Слепцов А.Н.,

заведующий кафедрой арктического права

и права стран АТР ЮФ СВФУ,

кандидат юридических наук,

заслуженный юрист РС(Я),

uyandi@mail.ru

 

По состоянию на  2014 год, было официально зарегистрировано  1266 общин в 27 субъектах Российской Федерации. При этом 2/3 общин являются семейно-родовыми  и  1/3 -территориально-соседскими;  550 из них занимаются рыболовством,    370 — промысловой охотой, 110 — оленеводством, а остальные заняты в сфере национально-художественных промыслов, осуществляют культурно-познавательную деятельность [1].

В Российской Федерации общины народов Севера как хозяйства, основанные на членстве  для коллективного осуществления традиционной хозяйственной деятельности, появились в 90-е годы прошлого столетия, на переломном этапе перехода страны к рыночным отношениям.

Будучи активным участником тех исторических событий в жизни страны, могу  утверждать, что образование  родовых общин в северных регионах, способст­вовали физическому выживанию представителей малочисленных народов    Севера   «в лихие 90-ые годы»  прошлого столетия,  создали предпосылки к возрождению  традиционного  уклада жизни и самобытной культуры народов Севера.

Первым законодательным актом новой России регулирующим деятельность общин стал региональный Закон Республики Саха (Якутия)  «О кочевой родовой общине  малочис­ленных народов Севера» от 23 декабря 1992 г.[2],  в разработке которого мне посчастливилось принимать активное участие, будучи самым молодым народным депутатом легендарного Верховного Совета ЯАССР 12 созыва, правоведом, представлявшим в парламенте республики народы Севера.

Идейным вдохновителем разработки правового акта был народный депутат, великий сын эвенского народа профессор Василий Афанасьевич Роббек. Именно он научно обосновал необходимость специального   закона для народов Севера, ведущих кочевой и полукочевой образ жизни.

Василий Афанасьевич был убежден, что в основе сохранения   уникальной  культуры  аборигенов Севера  лежит необходимость правового признания  кочевого  и полукочевого образа жизни, где ведутся этнические формы хозяйства (оленеводство, охота,  рыболовство и собирательство), сохранились традиции, обычаи, верования и этнические формы материальной и духовной культуры народа[3].

В результате бурных дискуссий, народные депутаты пришли к общественному согласию по основным принципам статуса «родовой общины» которая:

создается для возрождения, сохранения и раз­вития уклада жизни, культуры, языка малочис­ленных народов Севера;

является формой природопользования и хо­зяйствования, равноправным звеном экономи­ческой системы государства, самостоятельной хозяйственной единицей (после регистрации и обретения прав юридического лица), способной заниматься любым видом деятельности для обес­печения занятости своих членов;

получает безвозмездно в бессрочное пользова­ние земли, наделяется преимущественным пра­вом на использование биологических ресурсов, имеет финансовые, налоговые и иные льготы.

В этом законе, родовая община малочисленных народов Севера была определена как самобытная форма природопользования и хозяйствования, равноправное звено экономической системы государства, со своей собственностью.

По происшествии 25 лет основные принципы статуса общины, разработанные законодателями из числа народов Севера Якутии под руководством профессора В.А. Роббек практически не изменились за исключением права заниматься любым видом деятельности для обес­печения занятости своих членов.

В настоящее время, специфика статуса общины малочисленных народов России в отличии от других юридических лиц определяется комплексным сочетанием:

—  статуса малочисленных народов (физического лица и этноса);

— статуса юридического лица (Община малочисленных народов Российской Федерации  как особый вид юридического лица, введена Федеральным законом от 5 мая  2014 года, N 99-ФЗ  «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»),   принятие  которого явилось нормативным закреплением правового статуса общин коренных малочисленных народов Севера, отнесенных законодателем к закрытому перечню некоммерческих корпоративных организаций не имеющих в качестве основной цели получение прибыли, но имеющих право  заниматься предпринимательской деятельностью  только сфере традиционной хозяйственной деятельности, при этом прибыль не распределяется между  членами общины);

— публично-правовых мер государственной  экономической (льготы) и финансовой (субсидии) поддержки деятельности общин как социально ориентированных организаций, так и на равных условиях с коммерческими организациями общины получают субсидии на производственную деятельность;

— наличием особых прав общин во взаимодействии с органами государственной и  муниципальной власти. Эти объединения наделены правами участво­вать в подготовке решений органов власти касающихся деятельности общин и народов Севера, в частности по вопросам разработки региональных и муниципальных правовых актов, в части предо­ставления мер государственной поддержки и разра­ботки мероприятий региональных и муниципальных целевых программ.

На органы государственной власти возложена обязанность информировать общины о предстоящем промышленном использовании территорий традиционного природопользования, а также оказывать им помощь в заключении договоров с недропользователями, и содействовать в решении вопросов компенсации убытков, причиненных общинам в результате нанесения ущерба хозяйственной деятельности. Например, в Якутии, через механизм государственной этологической экспертизы.

Налоговым кодек­сом РФ от 5 августа 2000 г.[4], установлены льготы и преференции в соответствии с которым не подлежат налогообложению доходы, получаемые членами общин малочисленных народов Севера, занимающихся традиционны­ми отраслями хозяйствования, от реализации продукции, полученной в результате ведения ими традиционных видов промысла (ст. 217); не признаются объектами обложения объекты жи­вотного мира и объекты водных биологических ресурсов, пользование которыми осуществляется для удовлетворения личных нужд представите­лями коренных малочисленных народов Севера (ст. 333.2); освобождаются от налога общины коренных малочисленных народов — в отношении земельных участков, используемых для сохране­ния и развития их традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов (ст. 395); общины признаются субъектами, с которыми   недрополь­зователи заключают договоры (соглашения) с це­лью возмещения комплексного ущерба и выплаты компенсаций (ст. 261).

Рассмотренные стороны деятельности общины свидетельствуют о      высокой социальной значимости этого общественного института для жизнедеятельности народов Севера.

Община как форма самоорганизации народов Севера на деле стала гарантией экономического  развития, при этом способствует сохранению родного языка и самобытной культуры, обычаев и традиций аборигенов, реализует принципы самоуправления.

Дальнейшее совершенствование законодательства об общи­нах на наш взгляд, должно строиться исходя из права каждого россиянина на развитие и экономической свободы, целесообразно законодательно признать возможность общин осу­ществлять предпринимательскую деятельность не только в сфере традиционной хозяйственной дея­тельности, но и  в других сферах  экономики.

Социально ориентированные организации, к которым относятся общины народов Севера, должны получить более надежную финансовую поддержку со стороны государства в виде субсидий не только на культурные мероприятия, но и на модернизацию и технологическое развитие традиционных видов хозяйствования, а также в форме организации   системы государственных   заказов на  продукцию  аборигенов Арктики.

А главной заботой муниципалитетов и районных ассоциаций народов Севера в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности должна стать развитие экономика национального поселения в основе которого лежат традиционные виды хозяйственной деятельности, а также, целевая подготовка кадров для общин народов Севера.

Литература

 

[1]  Лиманзо А.Г. Доклад на Всероссийском собрании общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (20 апреля 2015 г.) // Официальный сайт Центра содействия коренным малочисленным народам Севера // http: //www.csipn.ru (Дата обращения: марта  2016 г.).

[2] Якутские ведомости. 1993. № 1 (34). С. 5-8.

[3] Роббек В.А. Журнал «Вопросы истории и культуры северных стран и территорий» № 2 (6), 2009 г.

[4] Собрание законодательства РФ. 1995. № 12. Ст. 1024.