В данной статье анализируется особенности перевода сложноподчиненных предложений времени с  якутского языка на русский язык на материале текста  повести В.С. Яковлева- Далан «Глухой Вилюй», которая была переведена Л. Либединской [Далан].

В якутском языке под  сложноподчиненными предложениями подразумеваются сложные предложения,  предикативные части которых единицы соединяются между собой теми же способами связи, какими сочетаются компоненты подчинительных словосочетаний, то есть при помощи  примыкания, управлениям, согласования, изафета [3, 14].

Обсуждаемые конструкции представляются в виде полипредикативных конструкций (ППК).  ППК означает «род, к которому принадлежит и сложное предложение, и конструкции, в разных отношениях отклоняющиеся от эталонного представления о сложном предложении, но содержащие как минимум два предикативных звена» [4, 4]. ППК по форме составляющих их частей – по характеру связи частей – подразделяются на синтетические (собственно-синтетические и  синтетико-аналитические / аналитико-синтетические) и аналитические. Аналитико-синтетическими ППК называются конструкции, сказуемое зависимой части которых замыкается служебными словами – послелогами, органически входящими в его состав [2,  30].

В данной статье рассматриваются временные  ППК / СПП с послеложными показателями, то есть аналитико-синтетические построения и способы их перевода в русском языке на материале указанной повести.

В якутском языке по способу сочетания со знаменательным словом выделяются примыкающие, управляющие и изафетные послелоги. Выделяются послелоги, которые участвуют в образовании временных СПП (тухары, устатын тухары, саҕана, ыла, кытта, кытары, быыһыгар, икки ардыгар, иннинэ, кэннэ, устатыгар, диэри, дылы, аайы и др.). Конструкциями с данными послелогами выражаются отношения  одновременности и разновременности. Отношение одновременности  подразделяется на  полную и частичную одновременность, при разновременности различается следование и предшествование [1, 728-733].

Ниже анализируются особенности   перевода обсуждаемых конструкций  с послелогами диэри,   кэннэ, ыла, былаһын тухары в русском языке на материале исходного и переводного текстов данной повести.

СПП с послелогом диэри – СПП с союзом пока: Ол эрээри кыыл табалар кыараҕас өрүһү төһө өр гынан туоруохтарай, хаһан дьон мустуохтарыгар диэри күүтэн туруохтара суоҕа диэн, кини ол санааттан төлөрүйбүтэ. ‘Но ди­кие оле­ни — быс­трые зве­ри, что им уз­кая реч­ка, не ста­нут они до­жидать­ся, по­ка лю­ди со­берут­ся на охо­ту’.  Послелог диэри ‘до, пока’ оформляя зависимую часть ППК одновременности, участвует в выражении ограничительной одновременности, при которой указывается конец совершения главного события. Зависимая часть характеризуется аспектуальным значением длительности.

СПП с диэри – СПП с до того как: Бакамда аҕата, бэйэтэ даҕаны, кин уола даҕаны Үс Бэлиэлээх хоһуун аатын ылыахтарыгар диэри сир-сири кэрийбэхтээбиттэрэ ахан, өлө-өлө тиллибиттэрэ, тимирэ-тимирэ күөрэйбиттэрэ.  ‘Отец Бакамды, сам он и сын его Юрэн, еще до того как удостоились звания хосуунов – удальцов с Тремя Отметинами (а три отметины означали, что признаны они главными в своем племени) немало побродили по земле, не раз были обречены на гибель и воскресали, не раз тонули и выплывали’. Предложение с диэри выражает такое предшествование, при котором совершение зависимого события означает окончание совершения главного события.

Кимиэхэ да сытан биэримэ: өлүөххэр диэри өстөөхтөрдүүн өлөрсөн баран, өс кыайтарыаххар диэри кырыыстаахтаргын кытта кыдыйсан баран кырбастан! ‘Ни перед кем не ложись сложа руки: умри, но до последнего мига убивай врагов, пусть неминуемо поражение, сражайся до конца!’ Данное предложение с диэри выражает прешествование, при котором совершение зависимого события означает окончание совершения главного события. Такие конструкции не имеют близкого синтетического аналога.  

СПП с кэннэ – СПП с когда: Ыкса киэһэ, барыта бүппүтүнэн кэннэ, соҕотох хаалбыт тиһэх тордоххо маҥан таба таҥастаах уонна хара бэкир киһи көтөн түспүттэрэ. ‘Поз­дно ве­чером, ког­да все бы­ло кон­че­но, в один из тордо­хов вле­тели двое: че­ловек в до­хе из бе­лой олень­ей шку­ры и вы­сокий смуг­лый во­ин’. В этом контексте представлено отношение разновременности. ППК с кэннэ выражается такое отношение следования, которое может быть конкретизировано определенными лексико-грамматическими показателями.

Саас дьэ кэллэ диэбит кэннэ итии күннэр эмиэ тымныынан солбуллубуттара, силлиэ-буурҕа ытыллыбыта: мөлдьөгөйдөртөн хаары хастаан куула сирдэргэ, аппаларга- хотооллорго халыҥнык тибэн дьаптайбыта. Когда казалось, что весна уже прочно завладела землей, теплые дни вдруг сменились морозными, завыла, заметалась пурга, злой ветер сметал с холмов и пригорков, слой за слоем напластовывая его в оврагах, низинах, лощинах’.  Данное предложение также выражает отношение следования.

Дьахтардаах эр киһи балачча уһуннук олорбуттарын эрэ кэннэ Даҕанча төрөөбүтэ. ‘… и все же довольно долго прожили они, пока родился у них Даганча’. В данном примере для передачи отношения следования используется ППК с кэннэ, которое может быть конкретизировано определенными лексико-грамматическими показателями.

СПП с ыла  – СПП с той поры, как:  

Арай соҕотох уолун кэлэн умса ууран барыахтарыттан ыла кини кэтит санныгар уон алта төгүл кырыа хаар түһэн ууллубутун, уон алта сыл ааспытын бэрт үчүгэйдик билэр. ‘Одно лишь помнил прекрасно: вот уже шестнадцать раз падал на его широкие плечи снег, падал и таял, шестнадцать лет минуло с той поры, как был убит его единственный сын’. Конструкцией с ыла выражается такое отношение следования, при котором указывается начальная граница совершения главного события.

Мэлмэнэйдээх Илээҥки кубулҕаттара кинилэри туматтар сүрүн түөлбэлэриттэн араарыаҕыттан ыла туспа баран даҕаны түптээн-таптаан олох диэн олордулар дуо? ‘Разве жили они спокойно с тех пор, как в незапамятные времена оторвались от родной неведомой земли’. Послелогом ыла выражено отношение следования.

Кинилэр умналларын саҕана, биһиги өйдүүрбүт саҕана буоллун! ‘Пусть сбудется месть, когда враги уже забудут о ней, а ты помни!’ Данными конструкциями передается  отношение простой одновременности.

Бакамда дьонуттан быстан туһунан олорбутун былаһын тухары биир эмэ сыл өлөр куттала суох олорбуттарын өйдөөбөт. ‘Ни одного года не припомнит Бакамда, когда бы не витал над ними страх мести’. В этой ППК  с послелогом тухары подчеркивается длительность и конец совершения главного события.

Таким образом, как показывают материалы данной повести, рассмотренные временные конструкции якутского языка при переводе в русском языке  в основном сохраняют исходные  синтаксические значения.  Средства выражения подобных значений в исходном и переводимом текстах различные, что обусловлено  особенностями якутского и русского языка, которые являются разносистемными языками.

 

Литература

  1. Грамматика современного русского литературного языка. М.: Наука, 1970.
  2. Ефремов Н.Н. Полипредикативные конструкции в якутском языке, Новосибирск: СО РАН, 1998.
  3. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка.Сложное предложение. Ч. Кн.1, 2. Новосибирск: Наука, 1976.
  4. Черемисина М.И., Бродская Л., Горелова Л. и др. Предикативное склонение причастий в алтайских языках. Новосибирск: Наука, 1984.

References

  1. Grammatika sovremennogo russkogo literaturnogo jazyka. M.: Nauka, 1970.
  2. Efremov N.N. Polipredikativnye konstrukcii v jakutskom jazyke, Novosibirsk: SO RAN, 1998.
  3. Ubrjatova E.I. Issledovanija po sintaksisu jakutskogo jazyka.Slozhnoe predlozhenie. Ch.2. Kn.1, 2. Novosibirsk: Nauka, 1976.

4.      Cheremisina M.I., Brodskaja L., Gorelova L. i dr. Predikativnoe sklonenie prichastij v altajskih jazykah. Novosibirsk: Nauka, 1984