-русски, дьявол. А бальбука – призраки. Это зрительные и слуховые бульбука. Кто-то кричит, а ты вообще в тайге один – это точно бальбука. А зрительные – может там человек едет верхом на олене в тайге, а на самом деле там никого не было, никто не проезжал. А так ты видел. Если там старая могилка, например. Раньше где умер, там и хоронили. Никуда не возили. Вот когда ругаешься, например, говоришь «авахил»! Когда ругаешь кого-то. Когда оленей ругают. И «бальбука» тоже говорят же. Если не едут, не едут. Должны были приехать в тайгу и не едут. И говорят: Будбукальиляуручоль! Куда они пропали! Куда делись? Почему не едут за тобой! Вот если кого-то ждешь, или злая: Что не едут! Или оленей ругают: почему не идут на дымокур! Бальбукальэда бара эмэрэ! Почему не идут! Бальбука – вместо оленей».

Но слово авахи всё-таки чаще используют в качестве ругательства. Это просто мифическое существо. Нами записано всего одно сообщение о том, что авахи явились в виде образа. Бальбука же, напротив, это и есть видение. Разницу между ними подчеркивает Т.П. Семенова: «Авахи – это скорее всего сатана, дьявол, черт. Бальбука – это привидение, если по-русски говорить. Кому-то что-то покажется, говорили «бальбукавдем». А авахи говорят в том смысле, когда ругают. Говорили на нас, когда мы что-то вытворяли, пакостили, взрослые на детей так говорили. Или что-то плохое человек делает, говорили черт. Который пакостит, всякие пакости делает. Это ругательство. Брат моего отца вернулся с войны без одной руки. У него были галлюцинации, особенно зимой. Он рассказывал, когда он оленеводом работал, когда он едет на нартах оленей искать, все время впереди ему показывалось: лыжники в маскхалатах белых, шапки меховые и звезда, на лыжах. И их много. Это, говорит, разведчики… Мать говорила: бальбукавдярин. Значит – ему кажется».

О негативных последствиях встречи с духами свидетельствует Т. Е. Алексеева (1981 г.р., оленевод, чум-работница): «Авахи – это дух, призрак. Слышатся их голоса, кто-то слышал. Если услышал крик, говорят «бальбука кричит». Это тоже как дух. Авахи и бальбука – почти одно и то же. В поселке бальбука тоже бывают. Плохо отвечать ему. Он зовет, а ты откликаешься – это к плохому. В тайге у бабушки ждали школьника. Рядом Биракан течет. Пешком должны были прийти. Слышны голоса детей вниз, вниз вдоль реки. Хотели стрельнуть, думали, они заблудились, но не стали. Это дети рядом сгорели, их слышали. Раньше там база была. А дети только через два дня приехали. Говорят: Бальбукапчал – послышалось. Но все слышали эти голоса».

Существует другое толкование понятия бальбука, видимо, наиболее точное. Оно отделено от представлений о духах умерших. Это реальное существо, обитающее в тайге, близ водоемов, не бесплотное, но также пугающее. Приведем рассказ Т. Ф. Александровой, зам. директора школы по эвенкийскому языку: «По рассказам моей матери бальбука большого размера, темный, глаза обязательно светятся красным. Глаза красные, боковым зрением. И он большой и как будто покрытый шерстью, лохматый. Как-будто в шкуру одетый. Я когда Йети увидела, по моим представлениям, по рассказам матери, когда я была маленькая, было что-то на подобие Йети: потому что большой, человекообразный, но не похож на человека, покрытый шерстью и глаза красные, светятся красным светом, не всегда, но светятся. И большая энергетика исходит от него. За несколько метров ощущается его энергетика сильная, этого бальбука. То есть это реальное существо как-будто, они рассказывают как о реальном. Это не выдуманное, это не мираж, а такое ощущение, что действительно есть. Даже следы его видели зимой. Но в основном его летом видят, весной. Прячется в кустах, обычно возле водоемов. Когда к речке спускаются люди, за водой идут или еще что-то. Обычно в таких местах, по рассказам матери. Если правильно среагировать, ты не заразишься этим бальбука. Он на тебя влияния не окажет. А если поддаться панике, он воздействует, у человека начинается паника большая. Если не сдержать панику, то человек, как говорят,бальбукавдем, то есть заразится этой плохой энергетикой, будет сходить сума, будет ему мерещиться. Большой нагоняется страх, человек начинает испытывать ужасно большую тревогу. Самое главное, мать говорила, не реагировать. Вы почувствовали эту энергетику, не поддастся панике. Потому что паника невозможная начинается у человека. Обычно, набираешь воду, и не глядя на него уходишь. Потому что твоя паника передается ему, и он сам начинает воздействовать, у меня такое сложилось впечатление по рассказам матери. Возникает контакт. Он сам боится этого контакта, но ему любопытно, в то же время, и он начинает воздействовать.

По рассказам моей матери у меня создалось впечатление, что это реальное какое-то существо, необъяснимое, какой-то дух. Это не видение, оно как бы реальное. Просто с ним встречаться очень опасно напрямую. Это табу большое было, чтобы на него посмотреть и так далее. Боковым зрением видят, они же описывают примерно, мельком, какой он в кустах там где-то виден. Но это как реальное существо все-таки, не бесплотное, это реальное существо, которое есть в природе, но в тоже время как дух, который воздействует человека. Оно как-будто есть и как-будто его нет. Но оно имеет плоть, облик».

Татьяна Федоровна хорошо описала разницу между тремя явлениями – духами умерших, бульбука и авахи: «Еще один случай, это как о привидении рассказывала, когда он растаял, как бесплотное существо. Хотя и называют бальбука, но это немножко другое. Один случай она рассказывала, в старом стойбище, они проезжали мимо, и там им показалось, что там кто-то есть. Когда они стали приближаться, вот это как дымка растаяло. Но это как привидение. Слово бальбука они и это существо используют, и могут когда как привидение. Дух какой-то бесплотный. Одно слово для двух явлений. Но в первом случае для них реальное. Второе – они понимают, что это дух, просто привидение. Бальбука – это нереальное существо, которое как привидение, из потустороннего мира. Тот не из мира людей, бальбука, хотя как будто что-то напоминает человеческое. А то привидение конкретно в образе человека может быть. Оно как отличается от человека: оно голубоватого оттенка, как дым. Может выглядеть как человек, человек даже может разговаривать с ним, воспринимать как живого. Но когда его трогаешь, он начинает растворяться. Это очень опасное явление. Они говорят, если ты с таким явлением столкнулся, то тебя ожидает смерть. За тобой пришли из потустороннего мира. То есть прикасаться к привидению вообще нельзя. Они могут появиться в образе живого человека, то есть человек должен понимать. А может незнакомого. То есть хозяин старого стойбища может появиться в образе. Если человек не знает, что это привидение, человек может с ним чай ставить, как настоящий человек. Но как только ты к нему прикасаешься, он растворяется. Это очень опасное явление считается у эвенков. Обычно, если ты прикоснулся, это тебя коснулось. Ты прикоснулся к потустороннему миру».

Некоторые разъяснения удалось получить от А. В. Семенова, воспитанного известной шаманкой Матреной Кульбертиновой и вследствие этого хорошо осведомленного в области мифологии эвенков: «Если человек неожиданно приходит, незаметно подошел, человека напугал своим неожиданным появлением, ему говорят: Эда си ӈэнэктэденныбальбукаӈачин! Ты что ходишь, как привидение! Бальбука почти дословно будет привидение. Бальбука и духи умерших – большая разница. Бальбука – это привидение. Это духи злого начала, они же пугают. Добрые разве буду пугать. Привидение воспринимается как плохое».

Исследование показало, что все необъяснимые явления, с которыми сталкивается человек – это определенного рода знаки, предупреждения о грядущих несчастьях. Практически каждый рассказ о встрече человека с духами заканчивается пояснением, что впоследствии кто-то умер или тяжело заболел. В эвенкийском языке даже есть специальное понятие, означающее злое предзнаменование – эруду. «Бальбукавум – к плохому, что-то случится. Бальбукавуки – говорят. Эруду – к плохому» (Лазорева Г.Г., сторож в Золотинской школе-интернате). Рассказы о бальбука.

Рассказы о бальбука имеют широкое бытование среди эвенков п. Иенгра. Такие истории знает и молодежь, и среднее поколение, и старики. Но более всего осведомлены о подобных случаях столкновения человека и бальбука те эвенки, которые кочевали или ведут кочевой образ жизни теперь. Большинство ситуаций происходит в тайге, на местах старых стойбищ, загонов для оленей, близ старых кладбищ, в заброшенных избушках. Но есть и упоминания о проявлении бальбука в поселке. Проявления его отличаются многообразием. По свидетельствам информантов, это могут быть звуки (слышится зов, смех, плачь, как пьют чай, отряхивают обувь, говорят, ходят, стучат в дверь, звук бурана, варгана, оленьей упряжки, колокольчика, целого стада оленей, рев медведя); бальбука может явиться в образе человека–ныне живущего или умершего; описывается также образ типа лешего или Йети; также часто упоминаются видения оленьего стада).Если бальбука явился в виде человека, то его лицо невозможно разглядеть, оно скрыто одеждой или размыто.Следов он не оставляет. Если привидится знакомый человек, то издалека, силуэт. Приведем конкретные рассказы.

«Вот как будто наяву. Пошли мы ягоды однажды. В тайге времени совсем нет, все расписано. И пошли мы по ягоды, где озеро небольшое. Уже все, время, надо бы уже идти. А тут раз, нечаянно мы видим, на той стороне бабка. Силуэт бабки. У нас соседка была бабка. Но она с нами не пошла по ягоды. А тут видим, уже надо идти, уже доить надо, а она зовет. Машет, идите сюда, мол, тут ягоды. Да мы вроде уже бидончики наполнили, надо бы идти уже доить. Ладно, пошли. Пришли домой. Чайник поставили. Ходила ты по ягоды – спрашиваем ее. А она говорит — да нет. Мы переглянулись, аж дрожь по телу. Будто бы она звала, так она же вообще не ходила. Это что получается? Бальбука же, или что? И машет. Это значит, эруду, потом что-то плохое может случиться. Черезмесяца три, пять, через полгода.

Или вот, мы с подругой в тайге собираем в лесу ягоду, жимолость. Там кусты. Время идет, быстро собираешь. Ей показалось, по старой дороге шел мужчина. Воротник поднял. Она у него еще спрашивает (думала, рыбак, наверное): «Там, откуда вы идете, есть ягода?» Он, говорит, так шел (закрыв лицо воротником) и ничего не ответил.  Потом она к нам подходит и спрашивает: «Видели человека?» Я говорю: «Какого человека?». «Ну вот, по дороге, по старой, он же шел, как это не видели?» С нами еще мой муж был. Мы его берем, чтобы жимолость собирать. Страшно же. Медведь тоже жимолость кушает. Вдруг встретимся? А тут он. Все-таки не страшно, когда мужчина рядом. «Нет, не видели, говорю, некогда мне, может, мимо прошел». Потом мы пришли домой, ужинаем, она рассказывает, так и так было. Все говорят, тут поблизости рыбаков нет, по реке-то, где-то он наступил бы. На глине видно. А следов нету вообще. Был там поблизости дядя Вася, но у него свои реки, свои места. У него спрашивали: ходил? Нет, говорит, в то время меня не было. Тоже бальбукавчас. До сих пор она вспоминает. Спрашивает: «Вы потом ходили в те места, летом ходили?» Мой муж говорит: «Ачин! Нет там жимолости». Мы туда даже не пошли. Вот говорит, наяву у него кепочка, летом, и зачем-то так сделал (воротник поднял). Зачем летом так сделал (лицо закрыл). Тадукбальбукаврив, — говорит.

Наш дедушка, сколько лет прошло, больше 15 лет, наверное. Он бальбукавдерен. Ночью ему слышится рев медведя. Он нам говорит – вы слышите? Ревет. Ну как не слышите? Нет, не слышим. Аж он взял ружье и пугнул, стрельнул. А мы в соседних палатках же. А он говорит – Эхэ, рядом. Слышите? Мы – нет. Спустя некоторое время племянница-то его умерла, старшего брата дочка заболела-заболела. А старший брат говорит: ты зачем стрелял-то? Не надо было стрелять. А он говорит: я же наяву слышал. Темно, ночью мне кажется: подошел рядом и рычит, кричит, орет ли. Аж стрельнул. А старший брат в их палатке кричит: не надо стрелять! Этого очень хотел, может быть. Тот, бальбука хотел, чтобы ответили наяву на его действия. И вот в итоге племянница-то… Нельзя отвечать, если зовут, то не ходите – так наши говорят. Даже во сне нельзя отвечать. Если пойдешь — плохо будет, если не пойдешь, плохое не случиться. (Константинова Л. И., учитель эвенкийского языка Золотинской школы-интерната)

Часто эвенки под бальбука имеют в виду некие звуки: крик, зов. Кондакова В. Г. (пенсионерка) приводит пример: «Мой муж пошел оленей искать, с ним Алеша был парень, Стручков. С ним пошли оленей искать. Бригадир наш должен был прилететь на вертолете. Жена, дочка его дома. Они пошли утром. Три раза крикнули, говорит. Алеша, стой, кричат! — говорю. А я не слышал – Алеша говорит. А он услышал. Оленей пригнали, дед рассказал мне. Я говорю, это все к плохому, бальбукавук. Вертолет прилетел, бригадир водки привез. У нас выпили, дед мой пьяный стал, уснул. Я не пила. Лежу. Бригадир у нас сидел и его неродной сын, парень, пасынок. Выпили, ушли, хозяин-то уже спит, что будут делать. Мы тоже легли. Нюргустана говорит: что-то мама там шумят, ругаются. Ну ругаются, мало ли что. Мама, что-то случилось, иди, говорит. Я быстро оделась, пошла. Алешку завели, в палатке там лежит, ватой заткнули. Бригадир ножом сына зарезал, в легкие попал. Вот бальбука и слышал мой дед. Я сказала – что-то случится. Это к плохому – бальбукавук. Умер он. Вертолет вызвали. Он убежал. Бригадир испугался, убежал в другое стадо. Там пьянствовал. Все рассказал. Назавтра вертолет прилетел, все осмотрели. Старик мой стоит, смотрит. Дед говорит: это ты пырнул его ножом. Нет, кто пырнул, тот убежал. Он сам пришел потом обратно. Когда его привезли на вертолете, в реанимации он умер, в легкие воздух попал. Бригадира не осудили, взятку дал. Участковый был у нас якут. Дело закрыли. Старики раньше говорили – это к плохому – бальбукавум. Эрудубальбукавуки. Что-нибудь случится плохое.

М. И.Анатольев (каюр-проводник, пенсионер) сам слышал крики бальбука, и история также заканчивается трагедией: Бальбука как человек разговаривает, также разговаривает. Как живой человек, кажется человеком. Однажды в 1954 году, экспедиция работает, старики приехали. Тут рядом Афанасьев пастушил, вон на том ключе. Говорит, вот, не могу найти. Оленей сдали много, две связки, довезти не могу один, помоги, говорит. Ну давай, делать нечего. Это как раз октябрь месяц был. Ну давай. Я маленько выпивший был. Поехали. Олень развязался, на ключе, Каладникан  переходил. Олень отвязался у тебя, прошел выше меня. Я пойду вперед, пока поймаешь. Я в воде-то не слезу, надо вылезти мне оттуда. Давай, езжай вперед. Я вылез. Который отвязался, тоже пришел, Поймал, завязал и поехал. Проехал с километр. Кричи-и-т сзади человек. В чем дело, что он кричит? Я давай разворачиваться. Все дальше и дальше идет. Тьфу, бальбубку поматерил, пьяный был. Повернулся, опять поехал. До ключа дохожу, вот рядом крикнул прямо. Волоса дыбом встали. К старику приехал. Михаила нету? Нету. Что-то кричит, сильно кричал, говорю. Это абаасы кричал, бальбуку, говорю. О, вид плохой у тебя, ты заболел однако, говорит старик. Отец этого, мой товарищ-то был. Переночевали. Сын Артем у него, там пастушили. Помоги оленей искать, пойдем сегодня. Давай пойдем, все равно делать нечего мне. В поселке что делать? Мы пошли, этот остался. И старик пешим ушел от платки дальше, шишковал он там орехи. Надо собрать, говорит. Оленей искали ходили. Долго, в темноте пришли. Старика нету. Куда делся Михаил-то? Анна Николаевна спрашивает. Вот сюды пошел, наверно в гости пошел туда. Там стояли люди, много, перед охотой, чтоб ехать. Собираются же в одно место. Слет охотников получается. Наверно туда ушел. Переночевали – нету. Что, оленей искать? Нет, что-то тут не так. Сперва туда езжай старика искать, говорю Артему, к этим людям. Быстро приехал – нету. Оттуда другой пришел пацан. Я говорю – пацан,  иди посмотри старика, к Олкачану, может туда ушел? Тоже пришел – нету. Я говорю, Семен, давай, записку написал – Михаила нету дома второй день. Сюда в поселок отправил, чтобы людей отправили. Темнеть начало, раньше ни фонариков ничего нету. Вот просвет, зарево бывает, когда темнеть начинает. Рога поднялись, олень встал. Я Артему: давай палкой! Остановился. Спичкой стал чиркать. Лежит. Прямо в лоб себя застрелил тозовкой. Артема отец. Опять отправлять надо человека в поселок, что нашли мол. Милицию надо. Милиция пьяная приехала. В темноте привезли в палатку. Эти крики были предвестием, что так будет. Я вернулся на крик, но голос не подавал. Главное, голос не подавать. Вот такие дела бывают. Интересно?»

«Давно-давно, когда я в школе училась, мы жили в старом поселке. Там у нас печка была, печное отопление. С нами бабушка еще жила, матери мать. Ночью я проснулась оттого, что чашка же есть, а в чашке ложка. И там такой звук, как будто чай пьют, прихлебывают. Потом опять ложкой. Я встала, никого нет. Ну стоит кружка с ложкой, а потом опять так: ложкой тук, тук, тук, тук. И чай пьют. Через три дня у нас бабушка умерла. В доме была мама, бабушка. Они не слышали.  Я ночью проснулась, так как у печки спала, а стол возле печки. Когда бабушка еще живая, она говорит: Си бальбукаваичерис. Ты слышала бальбука. Это может за мной, она так и сказала: Би будеӈавкэдем, я скоро умру. Так оно и получилось». (Глебова Т. Е., сотрудник администрации с. Иенгра)

Интереснейший рассказ записан от А. И. Лазорева (пенсионер, глава общины Кэптукэ) — вся семья общалась с бальбука, проявившимся в виде голосов знакомой им семьи: «Я один раз в жизни с бальбука разговаривал. И главное, разговаривали всей семьей. Мы на Кукушке на речке стояли табором, отец  со старшим братом уехали на охоту. А мы с матерью здесь остались, на таборе. Собирались тут ребятишки. Я еще в школу не ходил. И слышим, Александровы, дядя Володя с ребятишками, кочуют выше, туда, по дороге. Там дорога по той стороне Кукушки идет. Главное, колокольчики, ботала. Ботала их знакомы. Мы, пацаны-то, начали кричать: куда едете, что не заедете к нам? Ну, с нами их пацаны начали разговаривать. Потом мать с тетей Дусей начала разговаривать. Мать просила, чтобы заехали, а они говорят, нет Лида, Надя, торопимся, туды-сюды, так и уехали. Потом часа через два мать: Толь, пойдем, посмотрим дорогу. Ну, пошли посмотрели дорогу. Ну, люди-то проехали, следы то оленьи должны остаться на песке по дороге. Пришли, как дорога чистая была, так она и есть. А мы разговаривали, все, всей семьей. Как жизнь, куда кочуете, что добыли? И они отвечали, прекрасно, хорошо. И каждого голос одинаковый, как мы знаем, женщин голоса: Галин голос, Витькин голос Сергея голос, тети Дуси голос. Спрашивали: Где дядя Володя? А он вперед поехал, с охотой, с Генкой. Потом спрашивали их. Они в это время были на Аджаяне, возле Кировска. В этом же году, в августе, старший брат мой сводный старшую сестру мою случайно застрелил. Случайно. В этом же году, черезмесяца два. Это знак был, что-то будет у вас, какое-то несчастье. Это и есть бальбука, самый натуральный».

Бальбука может не только разговаривать с человеком, но и сесть к нему на нарты. О таком случае рассказала старейшая жительница п. Иенгра Маркова З.М. (пенсионерка): « Я однажды слушала: при совхозе была заготовка дров. Едет оленевод домой, в сумерках едет. Вдруг встречается человек, говорит: садись. Куда идешь, едешь? Домой. Можно сесть? Ну, садись. Сзади посадил, говорит. Едем, едем, разговариваем, разговариваем.  Что-то меня спрашивает. Оглянулся – нету. Кого я посадил, не знаю. Бальбука. На нарты сзади посадил. И нету никого. Он молчит, молчит, потом исчез».

По свидетельству информантов бальбука иногда мерещится в виде огня, костра. «Слышала про один случай. Света Валова есть же? У нее отец был Петр. Он возвращался отсюда из деревни, раньше был поселок Золотинка. Ехал в стадо на оленях. Ехал долго. Видимо далеко надо было ехать. Говорит, еду, вижу: вдалеке костер горит. И как будто человек сидит. Подъезжаю на то место, а там ничего нет. Как бы видение это. А наши эвенки говорили, что если ты видишь такое, это к плохому, к твоей смерти, наверное. В результате он, когда простыл, умер». (Захарова С. Н., зверовод, соцработник)

В ряде рассказов о бальбука фигурирует заброшенная избушка.«Двое мужчин в старой избушке ночевали, сюда ехали, в поселок. Мужик один вышел в туалет, в валенках же. Валенки поставил на печку, сушиться надо. Ночью выходит — они опять на полу. Он смотрит – бабка там, седая валенки его опять ложит. Они до утра еле вытерпели. Они видели бальбука. Бабку эту. Старая избушка была. Они утром быстрее собрались да уехали оттуда. А у меня такого не было. Это рассказывали наши оленеводы». (Леханова М. Е., пенсионерка, оленевод, Леханов Я., пенсионер, оленевод, охотник)

«Дядя рассказывал: поехал на охоту, поздно ехал обратно и заехал в охотничью избушку. Чай попил, лег спать. Такое ощущение, что кто-то давит грудь. Темно. Глаза открывает – перед глазами лохматое лицо. Стал отбиваться, с криком убежал. Старая избушка. Уехал оттуда. Потом старший двоюродный брат заехал в эту избушку, прилег. Слышит – вокруг избушки кто-то ходит по снегу. В окошко посмотрел, кто-то смотрит в окно, в избушку. Испугался, палатка у него была, поставил подальше и переночевал нормально. Это тоже бальбука. Может, там кто-то умер до этого. То есть привидение». (Алексеева Т. Е., чум-работница)

«Я бальбука видел. Избушка со старого поселка. Раньше там оленеводы наши собирались, дедушки. Они поселок старый разобрали. Избушку разобрали и построили, со старого поселка (перенесли). Там даже слышишь вечером: Шыррр – на поречках (на оленях) кто-то приехал. Слышно: хыр-хыр, как будто ходят. Я первый раз-то не знал. Ванька: что такое? Говорю: Там кто-то приехал, слышно колокол: тытам-тытам. Я думал, наши, а никого нет». (ШмагинН. С., оленевод)

 «Дядя мой, в тайге был когда, решил в баню сходить, съездить. Там избушка и баня рядом. Затопил, все, и ждать стал, чтоб согрелась баня-то. Хорошо, что оленей не распряг. Думает, потом распрягу. Хотел чайник поставить. В избушку зашел, а дверь открытую оставил, темно было, сумерки. Зашел, и дверь захлопнулась резко. Он испугался, не помнит, как сел на оленей и умчался. И когда уезжал, там по речке едешь, краем глаза видел, как будто кто-то смотрит вокруг. Окна из стекол сделаны, рама такая, и как будто кто-то смотрит в окно. Ветра не было. Это был бальбука».(Васильева Т. В., гардеробщица в школе, с.Иенгра)

Нами записано несколько рассказов о видении стада оленей (либо звуке приближающегося стада), которое тоже относится информантами к разряду бальбука:«Как-то у нас Артем, брат, там ехал. Еду, еду говорит, они в Хатанаке были. Нам рассказывает. Смотрю, много оленей едут. Я не понял, говорит, откуда? Наших вроде бы знает. А эти откуда? Ну, говорит, жду, когда подъедут, поговорю, куда, кто, куда едут. И, говорит, ехали — и нету. Я говорит, кого-чего порвать-то! (ищет тряпочку). Платок нашел, даже не порвал, повесил и поехал.Мы туда перекочевали, зимой. Там встали. А я боюсь, наслушалась. Одна же остаешься, когда улетают некоторые. Я тогда одна осталась. Наши мужики оленей… Я сижу, маленький тут у меня, Ванька, он спит. На этом же месте, вот те крест. Слышу, как будто бы оленей гонят, разговаривают. Ну я говорю: слава Богу, приехали! Вышла, смотрю, даже боюсь подойти. И тишина. О господи! Ведь я же слышала: олень хыр-хыр, и разговаривают. Обычно разговаривают же они, когда приехали. Испугалась, забежала. Думаю, надо завязать. Руки трясутся, не могу. Взяла, порвала что попало. Что там рядом было, завязала. Потом они приехали. Я говорю, так и так. Вот, говорит, капитан то был, топор-то потерял. Я говорю, кочевать отсюда надо, я боюсь. Нет, оленей потом надо перегонять, говорят».

«В одно лето, я еще пацаном был, мы с другом видели. Приехали на марь, долина, и такое видение… Начали седла поправлять. Я маленький, пока слез, он мне подправил. Я говорю – ты видел, он говорит — видел. Пока туда-сюда повозились, опять туда же смотрим – а там уже ничего нету. Оленей видели, стадо свое большое. Школьники были, постоянно мотались со взрослыми. Через некоторое время, буквально минуты 1,5 прошло, пока мы возились, опять туда смотрим, там ни оленей, ничего нет. Там место такое. Может, там кто-нибудь оленеводы жили, может кто-то жил там, может там оленей пасли. Бывает же изгородь, там же тоже видят что-нибудь». (Васильев А. В., оленевод)

В ряде случаев бальбука описывается как некое существо, обитающее в тайге, большое, лохматое, одноглазое или красноглазое. На него реагируют даже собаки. Им пугают детей, его можно привлечь шумом в ночное время. Он вызывает страх и панику. На него нельзя смотреть, привлекать внимание, а увидев его, лучше перекочевать в другое место.

«Мама говорила, можно встретить, где заброшенные, старые старинные стойбища. Но в основном говорила, где водоемы. Как за водой идешь, так и бывает, на любых местах. Стойбища обычно у водоемов. Она рассказывала, что она пошла за водой, когда они приехали на новое место. Была молодая она. И когда спускалась к реке, заметила какое-то движение в кустах, увидела очертания и сразу поняла, что это бальбука. Очень испугалась, но не показала виду. Спустилась к реке, еле набрала воду, потому что паника началась сильная. Она говорит, я еле успокоилась. Боюсь оглянуться, но чувствую энергетику. Глаза увидела красные. Сначала думала медведь, но когда увидела светящиеся глаза, поняла, что это бальбука. И она зачерпнула воду, быстро-быстро пошла, опустив голову, чтобы не смотреть глядеть на него. Долго не могла успокоиться». (Александрова Татьяна Федоровна, зам. директора по эвенкийскому языку Золотинской школы-интерната, с.Иенгра)

«Наша Вика рассказывает, в глубоком детстве было. Тетка моя в то время работала зоотехником. Ну и в зимнее время они поехали на пересчет. В вечернее время она открывает дверцу палатки, а там по изгороди передвигается человек как будто бы с одним глазом. Очень большого роста, но тем не менее следы не видно. Даже собака почувствовала, щенок, он с улицы прям вбежал в палатку, ввалился в палатку. Потом дед Семен видел тоже, он говорит: так быстро приближается к палаткам. Так мгновенно. Не так просто бежит, а за дерево, потом за другое дерево и приближается. И это, исчез. И следов не видно. А что было, необъяснимо. Большой, высокий, они даже смогли разглядеть, что у него глаз на лбу. Даже такое они видели. А следов не видно. Появился именно в вечернее время. Ближе к закату. Зимой темнеет рано же. И вот просто Вика хотела видать выйти за дровами, и закрыла дверь, и собака ввалилась как на зло. Наверно это бальбука, так и бывает».(Ломаева Л. М., завхоз детского сада)

«Когда мне было 10 лет, у меня была тетя Олимпиада, материна сестра. В честь российской первой олимпиады ее назвали. Вот я поехала к ней, это моя тетя была любимая. Они стояли на Гонаме. Река Гонам. Муж у нее был такой хороший. Поехали мы. И вот мы балуемся, балуемся, уже 12 часов ночи. А со мной параллельно, я родилась в июле, у меня был братишка. Он сейчас в тайге работает, охотник, оленевод, Алексей Колесов. Мы с ним балуемся, балуемся, а дядя Алик говорит: что ты все время балуешься, успокойтесь, уже 12 часов, нельзя баловаться ночью. Это зима, зимние каникулы. Мы ржали-ржали, тут надо печку топить. Дядя сказал: хватит ржать, ну-ка идите, дрова тащите. Печку же всю ночь топят. Мы пошли за дровами. Идем за дровами за сырыми. Ночью, луна светит, снег скрипит, шуршит. Слышим, как собака заскочит в палатку! У меня были свои валенки, а Алеша одел отцовские валенки. Еле-еле он шел в этих валенках, за дровами там далековато. Мы пошли. Собака когда заскочила, мы поняли, что кто-то ходит посторонний. И утром мы легли спать, все затопили, испугались, а дядя говорит: я же вам говорил, нельзя после 12 ночи смеяться и баловаться. Потом проснулись, вот как я с ним спала, мы маленькие, мы вместе с ним спали. Рожицы наши были, на палатке брезентовой, вот такие были рожицы детские. Высвеченные, как будто солнцем выжженные. За ночь! Эту палатку сразу же сожгли, мы на следующее утро кочевали. И мне сказал дядя Алик, что это бальбука. Говорит: вот зачем вы смеетесь! Бывает же, рисуем на альбоме: рожица, носик, бровки. И только вот именно над нами, мы проснулись, именно над нами. А палатка новая, брезентовая, зеленая. Мы испугались и поехали. Палатку даже сожгли, ну новая у них была, какие-то запасы оставались». (Васильева С.В., чум-работница, зам.директораЗолотинской средней школы по социальной работе)Перед бальбука испытывают большой страх, хотя напрямую навредить он никак не может. В отличие от духов умерших встреча с ним не предвещала несчастий увидевшим его людям.

Таким образом, собранные в ходе полевого исследования материалы свидетельствуют о том, что на сегодняшний день традиционные верования  эвенков сохраняются во многом благодаря бытованию в народе рассказов о столкновении человека с необъяснимыми природными явлениями, духами-хозяевами природы, духом леса бальбука.Рассказы, воспринимаемые носителями культуры как достоверные истории, получили широкое распространение. Вера в существование духов, необходимость взаимодействия с ними способствуют консервации обрядово-ритуальной деятельности. Уважение к духам и страх перед ними влекут за собой соблюдение обычаев Одё и запретов ӈэ̄лэму.

Собранный материал расширяет представление об эвенкийском фольклоре, позволяет уточнить особенности мифологической картины мира эвенков, а так же жанровые особенности эвенкийского фольклора рассказов. Исследование современного необрядового фольклора способствует сохранению историко-культурного наследия эвенков.

Литература

  1. Мазин, А. И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. — Новосибирск, 1981.
  2. Варламова (Кэптукэ), Г.И. Эпические и обрядовые жанры эвенкийского фолькло­ра. Новосибирск: Наука 2002.