Это произведение является по сути своей художественным переложением народного мифа/сказания о некогда действительно жившем предводителе рода ага ууса. Место жительства этого человека доподлинно известно — это местность в Сыланском наслеге нынешнего Чурапчинского улуса [3, с. 23 — 28].

Будем опираться на определение концепта, даваемое Ю.С. Степановым: «Концепт — это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт — это то, посредством чего человек — рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» — сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее. Концепты не только мыслятся, они переживаются. Они — предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений. Концепт — основная ячейка культуры в ментальном мире человека.» [2, c. 47.]

Исследуемый текст — названная повесть Ойунского — доносит до современного читателя мифологический сюжет о противостоянии Человека, возомнившего себя властителем всего и всех, и Природы. При этом противостоянии Социум/народ выступает в качестве катализатора событий. Посредником между этими тремя субъектами выступает шаман. Концепт Холод выступает в данном тексте в качестве первичной причины цепи событий, в конечном счете приведших к краху Человека. Но этот крах в свою очередь приводит к возникновению двух основ зла на земле саха: первая основа — судьба Улуу Кудаҥса должна стать причиной и примером «Илбис төрдө, иирээн сиэмэтэ = Основой кровожадности и семенем раздора»; вторая — «Аны Улуу Кудаҥса курдук урааҥхай саха киһи үөскээбэтин! Кини курдук модун санаалаах төрүөбэтин! Аны кини курдук үс аан дойду айыллыбыт, үс күлэр кулугулара буолбут улуу сокуоннарын уларытар өргөстөөх тыллаах, уоттаах санаалаах үөскээбэтин! = Пусть больше не зачинается подобный Улуу Кудангсе ураангхай саха! Пусть подобный ему мыслями великий не рождается! Пусть не зачинается Человек, силой слова, огнем мысли способный разрушить великий закон устройства трех миров!» [1, c. 53].

Как тут не вспомнить о необычайнейшем персонаже Таас килиэ Ого, введенном П.А. Ойунским в первую Песнь олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» — его привязывают к каменному столбу с указанием о том, что он должен будет использован для усмирения тех, кто вознамерится когда-либо нарушить Всевышний Огненный Указ об Устройстве трех миров. Вот где пересекаются эти два великих творения Ойунского!

Поскольку якутская символика еще никем не разработана, обратимся к мировому символариуму — на основании существования культурных универсалий. Общеизвестна символика Венеры как женского начала и любви, но в Китае это наоборот мужское начало, цвет белый и означает смерть, связан с металлом. Особое внимание уделяли этой планете майя на Юкатане. Расчету ее пути как вечерней и утренней звезды отведено значительное место в рукописи «Дрезденский кодекс». Считалось, что пять лет Венеры с 2920 днями соответствуют восьми солнечным годам; в течение этого времени планета появлялась пять раз как утренняя звезда, что персонифицировалось пятью различными богами. При этом первое появление Венеры в качестве утренней звезды было знаком несчастья, так как звезда копьями стреляла в различные живые существа. Астрономы вычислили период оборота Венеры и его совпадения с другими циклами календаря майя (в солнечном и гадательном календарях); выяснилось, что совпадение этих циклов происходило раз в 104 года. [http://www.symbolarium.ru/index.php] (Дата обращения 18.11.2018).

Приходим к выводу, что в ментальном бессознательном саха сидит мыль о том, что Человеку запрещено роптать на Природу, что за подобные поступки Природа наказывает Человека и напускает на него не только мор, но и зло и раздор между людьми. Тот народ живет в благополучии, который принимает природные явления как должное и умеет при любой ситуации выживать, благоденствовать и благодарить Природе. Также в тексте проглядывает мысль о том, что Холод не есть причина несчастий, а сам Человек является причиной своих бед. Образ Улуу Кудангса служит печальным примером этого.

Сжатая до основных признаков содержания история, связанная с концептом Холод у народа саха — это истина мифологии о народном знании про связь прихода большого холода с оборотом планеты Венеры/Чолбон. Здесь нам приходится только удивляться и внутренне гордиться знаниями народной мудрости саха, не уступающими древней цивилизации майя. Современные ассоциации, навеваемые концептом Холод, больше всего связаны с экзотической характеристикой якутского края — полюс Холода, температура минус 72 градуса и т.п., или же с угрозой потепления климата. Последнее вызывает у северного человека тревогу по поводу того, что при таянии подпочвенных льдов наш край останется без земли. Ментально у нас у всех сидит мысль о спасительности ледяной тверди под ногами. Оценки, даваемые с использованием концепта Холод нам хочется привязать к понятию Культура отношения к Холоду, в частности, к Вечной мерзлоте. Здесь в первую очередь в голову приходит мысль об утере этой жизненно необходимой на Севере культуры и о необходимости ее ревитализации.

 

Литература

  1. Ойуунускай П.А. Улуу Кудаҥса // Талыллыбыт айымньылар. 2 том: Кэпсээннэр, сэһэннэр, пьесалар, ахтыы. 2-с ситэрил. тахс. Дьокуускай: «Бичик» нац.кинигэ кыһата, 1993. — 443 с. — С. 8 — 53.
  2. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры: 3-е изд. — М.: Академический проект, 2004. — С. 42-67.
  3. Сырдыгынан сыдьаайар Сылаҥмыт / «Чурапчы улууһа (оройуона) муницип. тэриллии, Сылаҥ нэһилиэгэ муницип. тэриллии; [хомуйан оҥордо К.Г. Макарова]. — Дьокуускай: Компания «Дани Алмас», 2012. — 728 с.