В 2015 г. эвенкийский отряд в составе Андреевой Т.Е. и Стручкова К.Н. в рамках реализации проекта «Полевые исследования языков коренных малочисленных народов Севера в местах их компактного проживания в контексте геокультурных исследований Арктики» Государственной целевой программы «Сохранение, изучение и развитие государственных и официальных языков в Республике Саха (Якутия) на 2012-2019 годы» совершил поездку в Хабаровский край – в с. имени Полины Осипенко. Основной задачей был определен  сбор лингвистического, фольклорного и этнографического материала по языку эвенков

Широкое расселение эвенков, их исторические и позднейшие связи с разноязычными соседями, неоднократные передвижения на указанной территории отдельных групп разных родов привели к образованию множества говоров. В местах своего компактного проживания эвенки соседствуют с представителями иноязычных народов: якутами, бурятами, долганами, нанайцами, удэгейцами, орочами, эвенами, и всюду – с русскими. Эти связи не проходят бесследно для говоров, на которые оказывают влияние фонетические нормы языка соседей и в лексику которых проникают их лексические единицы. Благодаря пестрому составу большинства территориальных групп, мелкие особенности говоров продолжают сохраняться, они крайне разнообразны, особенно это относится к фонетическим соответствиям. Но, несмотря на это, основной словарный и грамматический строй языка един. По наблюдениям Г.М. Василевич, «многочисленные фонетические и лексические различия создают некоторые препятствия для общения, которые, однако, быстро преодолеваются. Эвенки из разных районов только в первые дни плохо понимают друг друга.

Тунгусоведы говор эвенков с. Полины Осипенко относят к тугуро-чумиканскому.. По уточненной классификации говоров эвенкийского языка Н.Я. Булатова отнесла говоры хабаровских эвенков к восточному наречию [1997: 12-53].  На территории края  эвенков подразделяют на следующие группы: аяно-майские, тугуро-чумиканские, верхнебуреинские и эвенки района им. П. Осипенко. Эти эвенки, по сведениям информаторов села, ведут свое происхождение от родов:  Бута, Эдян, Лалегир, Мэкэгир, Сологор, Ботуŋ, Дерили и др. «Восточная диалектная группа представляет собой весьма мозаичную картину говоров, в которых в большей или меньшей степени сохраняются следы происхождения от диалектов как северной, так и южной групп. Говоры, распространенные на территории вокруг одного административно-экономического центра, уже выработали общую лексику и некоторые общие формы, и наоборот, говоры, распространенные в замкнутой территории, продолжают сохранять некоторые особенности, которые уже исчезли в диалектах, от которых они ведут свое начало» [Василевич 1948: 15-16].

Особенности говоров Хабаровского края даны в немногочисленных работах: тугуро-чумиканского — Т.З. Пукшанской [Пукшанская, 1956], Д.М. Берелтуевой  [Берелтуева, 2009], Е.В. Соловьевой [Соловьева,1994], аяно-майского — А.В. Романовой [Романова, 1964].

Язык эвенков с. им. П. Осипенко по мнению Берелтуевой Д.М. близок к тугуро-чумаканскому говору и не имеет полного описания.

Численность эвенков Хабаровского края по переписи 2002 г. составляла 4553 чел. В районе им. П. Осипенко численность эвенков по данным Управления по делам коренных малочисленных народов Севера составляет к 2015 г., проживающих  в с. Владимировка 290 чел., Удинск – 39 чел., с. Им. П. Осипенко – 181 чел. Большую помощь в сборе языкового материала оказывали Малкова Евгения Кирилловна, Даминова Таисия Викторовна, Семенова Екатерина Алексеевна, Людмила Антоновна Сайгушева. Предварительный анализ собранного материала позволил дать следующую краткую характеристику.

Основными фонетическими особенностями говора эвенков села П.Осипенко являются следующие.

В области гласных: 1) акание: кукра, лит. кукрэ  мелко порубленное сушеное мясо знает; дюлавар, лит. дюлaвэр к себе домой; 2) губное притяжение: уңкукул, лит. уңкукэл высыпь, вылей; уңтулву, лит. хуңтулвэ других; 3) редукция у основ: дукчaн, лит. дукучaн написал. В области согласных: 1) в интервокальной позиции фонеме с литературного языка соответствует фонема h, которая иногда утрачивается вовсе: аhиc ~ аиc, лит. аси женщина; боhокто, лит. босокто почка; эhа, лит. эса глаз; биhи ~ бии, лит. биси есть; оhикта, лит. осикта звезда; 2) сочетания фонем -вч, -вк трансформируются в сочетания -пч, -пк: гипчан, лит. гивчэн косуля; углэиныпкил лит. hуклэсинивкил они укладываются спать и др.

Морфологические различия между эвенкийским литературным языком и  языком с. им. П. Осипенко незначительны. Можно выделить следующие: 1) показателю личного притяжания первого лица ед.ч. литературного языка соответствует –м: ңалам, лит. ңaлэв моя рука; меваним, лит. мевaнми мое сердце; 2) суффиксы местного (-ла) и продольного (-ли) падежей могут присоединяться к основам существительных независимо от их конечного звука: горотла, лит. гороттула в город; локтурлa, лит. доктордулa к доктору; интернатлa, лит. интернаттулa в интернат; 3) суффикс совместного падежа представлен в вариантах -нун и -нюн; этыркэннун ~ этыркэннюн, лит. этыркэннун со стариком.

Основной словарный фонд говора представлен общеэвенкийской лексикой. В говоре используется значительное количество якутских, русских  и эвенских заимствований. Якутизмы входят в различные пласты лексики – в наименовая природных явлений,  наименования, относящиеся к животному и растительному миру, наименования частей тела человека, животных, слова, обозначающие чувства, биологические состояния живых существ, болезни и т.д. [Стручков 2011: 29-35] Примеры: дулэй глухой, кихиргэс задавака, ихатчи пьяница, эрдэ утро, экун сурак? Какие новости? эдэр молодой, аймак родня, баран много,  атыладяра лучалду продавали русским и др., дыгин классичи четырехклассная,  илан семьял три семьи, билатви тэткэл свой пдаток накинь и др.

Д.М. Берелтуева в лексике тугуро-чумиканского говора отмечает следующие отличия, присущие только восточным говорам: для обозначения временного отрезка эвенки используют лексемы бадикир раннее утро, в лит. унэ, инэ, инэŋи день, в лит. тыргани день, сиксэ вечер,  в лит. долболтоно вечером и др. [Берелтуева 2009: 31-45]

Характеризуя языковую ситуацию в с. П. Осипенко, информаторы отмечают, что эвенки, постоянно живущие в селе, , пользуются упрощенным эвенкийским языком, не знают многих его тонкостей. Молодое поколение эвенков родным языком не владеет. Языком общения в семьях является русский язык.

Маргинальный эвенкийский язык на сегодняшний день снижает свой социальный статус, сужается сфера его употребления в качестве основного средства общения в среде носителей языка, количество которых стабильно уменьшается. Уходят из жизни последние носители древних говоров уникального языка. Многие обряды и традиции, веками связанные с оленеводством, охотой, рыболовством и сбором дикоросов, утрачиваются безвозвратно. В результате выходят из употребления целые пласты лексики, в которой отражены и запечатлены национально значимые и передаваемые тысячелетиями смыслы, зафиксировавшие часть исчезающей культуры. Языковая  ситуация у эвенков с. им. П.Осипенко мало чем отличается от языковой ситуации в остальных регионах компактного проживания эвенков. По наблюдениям русский язык является языком межнационального общения повсеместно. Все эвенки хорошо владеют русским языком. В настоящее время тенденция утраты родного языка у эвенков сохраняется. В современных условиях в с. им. П. Осипенко преобладают русскоязычные семьи. В молодых семьях эвенков родной язык не сохраняется даже в статусе языка общения в семье.

Таким образом, исследование говоров эвенкийского языка весьма актуально, полученные результаты позволят расширить знания о взаимодействии и взаимовлиянии  эвенкийского языка с другими языками.

В заключение приведем образцы речи хабаровских эвенков.

  1. 1. Семенова Е. А., род. 25.011938 г., мать — род Эдян, отец – род Ботуŋ. записала текст песни:

Омукин бидем дюдуви                     одна в своем доме живу

Мевандув-да ургэей                          и в моем сердце очень тяжело

Городук синнюн дялдуви                 далеко с тобой думами

Бидедем би, куладай                         живу я, куладай

Эдяŋа алатчаривав                            почему так ждущую

Эчэс сара, гиркией                            не знаешь, дружок

Эдяŋа аявдяривав                                       почему о моей любви

Эчэс сара, Куладай                           ты не знаешь, Куладай

  1. записано от Л.А. Сайгушевой, род. 01.07.1940 г., мать -0 эвенкийка, отец – украинец.

Эду ороно ачин эвэнкил бидерэ. Мурир нян ачир. Нонон орочил бичэвун  Тыкин экун-да ачин. Нуŋан кираиндук амина ачин оча. Би демукин бивки  бичэв.

Здесь безоленные эвенки живут. Лошадей тоже нет. Сейчас ничего нет. Она с детства осталась без отца. Я часто голодала.

  1. Малкова Е.Г., род.

Амин нимŋакалан бичэн. Би эŋкив мудандула эчэв долдыра. Тыманилва улгучэŋкин. Ахинча бихим. Сиксэдук ŋэрилдула нимŋакарвэ улгучэндечэтын.

Отец сказитель был. Я до конца не могла дослушать. До утра рассказывал. Я засыпала. С вечера до рассвета сказания рассказывали.

Литература

Берелтуева Д.М. Особенности языка и культуры восточных эвенков // ALTAI-HAKPO, Сеул, 2009, №6. с. 31-45.

Булатова Н.Я., Вахтин Н.Б., Насилов Д.М. Языки малочисленных народов Севера // Малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. СПб., 1997. C. 12-53.

Василевич Г.М. Очерки диалектов эвенкийского (тунгусского) языка. Л., 1948. 352 c.

Пукшанская Т.З. Говор эвенкова Тугуро-Чумиканского района. Автореферат дисс….канд.филол.н. Л., 1956.

Романова А.В., Мыреева А.Н., Барашков П.П. Взаимовлияние эвенкийского и якутского языков. Л., Наука, 1975. 212 с.

Соловьева Е.В.  Словарь эвенкийско-русский (чумиканский диалект). Хабаровск, 1994.